Русская линия
Татьянин деньПротоиерей Максим Козлов25.10.2008 

Сочиняю проповеди в пробках
Часть 1.

Как грамотно организовать свой time management студенту, чтобы все успевать? Об этом мы поговорили с протоиереем Максимом Козловым, человеком, который не только все время работает с молодыми людьми, но и сам успешно совмещает множество занятий.

Протоиерей Максим Козлов — настоятель домового храма св. мч. Татианы при МГУ, профессор Московской духовной академии, заместитель председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви, главный инспектор учебного комитета. За годы преподавания в МДАиС опубликовал более 100 статей и переводов (патрология, библеистика, церковная история, публицистика) в церковной и светской прессе и несколько книг. Наиболее известны книги публицистического содержания: «400 вопросов и ответов о вере, церкви и христианской жизни» и «200 детских вопросов и недетских ответов о вере, церкви и христианской жизни», «Последняя крепость», «Клир и мир». Принимал участие в написании первого вводного тома Православной энциклопедии, где им была написана статья «История духовного образования в Русской Православной Церкви».

«Сочиняю проповеди в пробках»

— Отче, как вы успеваете все совмещать в жизни? И без каких-либо утрат?

— С одной стороны, утраты, конечно, имеют место. Потому что, скажем, научно-богословской деятельностью в результате в жизни я занимался и занимаюсь меньше, чем просит душа. Где-то храм страдает от преподавания или учебных и административных нагрузок. Где-то, напротив, мои студенты страдают из-за моей занятости по храмовым делам. Но, с другой стороны, скажи мне: «Откажись от чего-то своей волей, выбирай, от чего будешь отказываться, делай что-нибудь одно», то, пожалуй, и ни от чего бы не стал отказываться. Не только по принятии воли Божией — Господь дает, и отказываться грешно, и послушания нужно нести, пока силы есть, — но и потому что есть некоторое внутреннее ощущение некоторой, если угодно, взаимополезности для человека множественных трудов и послушаний. Учебные труды помогают мне не коснеть в приходских буднях. Семейные обязанности — не засыхать по отношению к студентам. Так одно с другим все время бывает связано. Так наиболее вразумительные тексты пишутся на коленке. Теперь уже не на страничке пером, а двумя пальцами на КПК в машине.

— Вы сами водите?!

— Да, но печатаю я в пробках! (Улыбается.) В пробках-то автомобиль вести не сложно. Главное не нервничать. Молитвенники молятся, а глупые думают. Вот я не молитвенник, поэтому все время что-то обдумываю, пишу. Благодаря постоянным московским пробкам у меня есть очень хорошая возможность подумать. Раньше я так собирался с мыслями в электричках до Сергиевого Посада.

— Так и к проповедям для своих прихожан можно подготовиться?

— Да, я не сторонник проповедей экспромтом, кроме особенных случаев. Конечно, в жизни каждого человека бывает минуты вдохновения, ощущения того, что вот сейчас тебе Господь что-то положил на сердце. Но это бывает в основном у простых людей. А у таких, как я, — редко, в совершенно каких-то особенных случаях. И одно дело — вдохновение, а другое дело — лень. Вдохновение — это дар Божий, а лень — это грех человеческий. Если мы будем позволять себе не готовиться к проповедям — ну вот Господь что-нибудь на душу положит, а мы что-нибудь наболтаем, — или эксплуатировать собственные прежние сказанные слова, воспоминания, то это получится халтура, то есть грех. По отношению к людям, стоящим в храме, это будет недолжно.

— Что дает вам внутреннюю силу с достоинством исполнять все взятые на себя обязательства?

— Сто тысяч раз благодарю избранную некогда по благословению духовника и по личному желанию кафедру классической филологии. Это была жесткая, а порой и жестокая школа на выживание. Кто-то тонул или переплывал в более спокойные отделения, где подобного экстрима не было. Но те, кто выживал на нашей кафедре, научались тому, как можно жить по большей части работая, с небольшими перерывами на сон и еще более редким досугом для себя самого. Так что кафедре нашей респект и вечная благодарность.

Время молитвы

— Для православных студентов, как, впрочем, и для всех людей, очень важна молитва. Здесь можно выделить две тенденции. Кто-то строго, каждый день читает утреннее и вечернее правило и считает, что на этом его ежедневная норма общения с Богом выполнена и дальше можно спокойно заниматься учебно-рабочими делами. Кто-то попросту не успевает этого делать. Кто-то читает молитвы в течение дня…

— Я считаю, что святые отцы и учителя Церкви знали, когда устанавливали для нас какие-то нормы молитвенного делания, которые, хоть и в сокращении, но все же сохранились. И для человека обычного, не монаха, не клирика, утренние и вечерние молитвы должны оставаться тем последним рубежом, ниже которого его молитвенная жизнь не должна опускаться. Хочется тебе молиться в течение дня — молись! Можешь Бога своими делами благодарить — благодари, можешь жить так, что человеки, смотрящие на твои глаза, будут освещаться светом Христовым, — живи!

— Как быть, если студенту хронически не хватает времени на чтение установленных молитв?

— Здесь мы должны быть честными. Бывают в жизни такие интервалы столь интенсивного существования, когда не остается 15 минут ни утром, ни вечером на сосредоточенную молитву. Но, прежде чем решить, что у меня такой интервал, нужно спросить себя откровенно: не ушло ли у меня полчаса на смотрение новостей по телевизору; не ушло ли у меня 40 минут на разговор по мобильному телефону, не связанный с сегодняшними актуальностями; сколько времени я провел сегодня за ужином, с пирожками и пирожными, которые сопровождали мою вечернюю еду? И так далее. Если на все эти вопросы мы ответим отрицательно: телевизор не смотрел, по телефону не болтал, пирожков с пирожными не переедал, лежа на диване, в потолок не плевал, пребывая в бесстрастном бездействии, то, безусловно, можно сказать: «Я, руководствуясь словом преподобного Серафима, находясь в крайнем изнеможении, подобно монахиням, которые по 16 часов в сутки трудились тяжелым физическим трудом и для которых он и дал свое сокращенное правило, его прочитаю и с миром на ложе свое улягусь или, наоборот, восставшее от него, быстренько побегу учиться». Это первое. А второе: если читаешь молитву короче, очень важно, чтобы не получилось, что читаешь ее еще и хуже. Часто человек, читающий сокращенное правило, внутренне махнул рукой на то, что это вообще молитва: «Ну да вот, я сегодня полного читать не буду, прочитаю „Отче наш“, „Богородице, Дево…“ и еще чего-нибудь и скорее спать пойду». Если ты вместо 20 минут молишься три, то сосредоточься, соберись на эти три минуты так, чтобы это было предстоянием пред Богом, а не скороговоркой текстов и «на тебе, Боже, что мне негоже», с мыслями, что спать хочется или, еще лучше, чаю попить. От чая-то нельзя отказаться перед сном, а? Чая-то хочется… Или там передача Гордона какая интересная начинается, отец Андрей Кураев выступать будет — это же интресно, это мне как христианину нужно!

Время сна

— В одной из вечерних молитв упоминается грех — безгодный сон, то есть пересыпание без надобности. У студентов же могут быть недосыпания из-за домашних заданий и прочего. Молодые люди спят по 4 — 6 часов вместо положенных восьми, что, говорят, вредно для здоровья…

— Спать выше меры и правда не стоит. Потому что от этого рождаются, как говорит опыт, всякие страсти. Особенно у молодого человека. Это блудные страсти. Да еще и леность развивается, когда человек слишком много спит. Причем количество часов — не самое главное, это зависит от индивидуальной физиологии человека. Важнее просто не валяться в кровати, не устраивать из нее место, где мы едим, где мы нежимся, да так долго, что не хватает времени уже ни умыться, ни помолиться, ни к первой паре не опоздать. Но и регулярно недосыпать своевольным образом тоже не нужно. Прямо скажем: я мало знаю студентов, не досыпающих от усердия к учебе. Вот от тяги к сочетанию несовместимого — успешной учебы с обилием развлечений — бывает. Значит, надо понимать, где сэкономить.

http://taday.ru/text/139 173.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru