Русская линия
РПМонитор Александр Айвазов,
Андрей Кобяков
31.10.2008 

Николай Кондратьев как зеркало кризиса
Переформатирование глобальной экономики. Часть 3

Часть 1
Часть 2

ЧТО НАМ ГРЯДУЩЕЕ ГОТОВИТ?

Америка уже давно живет в долг и, производя 20% мирового ВВП, потребляет 40% всего производимого в мире. Общая задолженность США превышает 53 трлн долларов, что в четыре раза больше годового ВВП США. Финансовый кризис и снижение возможностей для кредитования американского рынка неизбежно приведет к падению массового спроса и сокращению потребления в США. Все это, в свою очередь, вызовет сокращение производства и уменьшение мирового энергопотребления, а следовательно, сокращение спроса на главный энергоноситель — нефть. Что приведет к обвальному падению мировых цен на нефть, если, конечно, страны — экспортеры нефти (в том числе и Россия) не объединятся и не начнут одновременное резкое снижение объемов торговли нефтью, чтобы удержать цены на нее на приемлемом для себя уровне. А вот цены на золото имеют шанс начать расти еще более быстрыми темпами, так как только золото останется мерой стоимости всех остальных товаров и тем единственным товаром, который сможет обеспечить сохранность капиталов в период кризисов и дефолтов.

С другой стороны, падение спроса в США в результате финансового кризиса неизбежно приведет к существенному снижению производства в Европе, Китае, Японии, Индии и других азиатских странах, которые во время повышательной волны пятого К-цикла превратились в мировую фабрику по производству потребительских товаров и IT-технологий для США. Это приведет к резкому сужению мирового рынка, росту протекционизма и усилению торговых противоречий между США, ЕС, Китаем, Японией, Индией, Россией, исламскими странами и странами Латинской Америки, что, в свою очередь, приведет к разрушению ВТО. Наиболее сильными игроками, способными в настоящий момент противостоять гегемонии США, являются Объединенная Европа, проводящая свою собственную финансовую и экономическую политику (если она, конечно, не «пожелает» пожертвовать своими интересами в угоду США), а также Китай, который активно пытается формировать собственную зону свободной торговли в АТР и обладает самыми большими в мире золотовалютными резервами.

Обострение торговых войн усилит интеграционные процессы внутри основных региональных группировок, формируя емкие региональные рынки, стремящиеся к построению самодостаточных замкнутых экономических структур. Понижательная волна пятого К-цикла неизбежно приведет к формированию после 2015 года нескольких крупных региональных экономических группировок, ориентированных в основном на свой внутрирегиональный рынок. Одни из этих региональных группировок будут формироваться под эгидой крупных системообразующих стран, таких как Китай, Россия, ЮАР, возможно Индия. Страны Латинской Америки и Исламского мира, скорее всего, будут объединяться по подобию Единой Европы, где будет несколько региональных лидеров. Все эти региональные рынки будут развиваться на основе очень жесткого межгосударственного внутрирегионального регулирования, а экономической идеологией этой реорганизации станет какая-то новая форма кейнсианства.

Но прежде чем все это случится, нас ожидает третий по счету дефолт американского доллара (первые два были в 1933-м и в 1971-м гг.), который поставит жирную точку в почти 70-летнем господстве доллара как единственной мировой резервной валюты. Третий дефолт доллара до основания разрушит существующую ныне мировую финансовую систему, созданную Аланом Гринспеном и основанную на надувании финансовых пузырей. Мировая экономика больше не сможет терпеть такого положения дел, когда вся мировая финансовая система будет находиться в полной зависимости от безответственной и эгоистичной финансовой политики одного государства. И кредиторам США (Китаю, Японии, России и т. д.) в скором будущем неизбежно придется заниматься санацией американской экономики, вырабатывать новые правила мирового экономического развития и создавать новые глобальные экономические институты.

Поэтому региональная интеграция, пример которой показала Единая Европа, будет осуществляться повсеместно, дабы защититься от последствий краха американской финансовой системы. И в каждом региональном объединении будет своя региональная резервная валюта. Возможно, что при этом будет осуществлен возврат к золотому стандарту, но только для этих региональных резервных валют, дабы повысить уровень их надежности. На базе этих региональных объединений и будет формироваться новая система глобальных институтов и структур, которые заменят ныне существующие ВТО, МВФ и Всемирный банк, полностью дискредитировавшие себя и доказавшие абсолютную неспособность решать поставленные объективными закономерностями мирового капиталистического развития серьезнейшие проблемы. В политическом плане эта реорганизация подведет необходимую экономическую базу под многополярную организацию мирового сообщества, устойчивость которого будет на порядок выше, чем была устойчивость двухполярного мира второй половины XX века и, тем более, однополярного мира, существующего в настоящее время.

СТАТЬ ЛИДЕРОМ НОВОГО БОЛЬШОГО ЦИКЛА

Россия же сейчас стоит перед серьезнейшим выбором. Если наша страна будет и дальше идти в фарватере американской финансовой политики, надеясь, что «авось пронесет» и совместно с американцами мы как-нибудь выберемся из этого кризиса, то ее участь печальна, и наша финансовая система будет «похоронена» под обломками американской. Ведь мы пока так и не удосужились построить собственную суверенную финансовую систему. Минфин РФ и Банк России финансируют дефицит бюджета США, а не свои, российские, банки и корпорации. Изымая избыточную, по их мнению, ликвидность и закладывая ее в кубышку стабфонда, они фактически оставили на голодном денежном пайке отечественную корпоративную и банковскую систему. И вот результат: международные государственные резервы РФ, хранящиеся в западных ценных бумагах, на 1 января 2008 года составили 476,4 млрд долларов, в то время как внешний долг РФ почти сравнялся с госрезервами, увеличившись до 459,6 млрд долларов, так как наши банки и корпорации, при полном отсутствии внутрироссийского механизма рефинансирования, вынуждены были брать кредиты на Западе. Таким образом, и российское государство, и российские банки и корпорации в настоящее время являются заложниками устойчивости американской финансовой системы, о неизбежности крушения которой уже говорилось выше.

И только когда «грянул гром» и разразился мировой финансовый кризис, наши финансовые власти вспомнили о существовании российской финансовой системы, начав создавать в пожарном порядке систему рефинансирования внутри страны. Банк России через наиболее крупные российские банки начал, наконец-то, вливать ликвидность не в американскую финансовую систему, а в российскую банковскую систему, а ВЭБ получил 50 млрд долларов для рефинансирования крупнейших российских корпораций, бравших кредиты на Западе. Если бы в России существовала и раньше суверенная финансовая система, то российским банкам и корпорациям не пришлось бы занимать на Западе сотни миллиардов долларов, а малый и средний бизнес не влачил бы жалкое существование, так как мог бы кредитоваться в российских банках.

Что же касается «плана Полсона» и других попыток спасти мировую финансовую систему в ее нынешнем виде, то они лишь на какое-то время могут отсрочить неизбежное, ослабив на год-другой (а то и меньше) давление на мировые финансы, причем ценой гиперинфляции. Но после этого все повторится на еще более высоком уровне потерь и обвалов.

Виртуальный, фиктивный, ничем не обеспеченный капитал должен сгореть в горниле кризиса в рамках понижательной фазы пятого Кондратьевского цикла. И чем больше западные государства будут вливать в мировую финансовую систему ликвидность сейчас, тем глубже и продолжительнее будет ее падение потом. Причем банкротами окажутся уже не отдельные финансовые институты, но и национальные финансовые системы. Тот же «план Полсона» предполагает спасать американскую банковскую систему за счет увеличения бюджетного дефицита США, который и так подбирается к 80% от ВВП.

Но перед Россией в настоящее время открывается и другой путь движения в будущее. Она может перехватить цивилизационную инициативу и выступить главным архитектором «мира-после-доллара». И вместе с Европой, Японией, Китаем, Индией, Бразилией и другими странами, заинтересованными в новом устройстве мирового экономического порядка, начать необходимые организационные преобразования. Ни одна страна современного мира, кроме России, не способна на это. Китай еще не созрел для подобных инициатив и демаршей — у него нет еще опыта мировой державы, равной США, который у России, как преемницы СССР, сформировался после Второй Мировой войны в период противостояния СССР и США. Единая же Европа вовсе не едина в своей экономической политике, к тому же существенную роль в ней пока играют прямые «вассалы» США.

Поэтому только Россия может повести за собой и Европу, и Китай, и другие страны мира по пути формирования новой экономической архитектуры будущего миропорядка, способного преодолеть разрушительные последствия понижательной волны пятого Кондратьевского цикла. Более того, когда, примерно в 2012—2015 гг., рухнет американская экономика, именно Россия с ее бескрайними просторами, огромными запасами полезных ископаемых, самыми плодородными в мире черноземами и высоким научным потенциалом сможет стать самым притягательным местом для инвестиций со всего мира и применения самых передовых технологий — формирующегося «кластера базисных технологий» шестого К-цикла. Кроме того, Россия обязательно должна войти в ОПЕК, стать инициатором создания «газовой ОПЕК», а также «продовольственной ОПЕК», призванных организовать противодействие безудержной спекуляции на сырьевых рынках и рынках фиктивного капитала.

И тут нелишне напомнить, что во время понижательной волны третьего К-цикла СССР смог максимально эффективно воспользоваться Великой депрессией и форсированно наверстать свое отставание в этом большом цикле, осуществив полную модернизацию и индустриализацию своей экономики (с какими «издержками» — это другой вопрос), которая позволила победить в Великой Отечественной войне. Но более того, в тот же период был создан весь машиностроительный комплекс, мощная энергетика, индустриальный базис для атомной промышленности, заложены основы для создания полного комплекса химической промышленности, включая химию оргсинтеза, производства новых конструкционных материалов, газовой промышленности, — иными словами, без всяких опозданий, а в ряде случаев даже упреждающими пионерным образом, была создана база для восходящей фазы четвертого Кондратьевского цикла. Это позволило нашей стране выиграть соревнование по освоению космоса и создать военный паритет с США. Но уже следующей понижательной волной 1970−1980-х гг. СССР, расслабившись на нефтедолларах, воспользоваться не сумел. В результате чего потерпел сокрушительное поражение в экономическом соревновании с мировым капитализмом и развалился, как карточный домик.

Если Россия не сумеет воспользоваться кризисной ситуацией понижательной волны пятого К-цикла, будет и дальше продолжать поддерживать разваливающуюся американскую финансовую систему своими золотовалютными резервами и средствами стабфонда, то ее участь печальна. Она никогда не сможет полностью вернуть свои финансовые средства, так же как свои деньги не смогут вернуть клиенты Lehman Brothers. Любая финансовая пирамида, будь это «МММ», «Хопер», ГКО или американская финансовая система, рано или поздно должна обрушиться, погребая под своими развалинами тех, кто верил в ее незыблемость. Поэтому вкладывать финансовые резервы России нужно в базисные инновации нового — теперь уже шестого — технологического уклада, в «экономику знаний будущего», в инфраструктуру самой России, а также, на крайний случай, в обесценивающиеся западные корпорации, которые в ближайшее время можно будет «скупать по дешевке», но никак не в финансовые инструменты рушащейся на наших глазах американской финансовой системы.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=11 490


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru