Русская линия
Православие.Ru Светлана Липатова28.10.2008 

Православная церковь Панагии Мухолиотиссы (Марии Монгольской) в Стамбуле

Православная греческая церковь Панагии Мухолиотиссы (Марии Монгольской) в Стамбуле стоит в стороне от туристических и даже паломнических маршрутов. Несмотря на то, что этот храм находится неподалеку от известного на весь мир памятника византийской культуры — церкви Богоматери Паммакаристос (Фетие Джами) с сохранившимися мозаиками эпохи Палеологов (XIV в.), редкий посетитель «с улицы» стучит в ее ворота. Меж тем церковь Панагии Мухолиотиссы — единственная из византийских церквей Константинополя-Стамбула, которая никогда не становилась мечетью. В ней никогда не прекращалось православное богослужение. Налюбовавшись красотами исторического центра города, восхитившись величием Святой Софии и ее мозаиками, посетив многие мечети с целью отыскать там остатки былого православного убранства, мы отправились на поиски древней и доныне действующей греческой церкви Панагии Мухолиотиссы.

Название это произошло от слова Мухолион — местности в Мистре, выходцы из которой стали жителями одного из районов Константинополя в XIII веке. Но это лишь предположение: многовековая история этой церкви подробно не изучена, а краткие сведения о ней позволяют восстановить лишь общую картину.

Известно, что на месте существующего храма стоял древний женский монастырь. По преданию, он был основан в начале VII века преподобными женами Евстолией и Сосипатрой, которая была дочерью византийского правителя. Однако житие этих святых и другие источники не указывают, где именно находилась обитель, землю для устроения которой подарил дочери-монахине император Маврикий. В начале XIII века эта обитель была разрушена при нашествии крестоносцев. А уже несколько десятилетий спустя дочь императора Михаила VIII Палеолога Мария основывает здесь же новый монастырь.

Судьба Марии была непростой. Выросшая в православной придворной среде, она была в 1265 году направлена на Ближний Восток, чтобы стать женою внука Чингисхана. Но монгольский хан Хулагу скончался, не дожив до приезда своей будущий супруги. Мария стала одной из жен его наследника и прожила в чуждой ей среде, сохраняя свою веру, вплоть до смерти мужа. Вернувшись на родину, она была пострижена в монахини под именем Мелании. В черном монашеском одеянии Мария Палеолог представлена в мозаике главного храма монастыря Хора (ныне музей Кахрие Джами).

Забота о монастыре, от которого ныне сохранился лишь храм Панагии Мухолиотиссы, была главным делом Марии до конца ее дней. Она украшала обитель, не жалея средств, заказывала рукописи, драгоценную богослужебную утварь. Вот почему храм Панагии еще называют и храмом Марии Монгольской. В некоторых путеводителях по Стамбулу он иногда указан как «храм святой Марии Монгольской», однако дочь византийского императора Михаила канонизирована как святая никогда не была. После своей смерти она завещала покровительство над монастырем одному из членов императорской семьи, однако он церковное имущество растратил. Потребовался специальный указ Патриархата о возвращении монастырской собственности.

Главным ориентиром при поиске храма Марии Монгольской среди многочисленных построек на узких запутанных улочках современного квартала Фенер в Стамбуле может служить огромное здание из красного кирпича с куполом. Это православный греческий лицей. Свернув рядом с ним не на ту улицу, мы растерялись и стали спрашивать у местных жителей, где же здесь поблизости православный храм. Большинство из них пожимало плечами, хотя мы употребляли его турецкое название (Meryem Ana Mogollar Kilisesi). Другая часть указывала нам на Константинопольский Патриархат, который на деле находится несколько далее. В итоге мы сами вышли, куда нам было нужно.

Одноглавая церковь с почти плоским куполом и маленьким неприметным крестиком наверху выкрашена в бордовый цвет. Краска скрывает типичную для византийских построек кладку из особого кирпича — плинфы. Несмотря на то, что храм всегда принадлежал православным, его облик изменен гораздо больше, чем облик некоторых других христианских церквей, ставших впоследствии мечетями. Возможно, из-за того, что первоначальная архитектура за многие века подвергалась неоднократным изменениям, храм Марии Монгольской часто не вызывал интереса у исследователей культурного наследия Византии. Так, Н.П. Кондаков, составляя в конце XIX века подробное описание константинопольских памятников, обследованных им, не уделил этой церкви своего внимания, ставя вообще под сомнение ее древность (Кондаков Н.П. Византийские церкви и памятники Константинополя. М., 2006. С. 218).

Вход на территорию храма — небольшой уютный внутренний дворик, огороженный от внешнего мира каменной стеной — через железную дверь. Она была заперта изнутри. В то время, когда не проходят богослужения (их расписание осталось загадкой, так как здесь не принято вывешивать его на всеобщее обозрение), храм по большей части закрыт. Но мы настойчиво нажимали кнопку звонка. Вот залаяла собака, а минут через 5−7 нам открыла немолодая женщина, не говорящая по-английски. Жестами мы показали, что хотим пройти. Из внутреннего дворика открывался вид на неприметный западный фасад и маленькую звонницу над его южным углом, сооруженную намного позднее самой церкви.

Существует предположение, что первоначально в плане храм представлял собою небольшой триконх, то есть имел выступы апсид не только с восточной, но и с северной и южной сторон.

Войдя в храм, сначала попадаешь в позднюю прямоугольную пристройку, служащую притвором и свечной лавкой. В самом храме на западной стене сразу привлекают внимание две исписанные мелким беглым почерком страницы, вставленные в рамы. Это копия фирмана (указа) султана Мехмеда II, завоевателя Константинополя, повелевающая оставить этот храм христианам. Благосклонность и веротерпимость султана объясняют тем, что эту грамоту он якобы написал по просьбе греческого архитектора, построившего для него мечеть на месте разрушенного до основания знаменитого храма святых апостолов, основанного еще при императоре Константине Великом. Поскольку другие христианские храмы бывшей византийской столицы обращались в мечети, святые иконы и утварь из них свозили именно в церковь Панагии Мухолиотиссы.

С виду маленькая, она и внутри имеет довольно тесное и темное (из-за отсутствия окон в барабане купола) пространство. Обилие икон, в том числе поствизантийских, небольшие фрагменты сохранившейся фресковой живописи в западной части, огромные люстры. Справа от иконостаса — аналой с раскрытой книгой. Очень хотелось оказаться здесь именно на богослужении, когда храм оживает в молитве. Но наступал вечер, сторожившая храм дежурная торопилась закрывать, мы перекрестились, поблагодарили и вышли.

Вышли с чувством подлинного изумления: побродив по узким вымощенным мусульманским улочкам, петляющим и убегающим то вниз, то вверх, мы попали в удивительный христианский храм, тихий и уютный, имевший знаменитую покровительницу и с богатой многовековой историей.

http://www.pravoslavie.ru/put/7439.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru