Русская линия
Информационная служба Псковской Епархии Дмитрий Головнев03.11.2008 

Судьбоносное лето

Нынешним летом в жизни Дмитрия Головнева произошло сразу несколько событий, которые принято называть судьбоносными.

Если следовать хронологическому порядку, то первыми случились выпускные экзамены, а с ними — и успешное завершение учебы в псковском духовном училище. Вторым событием стала свадьба — венчание. Женился Дмитрий на своей же однокурснице — Юлии. Третье и четвертое последовали друг за другом с разницей всего в неделю. Сначала — рукоположение во дьяконы в день Собора Апостолов. Таинство происходило в одном из заповеднейших уголков псковской земли — в Малах. Там, где словами молитвы наполнено, кажется, все пространство вокруг и настолько, насколько возможно охватить взглядом. Намоленное место — говорят в таких случаях.

Святая земля — это чувствует каждый, хотя бы раз спустившийся со склона холма к храму Рождества Христова, и далее — на берег озера.

А спустя всего неделю после Мальского воскресенья митрополит Псковский и Великолукский Евсевий рукоположил Дмитрия во священники. Так он стал одним из самых молодых батюшек в псковской Епархии. Дмитрию исполнилось 23 года. Официально именно с этого момента и началось его Служение. Пока — в Троицком соборе, где традиция наставничества, помощи молодым священникам развита и поддерживается всемерно.

А неофициально, его путь к храму начался в детстве.

С крещения. Тогда ему уже исполнилось 7 лет, так что событие в детской памяти зафиксировалось с подробностями, отчетливо, хотя и без осознания важности. И крестился Дмитрий одновременно с мамой, пришедшей в храм через скорби и болезнь. По молитве, по вере искренней, исцеление ей было даровано. С тех пор ее жизнь неразрывно связана с Церковью, с Верой. Ее путь привел в Снетогорский монастырь, к которому и у Дмитрия сложилось свое, личное отношение. Но это — сейчас.

Спустя же пять лет после крещения, случилось, как и положено, первое причастие, а с ним произошел и плавный переход от детского непосредственного, в чем-то не лишенного наивности, восприятия православия к более взрослому, сокровенному осмыслению Веры, постижению сути христианства. И в этом очень личном и глубоком процессе немалую роль сыграл духовник Дмитрия — отец Сергий, служивший настоятелем в одном из белорусских соборов Полоцкой Епархии.

— Он вдохновлял примером, своим отношением к службе в храме, всегдашней готовностью служить без всяких послаблений. Для него служба — это то главное, что не зависит ни от людей, ни от каких-то жизненных обстоятельств. Вдохновлял он и отношением к людям: к каждому относился с любовью, серьезно. Никогда никого не прогонит, никого не обидит невниманием, небрежным словом.

Одним из самых ярких воспоминаний общения с духовным наставником для Дмитрия по сей день остаются службы в деревенской церкви, особенно зимой, когда по 7−8 часов приходилось проводить в не отапливаемом храме.

Когда учеба в школе подходила к завершению, вопрос о том, что делать в жизни дальше, встал и перед Дмитрием, так же естественно, как и перед каждым выпускником. С одной стороны сомнений в том, что его жизненный путь будет связан с церковью, лично у него не возникало. Но и предпосылок к осознанию того, что этот путь уже начинается, тоже не случилось. Возникала мысль связать свою жизнь и со спортом. Тем более, что учился Дмитрий в школе олимпийского резерва, всерьез занимался атлетикой, метанием молота. Именно спорт научил будущего священника дисциплине, помог развиться физически. Именно спорт развил навыки общения, что особенно отчетливо проявилось время работы будущего священника в летнем православном лагере — во время студенческих каникул. Спорт сближает людей, естественно вызывает чувство доверия друг к другу. Именно спорт в свое время помог и Дмитрию избежать соблазнов улицы.

Но все-таки спорт не стал его будущим. Были попытки, обусловленные обстоятельствами жизни, потрудиться и в светских учреждениях. И работалось вроде бы нормально, и на отношения с коллегами жаловаться не приходилось. А душа чувствовала себя неспокойно, томилась, ей все равно чего-то не хватало.

— Если мне за неделю не удавалось побывать в храме на богослужении, я чувствовал себя просто невыносимо, казалось, что все эти дни без службы прожиты зря, впустую.

Сомнения разрешил духовник за наставлением на будущую жизнь благословивший Дмитрия на поездку в Псков, к архимандриту Гермогену, священнику Снетогорского монастыря.

Так Дмитрий впервые попал на псковскую землю, вовсе не помышляя, что очень скоро она станет для него близкой. Отец Гермоген выслушал юношу с пониманием и на его желание поступать в духовную семинарию отреагировал благожелательно, отметив лишь, что прежде не мешало бы поучиться в духовном училище.

А дальше была армия: отслужив положенный срок, вернувшись домой, Дмитрий вновь встречается с отцом Гермогеном, который стал его духовным наставником и дал рекомендацию для учебы в псковском духовном училище. Студенческие годы, как это всегда бывает, независимо от того, где именно довелось учиться, не проходят, а пролетают моментально. Но остаются в памяти навсегда, со временем становясь источником тепла и света, согревающим сердце в самые ненастные дни.

Чем запомнится Дмитрию его студенческая пора?

— Прежде всего, общением, с духовенством — напрямую, без посредников, неофициально. У меня никогда прежде такого опыта не было. А такое общение с преподавателями, наставниками, священниками епархии — оно многому учит, много дает. Я понял несколько очень важных для себя вещей. Во-первых, нас учили не просто усваивать какую-то, пусть даже очень важную информацию, не заучивать абзацами текст наизусть без осмысления. Нас учили учиться: чтобы мы сами могли найти, получить и воспользоваться необходимыми знаниями. Такие навыки не забываются никогда. А во-вторых, я понял, что священник должен учиться всю свою жизнь. И не только богословию, хотя и этот путь познания нескончаем и крайне важен. Наша главная информационная база — нравственная. Святоотеческий опыт - велик и богат и никогда не устаревает. Хотя, казалось бы, многие из святых отцов жили в 3−4 веках, а читаешь то, что они оставили нам, и понимаешь, насколько современно звучат их мысли, насколько современен их опыт. А учиться приходится всему, с чем сталкивает в жизнь. И никакие знания лишними не бывают. Ведь даже основы психологии — и те важно знать, чтобы общаться с людьми, чтобы ненароком не обидеть, чтобы точно понять в какой помощи нуждается человек.

Еще мне запомнятся архиерейские Богослужения. Мне нравится, как служит наш Митрополит: строго по уставу. Вообще, отношение Владыки — оно поражает своей любовью, ко всем приходящим. Он в нашем училище бывает часто. И всех студентов знает, если и не по имени, то в лицо — точно. И к каждому у него свое отношение. Да, бывает строг, но уже через минуту он улыбнется тебе, со словом обратится и чувствуешь, что никакой обиды не остается, никакого иного чувства, кроме благодарности.

О предстоящем рукоположении Дмитрий узнал от Митрополита Евсевия за несколько дней до совершения таинства. Суть которого — сокровенна. Владыка, возложив руки на коленопреклоненного перед престолом ставленника, молится, ниспрашивая благодати Божией. Какие чувства испытывает при этом будущий священнослужитель?

—  Это действительно таинство, сокровенное, невыразимое. Подобное ощущение я испытал при венчании: как будто все, что происходит — происходит не со мной. А следом приходит чувство, очень похожее на страх — за ту меру ответственности, которая теперь лежит на тебе. Более глубокое осмысление произошедшего приходит позже. Понимаю, что выбор сделан, ни о чем не сожалею. Я шел к этому, готовился, ждал. Понимаю, что еще очень молод для того, чтобы действительно стать таким, как те, кто учил и учит меня. Но понимаю и то, что опыт придет с годами. Рукоположение — это своего рубеж. Все меняется… Вроде бы ты остаешься таким же как и был еще вчера. А на самом деле… Меняются взгляды на жизнь, собственные проблемы. Все, что связано с тобой лично становится не то, чтобы мелочью, а менее значительными, чем-то, что переживают другие люди. Свое уходит на второй план, а чужое становится главным. Важным становится вопрос: что я могу сделать, что я должен сделать? Не для себя. А для того, кто обращается ко мне, как к священнику.

Сегодня люди, особенно молодые, мало задумываются о собственной душе, о духовности. И в церковь приходят в основном по скорби, по болезни, а не потому, что чувствуют потребность быть рядом с Господом, осознают свою греховность, не потому что испытывают муки совести. Многие считают, что не нуждаются в Боге, живут для себя, удовлетворяя свои потребности. Хотелось бы, чтобы таких было как можно меньше. Хотелось бы изменить ситуацию, но это невозможно без государственной поддержки — четкой политической линии.

Я не знаю, что и как в моей жизни будет дальше. Всему свое время. Пока служу в Троицком соборе: это тоже учеба для меня. И я — за то, чтобы поучиться подольше, чтобы набраться опыта, практики. Хотелось бы учиться и дальше — в духовной семинарии. Может быть, в будущем году удастся поступить на заочное отделение.

Нынешнее лето стало для Дмитрия особым. Жизнь не условно, а вполне отчетливо разделилась на две части: на ту, что была до принятия сана, и ту, какой она становится после. О прошлой известно все до мелочей. О будущей сегодня говорить сложно. Лишь одно несомненно: дорога жизни привела Дмитрия к храму и в храм. Быть священником — значит быть ответственным за людей, доверивших свою жизнь православному наставнику. Это то главное, что Дмитрий уже осознал и принял — всей душой.

http://www.pskov-eparhia.ellink.ru/browse/show_news_type.php?r_id=3945


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru