Русская линия
Фонд стратегической культуры Владимир Батюк04.11.2008 

Возможна ли новая разрядка?

40 лет назад, осенью 1968 года, начались советско-американские переговоры об ограничении и сокращении стратегических вооружений. Путь к этому диалогу Вашингтона и Москвы был нелегким. Пришлось преодолевать и взаимную идеологическую нетерпимость, и естественные подозрения относительно истинных намерений противоположной стороны, и иллюзии о достижимости и желательности всеобщего и полного разоружения на всем Земном шаре.

И лишь после того, как в конце 1960-х гг. Советский Союз ценой огромных усилий достиг стратегического паритета с Соединенными Штатами, Вашингтон обрёл договороспособность и переговоры начались. 1 июля 1968 г., в Вашингтоне, в день подписания Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), СССР и США выступили с совместным заявлением о начале советско-американских переговоров о стратегических вооружениях.

В сентябре — октябре 1968 г. советской и американской делегациям, при активном участии министра иностранных дел СССР А.А. Громыко и государственного секретаря США Д. Раска, удалось согласовать и цели предстоящих переговоров:

1. Ограничение и сокращение стратегических вооружений должно осуществляться, принимая во внимание наличие неразрывной связи двух базовых компонентов этих вооружений, то есть наступательных и оборонительных систем.

2. Ограничение и сокращение стратегических вооружений должно быть сбалансировано таким образом, чтобы ни одна из сторон не могла приобрести военное превосходство и чтобы обеим сторонам была гарантирована равная безопасность.

3. В ходе переговоров по стратегическим вооружениям должен быть также рассмотрен вопрос о предотвращении случайных конфликтных ситуаций, чреватых применением стратегических вооружений.

Таким образом, еще 40 лет назад Москва и Вашингтон разработали ту форму диалога по проблемам стратегических вооружений, которая оставалась неизменной вплоть до начала XXI века, до российско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов 2002 г.:

1. диалог по стратегическим вооружениям — это исключительное дело двух «сверхдержав»; другие государства, даже ядерные державы, к нему не допускаются;

2. этот диалог затрагивает средства доставки стратегических вооружений, но не ядерные взрывные устройства;

3. в ходе этого диалога Москва и Вашингтон исходят из понимания наличия тесной связи между оборонительными и наступательными стратегическими вооружениями;

4. наконец, в ходе этого диалога стороны стремятся к укреплению стратегической стабильности, а не к таким абстрактным целям, как «всеобщее и полное разоружение».

Этот концептуальный прорыв в деле ограничения и сокращения стратегических вооружений имел в дальнейшем огромное значение: конкретизировав свои цели, Москва и Вашингтон сумели обуздать, а в дальнейшем — и повернуть вспять ядерную гонку. Прорыв в стратегической сфере позволил двум сверхдержавам перейти в двусторонних отношениях от эры конфронтации к эре переговоров, от «холодной войны» — к разрядке.

В дальнейшем американская и советская стороны пришли к обоюдному пониманию того, что на одном контроле над ядерными вооружениями стабильных двусторонних отношений не построить. В сферу советско-американского диалога были включены и региональные проблемы (Ближний Восток, Индокитай, Западный Берлин и др.), и торгово-экономические и научно-технические связи между двумя странами.

Рубеж 1960-х — 1970-х гг. стал во многом определяющим для дальнейшего развития советско-американских отношений. Советско-американский диалог приобрел в те годы особое значение для международной стабильности, поскольку важнейшим его элементом стали переговоры по ядерным вооружениям.

В настоящее время отношения между Москвой и Вашингтоном во многом напоминают ситуацию, сложившуюся 40 лет тому назад. Интересы двух ядерных сверхдержав сталкиваются в самых разных областях — от возобновившейся гонки стратегических вооружений до экологии. При этом, однако, между США и РФ практически полностью отсутствует систематический, институционализированый диалог по проблемам, представляющим общий интерес.

В области ограничения вооружений мы наблюдаем в последние годы деградацию тех режимов контроля над вооружениями, которые были созданы Советским Союзом и Соединенными Штатами в годы разрядки. После одностороннего выхода американской стороны из Договора по противоракетной обороне был ликвидирован двусторонний режим контроля над стратегическими оборонительными вооружениями. В следующем 2009 году истекает срок действия Договора об ограничении стратегических наступательных вооружениях (СНВ-1); в 2013 году придет черед Договора о стратегических наступательных потенциалах. После этого не останется ни одного клочка бумаги, который лимитировал бы односторонние действия ядерных сверхдержав по наращиванию своих стратегических арсеналов.

Активность США в сфере геополитических интересов России (прежде всего, на Кавказе и на Украине) привела к тому, что в декабре 2007 года Москва объявила о моратории на выполнение условий Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

В настоящее время Москва и Вашингтон не ведут никаких серьезных переговоров по ограничению и сокращению вооружений.

В региональной сфере российско-американских отношений на протяжении последних лет был демонтирован даже маломощный механизм двусторонних регулярных консультаций глав региональных департаментов внешнеполитических ведомств двух стран, созданный в 1980-е гг. Вот почему любое международное событие, ведущее к росту напряженности между Москвой и Вашингтоном по вопросам урегулирования региональных кризисов — от Косова и Ирака до Грузии — сразу становится серьезным вызовом российско-американским отношениям в целом: демонтаж механизма двусторонних консультаций затрудняет взаимоприемлемый компромисс на ранней стадии регионального конфликта.

Наконец, переживают застой торгово-экономические и научно-технические связи двух стран. Если в 1990-х гг. Соединенные Штаты были крупнейшим иностранным инвестором в российскую экономику, то по итогам 2007 г. США занимают лишь шестое место (8,5 млрд долл.) по объему накопленных иностранных инвестиций в России (или 3.9% от их общего объема. Российско-американский товарооборот намного уступает обороту российской торговли с такими странами, как Германия, Нидерланды, Китай, Украина и Белоруссия, и совершенно не соответствует потенциалу российской и американской экономик.

У Белого дома, куда вскоре въедет новый хозяин, и Кремля есть по крайней мере одна непростая, но важная общая задача — восстановить то положительное, что несла в себе разрядка в двусторонних американо-российских отношениях. Разрядка — это не когда «друг Джордж» вальяжно похлопывает по плечу «друга Владимира». Это — когда двусторонний диалог по международным проблемам, представляющим взаимный интерес, институционально оформлен, регулярно поддерживается и в равной степени обязывает обе стороны; когда этот диалог занимает должное место в иерархии внешнеполитических приоритетов обеих ядерных сверхдержав.

И важно знать, что думает об этом человек, которого 4 ноября американцы назовут своим президентом.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1718


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru