Русская линия
Нескучный садИеромонах Агафангел (Белых)01.11.2008 

Непримиримый Диомид

Слово «раскол» из учебников истории переместилось на страницы светских СМИ: в октябре Чукотский епископ Диомид был извержен из сана за раскольническую деятельность. Уже более полугода внимание даже далеких от Церкви людей приковано к фигуре теперь бывшего Чукотского епископа, обвинившего Русскую Церковь в ересях, а ее иерархию — в отступничестве, за что решением июньского Архиерейского собора он был запрещен в служении. Не успели либералы проникнуться симпатией к «опальному» епископу (у нас традиционно любят гонимых), как Диомид заявил, что христианину нельзя пользоваться мобильным телефоном и провозгласил анафему Святейшему Патриарху.

Публикуем свидетельство очевидца: иеромонах Агафангел (Белых), клирик Белгородской епархии, был в специальной командировке в Чукотской епархии вместе с архиепископом Хабаровским и Приамурским Марком. Итак, что представляет собой как личность непримиримый Диомид, много ли у него сторонников и каков может быть диалог с теми из них, кто стоит на распутье?

Хронология конфликта

19 января 2007 года Диомид (Дзюбан), бывший епископ Анадырский и Чукотский, распространил в интернете обращение, где перечислил «отступления от чистоты православного вероучения», существующие, по его мнению, в Русской Православной Церкви. Диомид обвинил Московский Патриархат в: «еретическом служении экуменизму», «неосергианстве», «молчаливом согласии вместо обличения антинародной политики существующей власти», оправдании присвоения гражданам ИНН, в отсутствии практики созыва Поместных соборов. В июне 2008 года на Архиерейском соборе были представлены выводы богословской комиссии под руководством митр. Минского и Слуцкого Филарета. В ней разъяснялась догматическая и каноническая несостоятельность обвинений, выдвинутых Диомидом. Сам Диомид на Собор не приехал, объяснив свое отсутствие болезнью. Синод РПЦ на основании решения Архиерейского собора 27 июня 2008 года заочно отстранил Диомида от руководства епархией и запретил в служении. В качестве временно исполняющего обязанности управления епархией на Чукотку был отправлен архиепископ Хабаровский и Приамурский Марк. В ответ 17 июля этого года Диомид анафематствовал Святейшего Патриарха и ряд других иерархов РПЦ, объявил московскую кафедру вдовствующей, а себя — ее временным управляющим. В августе бывший управляющий епархией покидает Чукотку, призывает Синод к покаянию, организовывает «собор верных», долженствующий избрать «народного патриарха», а его сторонники устраивают пикеты и пишут письма в его поддержку. 6 октября 2008 года Синод РПЦ ввиду отсутствия со стороны епископа Диомида покаяния и продолжения деятельности постановил считать решение Архиерейского Собора от 27 июня 2008 года об извержении из сана епископа Диомида вступившим в силу.

Цельная натура

Из поездок по епархии становится понятно, что большинству людей на Чукотке не особенно ясны и близки канонические и догматические разногласия, послужившие причиной событий. Подавляющая часть мирян хочет мира, хочет спокойно молиться в храме и не сочувствует таким экстремальным выходкам, как анафематствование Святейшего Патриарха и т. п.

Есть небольшая группа — несколько десятков фанатично преданных человек, готовая, по их словам, идти за Диомидом и на плаху, и в огонь, и в воду. Она сформировалась из жителей Анадыря и поселка Мыс Шмидта, где владыка служил еще иеромонахом в 90-х годах.

Сейчас в Чукотской епархии 19 приходов и 12 священников. Бывшего владыку Диомида поддерживают пятеро, все они служили в Анадыре и близлежащих селах (решением Синода от 6 октября 2008 года священнослужители, поддерживающие бывшего епископа Диомида: протоиерей Василий Байдаченко, иерей Василий Мезенцев, иерей Александр Белый, протоиерей Владимир Мордвов и иеромонах Спиридон (Бахарев) извергнуты из сана за нарушение священнической присяги, распространение клеветы в отношении Священноначалия и участие в расколе).

Интересно, что семинарское и академическое образование есть только у священства, не разделяющего взгляды Диомида, а сторонники владыки рукоположены в солидном возрасте и не имеют богословского образования.

До заявления Диомида о предании анафеме Святейшего Патриарха у него и здесь, на Чукотке, и на материке было немало сторонников. Я вижу две причины этого. Во-первых, Диомид, по словам хорошо знающих его людей, обладает своеобразной харизмой: он аскет, молитвенник, нестяжатель, ходит в сапогах, ветхой рясе, пешком. Рассказывают как легенду, что он отключает отопление в своей келье в морозы. Однажды зимой он пешком отправился через лиман в соседний поселок, так как обещал прихожанам освятить воду на Богоявление, пришлось его искать с МЧС. Те, кто близко знаком с ним, говорят, что он притягивал к себе искренней простотой, доступностью, вниманием. Когда же его узнавали поближе, то понимали, что он, по их словам, может и «управлять человеком довольно жестко», но разорвать отношения уже не могли, прикипели к нему душой. Диомид — человек цельной натуры, он бывает подвержен вспышкам гнева, но всегда говорит то, что думает. От своих решений он не отступает, даже если они ошибочны. У него нет двойных мыслей. Другое дело, что такой тип людей если заблуждается, то надолго.

Второе. Хотя Диомид и не сказал в своих «обращениях» ничего принципиально нового, он сумел затронуть некие архетипы, значимые для русской души: извечные поиски правды, симпатию к гонимым, враждебное отношение к Западу, противопоставление себя системе, ведь бунтари на Руси всегда в почете. А некоторые вопросы, поставленные им, давно вызывали беспокойство церковного народа.

Самочинный толкователь канонов

Если проанализировать основные пункты обращения Диомида, то две трети из них — это вопросы действительно важные, которые в Церкви постоянно обсуждаются на собраниях, конференциях и съездах. К ним относятся: взаимоотношения Церкви с государством, с налоговыми органами (до сих пор, несмотря на то что Синод давал подробные разъяснения по этому вопросу в 2000 году, есть группы людей, пребывающих в смущении по поводу ИНН), многих волнует участие РПЦ во Всемирном совете церквей. На мой взгляд, Диомид прав в том, что эти вопросы существуют и нам необходимо быть открытыми и стараться давать компетентные ответы на них, не боясь дискуссий.

Но в то же время треть его утверждений — это просто нелепости, которые, надеюсь, объясняются искренним заблуждением. Вот, например, слова Диомида о «нарастании экуменизма. Экуменизм был осужден на Всеправославном совещании в Москве в 1948 году как ересь. Спустя 13 лет Русская Православная Церковь под давлением государства все же вступила во Всемирный совет церквей. При этом РПЦ настаивала, что единственная приемлемая форма участия — это «свидетельство о Православии». В 80-х годах делегации РПЦ в силу определенной политической ситуации в стране подписывали ряд сомнительных в догматическом отношении соглашений «частным порядком» — то есть эти соглашения не имели силы до рассмотрения на соборе. Ни одно из них не получило в дальнейшем ни одобрения, ни осуждения. Но с 90-х годов до нынешнего времени мы наблюдаем резкое снижение экуменической активности. А на Архиерейском соборе 2008 года было принято особое Определение, утверждающее недопустимость совместных молитв с неправославными.

На сайте «Диомид.инфо» приводятся фотографии, где запечатлен Святейший Патриарх с двумя кардиналами и иконой Божией Матери «Казанская» Подпись под фотографией гласит: «Патриарх Алексий II благословляет католических священников проповедовать с амвона православного храма». На самом же деле происходит передача Святейшему иконы, которую Ватикан возвратил РПЦ!

Диомид самочинно вводит новые богословские понятия, новые толкования канонов. Например, он обвиняет Церковь в «ереси глобализма и цареборчества». Но словом «ересь» называется искажение догматики. К церковным догматам относятся вероучительные истины, необходимые для нашего спасения, принимаемые всей Церковью. Это догмат о Триединстве Бога, о Богочеловечестве Христа, о Воскресении и т. д. А государственный строй (монархия) или устройство мировой экономики (глобализм) не относятся к предметам, безусловным для спасения души, поэтому и догматов о них нет и быть не может. Под «ересью цареборчества» Диомид понимает тезис о «непредпочтительности для Церкви какого-либо государственного строя», отраженный в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. По мнению Диомида, для Церкви предпочтительной является православная монархия, кто с этим не согласен — тот еретик-цареборец. Но Церковь существовала при различном государственном строе, от крайней диктатуры до демократии, ее существование никак не связано с формой государственного правления.

Разумеется, мы можем считать, что многие новшества в истории человечества приближают конец света. В том числе политические и экономические. Хорошего в этом мало, но этот поезд давно мчится по своему пути, и одни с нетерпением ожидают Христа, иные со страхом — антихриста. Мы можем высказывать свое неодобрение в отношении процессов глобализации, если в них есть что-то плохое. Но только одного мы не имеем права делать — смешивать догматы Церкви и политику. Божие — Богу, кесарю — кесарево.

Именно в этих «богословских» изобретениях Диомида есть опасность раскола. Именно на основе обвинения в «ереси цареборчества» Диомид дерзает говорить об отлучении от Церкви Патриарха и всех иерархов начиная с участников Поместного собора 1917 года!

Наконец, обвиняя других в нарушении канонов, Диомид сам же их и нарушает. Если он уверен в том, что наша иерархия впала в придуманную им «ересь цареборчества», пусть соблюдет церковную процедуру. Действует так, как поступил постоянно поминаемый им прп. Максим Исповедник, который прежде, чем обличить константинопольского патриарха в ереси монофелитства, добился, чтобы эта ересь была осуждена собором 187 архиереев. А затем соборно же анафематствованы и три (!) патриарха. Ведь по церковному уставу Патриарх подсуден только Собору. Однако ни один архиерей ни одной Поместной Церкви не поддержал обвинений бывшего Чукотского епископа.

Диомид опирается на тех, кто особо не вникает в догматику, для кого самое важное — «протестность» его позиции. Поэтому среди сторонников Диомида — очень разные люди. Есть правозащитники (например, Фонд защиты гласности, работающий на гранты Сороса), демократы и крайние консерваторы. Иногда, после сравнивания его разных интервью, у меня возникает впечатление, что, поскольку Диомид человек импульсивный, искренний и, кажется, до некоторой степени внушаемый, кто-то вполне может им манипулировать. Потому что ясно: даже маленький раскол в Православной Церкви — это то, что ослабляет наше государство.

Можно ли склеить расколовшееся

Единственный приход на Чукотке, прихожане которого «за» Диомида, в поселке Мыс Шмидта. Там он начинал свое служение на Чукотке молодым иеромонахом в 90-е годы, поэтому там его многие любят. В Анадыре ситуация складывается следующим образом: сторонники бывшего епископа и духовенство молятся на «конспиративных квартирах», однако в Троицком кафедральном соборе постепенно появляются на богослужениях те, кто начинает понимать, что следование за мятежным Диомидом — это не борьба за истину, а обычный раскол.

Сейчас очень важно постараться не оттолкнуть тех людей, кто стоит на распутье, кто, разделяя позицию Диомида в отношении глобализации, проблем демографии, нравственного разложения общества, не может переступить последний порог и продолжать идти за ним после того, как он анафематствовал Патриарха. Мы должны быть готовы к диалогу с этими людьми и непредвзятому обсуждению волнующих вопросов. Меньше всего на пользу будут административные меры в отношении сомневающихся.

Как только мы приехали на Чукотку, стали приглашать сторонников Диомида на беседы в кафедральном соборе. Но приходили одна-две женщины, которые никого не слушали, выкрикивали свои лозунги и уходили. Мы также попытались обсуждать эти вопросы на форуме местного интернет-портала, но все кончилось потоком хамства, грубости и оскорблений в наш адрес; опять диалога не получилось.

Необходимо не оставлять усилий, чтобы вернуть в лоно Церкви и тех, кто является яростным сторонником Диомида. Хотя общение с ними пока не радует. Иногда жутковато становилось наблюдать непримиримую убежденность этих людей в своей правоте. Они радовались: мы пострадаем за правду, а вы — слуги сатаны, все сгорите в аду! Это говорилось яростно, резко, взахлеб, по-сектантски. Но это наши, пусть и заблудшие, братья и сестры во Христе. Печально то, что они ощущают себя «на войне», для них мы — изгои, анафематствованные их духовным отцом. Из оскорблений в мой адрес можно составлять словарь. Меня уже обещали заколоть, как пророк Илия заколол жрецов Вааловых, поставить к стенке, одеть в колодки и сжечь, как сжигал еретиков Иосиф Волоцкий, выстрелить пеплом из пушки и т. д.

Осталось лишь беседовать в частном порядке с людьми, которые приходят в храм. В Анадыре два храма — Преображенский и Троицкий, в каждом сейчас есть дежурные священники, которые могут ответить на все вопросы, связанные с позицией Диомида. Позиция Церкви остается неизменной: это готовность принять, понять, просветить, научить.

http://www.nsad.ru/index.php?issue=50§ion=9999&article=1078


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru