Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Дмитрий Шерих29.10.2008 

О муравьях и людях

В эфире государственного телеканала продолжается торжественное шествие проекта «Имя Россия». Торжественное и пафосное — как сама наша Россия на полотнах придворных живописцев.

Сложное ощущение оставляет этот проект. Хорошо, конечно, что в самый прайм-тайм заговорили наконец не о дешевых звездах и звездульках, а о тех, кто действительно являет собой честь и славу России. К тому же среди участников передачи оказались люди, сами по себе интересные и оригинально мыслящие, благодаря чему разговор складывается совсем не пустой. Как ярко, например, рассказывал митрополит Кирилл об Александре Невском! И как неожиданно обрушился он же на реформаторские свершения Петра I — причем мнение иерарха составило полную противоположность строкам в школьных учебниках. Живо и интересно выступали также историк Андрей Сахаров, режиссер Никита Михалков, политик Дмитрий Рогозин, ученый Сергей Капица…

Над некоторыми высказываниями этих ораторов стоило бы поразмышлять отдельно. Тот же митрополит Кирилл много рассуждал о политике Александра Невского по отношению к Золотой Орде. По словам митрополита, Александр принял власть Орды, поскольку не видел в ней угрозы национальной идентичности русского народа, русской душе, укладу нашей жизни. Орде нужны были от русских только деньги, и Александр пожертвовал «надстроечными ценностями» ради предотвращения «цивилизационной угрозы». А вот набеги с Запада Александр воспринимал иначе: чувствовал, что Запад претендует и на духовную власть над русским народом, а потому противостоял натиску с оружием в руках. Отсюда знаменитые Невская битва с Ледовым побоищем.

Интересная концепция. Вполне допускаю, что так оно и было: Александр думал о сбережении русского народа, когда шел на подчинение Орде. И вот какой существует нюанс: вместе с ним по этому пути пошел и сам народ, пошли простые мастеровые и крестьяне — и вряд ли каждому из них приходили в голову соображения высокого философского порядка. Скорее, они руководствовались в первую очередь простым принципом: не трогайте меня, мою душу и мою жизнь — и делайте, что хотите…

И тут сама собой возникает историческая параллель. Сторонних наблюдателей и сегодня озадачивает отношение российского народа к власти — отстраненное, безмерно терпеливое. Нужны нешуточные катаклизмы, чтобы народ открыто предъявил правителям серьезные претензии. А не результат ли это исторического пути, который пройден народом, — в том числе и того выбора, который был сделан под предводительством Александра Невского? Конформизм на уровне «надстроечных ценностей» («моя хата с краю») ради сохранения того, что действительно важно для каждого человека. Жизни, семьи, спокойствия.

Такая версия — ключ ко многому из того, что происходило в стране в последние годы. Например, к удивительной готовности россиян голосовать за тех, кому нет ни малейшего доверия. Просто потому, что за спинами этих кандидатов горой возвышается власть…

Но история подсказывает: подобная уступчивость не должна вводить в заблуждение. Предсказуемые результаты голосований — не повод считать народ быдлом, которое легко обвести вокруг пальца. Народ просто не вмешивается. Безмолвствует. Словцо из пушкинского «Бориса Годунова» хочется дополнить и другими словами великого поэта — про русский бунт, бессмысленный и беспощадный. Ведь когда терпение заканчивается, ничто не способно остановить вышедшего из себя русского человека…

Это тоже реальность, подкрепленная отечественной историей.

Впрочем, пора перейти к другому герою телепроекта «Имя Россия». В третьей передаче цикла речь пошла о генералиссимусе Сталине — личности столько же выдающейся, сколь и кровавой. Казалось, былые страсти вокруг этой фигуры уже улеглись и большинство СМИ равно далеки как от восхвалений Иосифа Виссарионовича, так и от поношений в его адрес. Но поди ж ты: в эфире телеканала «Россия» эмоции вспыхнули вновь, и наряду с разумными словами звучали и весьма спорные высказывания. Генерал Варенников, например, прямо уверил собеседников, что «мы стали великой державой, потому что нами руководил Сталин».

Вообще-то, уважаемый Валентин Иванович, мы стали великой державой еще задолго до Сталина. Спасибо тому же Александру Невскому, а также Дмитрию Донскому, Петру I, Суворову, Кутузову и многим тысячам других россиян, ковавших славу и могущество нашей страны. Да и в XX веке мы являлись великой державой совсем не «потому что нами руководил Сталин». Иосиф Виссарионович был лишь одним из граждан СССР, строивших мощную армию и поднимавших экономику, боровшихся с Гитлером и открывавших новейшие технологии. Да, в каких-то процессах роль Сталина была ключевой, но это не всегда можно поставить ему в заслугу. Дело не только в жертвах массовых репрессий. Как точно подметил в телеэфире Андрей Николаевич Сахаров, сама построенная Сталиным система оказалась нежизнеспособной: уже во второй половине XX века она была отчасти демонтирована его бывшими соратниками, а отчасти просто рухнула.

Историк сказал и еще вот о чем: с точки зрения геополитики, Сталин продолжал имперские традиции России, которых придерживались Петр I, Екатерина II, Александр II. Из уст Сахарова это прозвучало очевидным одобрением. Заодно директор Института российской истории РАН коснулся и дня сегодняшнего: вскользь отметил, что недавние события на южных рубежах России — свидетельство продолжающейся геополитической борьбы. Иными словами, власть в стране меняется, подчас даже революционно, а сама Россия и коренные интересы государства Российского (как и коренные интересы ее геополитических соперников) остаются.

Не могу не согласиться с историком Сахаровым. Наверное, с точки зрения геополитики, российские власти разных эпох достойны всяческой похвалы — за то, что строили и сохраняли огромных размеров многонациональное государство.

Лично я сожалею об одном: в этой масштабной картине отдельно взятому человеку («простому советскому», «простому россиянину») уготована роль рабочего муравья. Ведь сталинские успехи в геополитике, а также в промышленности и т. д. — результат полного пренебрежения такой мещанской ценностью, как человеческая жизнь. Таким же пренебрежением отличался и Петр I, герой второй передачи проекта «Имя Россия». Это пренебрежение было свойственно российским властям практически всегда, и наш нынешний день не исключение — невзирая на громкие слова о якобы социальном государстве. Какое социальное, если пенсия по труду не позволяет человеку жить на сколько-нибудь достойном уровне?

Маленький штришок приходит тут на память. В одном из солидных московских журналов мне недавно довелось прочитать мнение 12-летнего россиянина, впервые посетившего Европу, конкретно — Германию. Он сказал вот что: «В Германии мне нравится политика. Там главное — человек, а у нас главное — государство». Наверное, различие действительно бросается в глаза, если его заметил даже школьник, который в силу возраста должен быть очень далек от политики! Должен признаться, что и для меня равнодушие российской власти к человеку — тот самый камень преткновения, который мешает восхищаться новыми геополитическими успехами страны. Мне, повторю, важнее, чтобы бабушки и дедушки всей нашей огромной России могли жить достойно, не нуждаясь в помощи. Такой вот неправильный подход.

Вернусь теперь к началу текста — к тому сложному ощущению, которое оставляет проект «Имя Россия». О хорошем все уже сказано: с наших телеэкранов наконец-то зазвучали живые и неравнодушные речи об Александре Невском, о Петре I, о Сталине — а ведь еще впереди Екатерина II, Пушкин и Менделеев, Суворов и Александр II, Столыпин и Ленин, Достоевский и Иван Грозный…

Беда, однако, в том, что все эти живые речи преподнесены зрителю в бульварной упаковке. Культ рейтинга, стремление назвать самого великого и «самого полезного» из двенадцати «финалистов» придают проекту «Имя Россия» неистребимый налет пошлости, а также некоего подросткового инфантилизма. Ну как, скажите, можно сравнить Александра Невского с Пушкиным? Кто из них более велик и принес больше пользы стране? А на каких весах взвесить величие Достоевского с его всемирно знаменитой прозой и величие Менделеева с не менее известной таблицей химических элементов? Такие сравнения — абсолютный тупик. Не говоря уже о том, что после определения победителя все остальные «финалисты» станут как бы проигравшими. Выдающимися, да и только.

Пушкин… Рейтинг… Сочетание этих двух несочетаемых слов вызывает в памяти крылатое пушкинское двустишие: «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Ошибался поэт: впрягли, причем на глазах у всей страны. Приложили дешевую мерную линейку к величайшим из россиян. Вот это и есть главное огорчение, связанное с проектом «Имя Россия».

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 253 799@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru