Русская линия
РПМонитор Константин Черемных23.10.2008 

Руина, источающая яд
Есть ли в Москве рычаги влияния на украинский политический процесс?

ОБМЕН РОЛЯМИ

Один из последних кинохитов с участием красотки Энн Хэттауэй назывался «Напряги извилины». Хороший совет для аналитиков, силящихся разобраться в очередном витке перманентного политического кризиса на Украине. Наш коллега Андрей Окара, помнится, предрекал очередные выборы в Верховную Раду сразу же после прошлой парламентской кампании — год назад http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=6006. При этом через год, после президентских выборов, эту же процедуру ожидают вновь, что усугубляет нелепость ситуации. Впрочем, то ли еще будет в распутно-безличные времена «новой Руины» (от названия в украинской истории тридцатилетнего периода после смерти Богдана Хмельницкого)?

В прошлогодней статье Андрея Окары высказывалось недюжинное удивление по поводу крупного улова, доставшегося тогда Юлии Тимошенко, которая не только добилась успеха на внеочередных выборах, устроенных президентом Виктором Ющенко, но и возглавила правительство в итоге образования «новой оранжевой» коалиции из собственной партии и президентской «Нашей Украины — Национальной самообороны» (НУНС). Коалиция сохранялась до июня текущего года, когда во время визита Виктора Ющенко на международный экономический форум в Санкт-Петербурге двое активистов президентской партии покинули альянс и сделали правительство нелегитимным.

Сегодня Юлии Тимошенко с уместным сарказмом припоминают ее лозунг предыдущей политической кампании: «Распускается весна — распускается Рада». В самом деле, в прошлогоднем роспуске она была прямо заинтересована, а в нынешнем — отнюдь наоборот.

Особый гротеск ситуации придает зеркальное повторение тактики противников перевыборов. В прошлом году, когда Виктор Ющенко инициировал «смену коней на переправе» непосредственно после консультаций с представителями Госдепа США, контролировавшая правительство Партия регионов Виктора Януковича убеждала население в том, что для экономики Украины новые потрясения смерти подобны. Год спустя то же твердит Юлия Владимировна, напоминая о том, что бюджет на будущий год еще не утвержден, а Партия регионов, оказывается, вовсе не прочь переизбраться еще раз, надеясь, очевидно, на реванш.

Впрочем, существует и некоторое различие в поведении соперников: в прошлом году Партия регионов была настолько уверена в своем преимуществе, что не торопилась следовать «капризу» президента и начинать партийную предвыборную кампанию. В отличие от «регионалов», сторонники Тимошенко, по выражению наблюдателей, ведут борьбу одновременно на трех досках: одна партия — на случай, если президент все-таки одумается и отменит указ, другая — на случай новой коалиции со своим участием, а третья — на случай выборов. При этом первая игра ведется теми же способами устраивания потасовок в Центризбиркоме и судах, как действовала год назад Партия регионов.

По словам бывшего советника Леонида Кучмы Дмитрия Выдрина, сам президент Ющенко тоже до последнего момента вел две игры — коалиционную и перевыборную. При этом аналитик утверждает, что в перевыборах сегодня ни одна из политических сил вовсе не заинтересована. Действительно, еще весной из пропрезидентского блока «Наша Украина — Национальная самооборона» (НУНС) выделилась активная группа во главе с главой секретариата президента Виктором Балогой. Прочие НУНСовцы были далеки от единства: пять из десяти партий, входивших в блок, публично выступили в сентябре против еще одних перевыборов Рады, вполне справедливо догадываясь, что скатывающийся до ничтожной величины рейтинг президента даже при наличии финансового ресурса не гарантирует им мест в новом парламенте.

Говоря о том, что в перевыборах не была заинтересована ни одна из крупнейших политических сил, весьма сведущий политолог Выдрин явно имел в виду и раскол, наметившийся также в Партии регионов, от которой еще в начале года стало отмежевываться крыло во главе с бывшей главой фракции Раисой Богатыревой. Уже в январе «сарафанное радио» украинских сайтов сообщало, что именно на Богатыреву сделал ставку крупнейший украинский олигарх Ринат Ахметов. Досрочная кампания вряд ли могла интересовать новорожденные и потому нераскрученные партии, равно как и их спонсоров. Кому нужны выборы, если они никому не нужны?

НЕУПРАВЛЯЕМАЯ УПРАВЛЯЕМОСТЬ

Логику Ющенко, казалось бы, понять проще всего: ну конечно же, он ждет, что скажут на Западе. Ирония состоит в том, что на Западе новый роспуск Рады вовсе не приветствуют. Ни на уровне Европарламента, ни на уровне ПАСЕ, ни в Брюсселе, ни в заведомо проамериканской Варшаве. В самих США, в отличие от прошлого года, мэйнстримные СМИ выражают скорее недоумение по поводу происходящего. Так, обозреватель журнала The Times Тони Кэрон не понимает, для чего президенту в очередной раз устраивать дорогостоящую гонку и рисковать собственными позициями ради избавления от Тимошенко, которую год назад он же сам благословил на руководство правительством. Автор напоминает о том, что Тимошенко не раз посещала Вашингтон и пользуется там достаточным доверием. В самом деле, прошлой весной «дама с косой» произвела впечатление и на межпартийную аудиторию Института стратегических и международных исследований, и на вице-президента Чейни, с которым ее познакомили, а сам визит был согласован на традиционном президентском завтраке, который проводится раз в год и привлекает всех «сильных мира сего».

Дику Чейни, впрочем, не до комментариев: он страдает аритмией, что на фоне инфаркта в американской банковской системе более чем объяснимо. В этом и состоит главный парадокс: Ющенко устраивает очередную перетряску власти на самом пике мировых потрясений, буквально на следующий день после подписания указа принимая ведущих банкиров и получая сведения из первых рук о весьма плачевном состоянии ряда украинских кредитных учреждений — в частности, банка «Надра». Между тем «революции стоят дорого», как недавно вещал корифей политтехнологий Алексей Ситников.

По словам Тони Кэрона, политические пертурбации на Украине не укладываются в простенькую модель о гегемонистской России, угрожающей украинской демократии. Он поясняет, что политический процесс в Киеве «очень сложен». Из этих слов американский читатель призван извлечь очевидную истину: если после «оранжевой революции» в «стране-мишени» ежегодно возникает политический цугцванг, то виноват в этом кто угодно, кроме Запада.

Точно так же рассуждали, инструктируя наблюдателей, функционеры Freedom House в канун выборов 2006 года: эти демократические силы, сиречь Ющенко и Тимошенко, просто не могут договориться между собой, и мы тут, дескать, бессильны.

В то же время, украинские обозреватели смотрят на ситуацию ровно противоположным образом: по их оценкам, на Украине нет ни одной политической силы, которую бы не дергали за ниточки извне, будь то из Вашингтона или Москвы. В самом деле, иначе трудно объяснить странное поведение Виктора Януковича год назад — когда после фактического провала явно срежиссированного за океаном путча глава Партии регионов добровольно соглашается на навязанные президентом перевыборы, добиваясь лишь отсрочки до сентября.

Поведение руководства Партии регионов в ходе конфликта этого года тоже вызывает недоуменные вопросы не только рядовых сограждан, но и самых непредвзятых обозревателей. Так, не заподозренная в левых убеждениях Юлия Мостовая, редактор «Зеркала недели» — дочерней структуры «Нового русского слова», сетует на то, что очередные перевыборы вновь произойдут за счет избирателей, ради которых якобы и проводятся. При этом автор особенно отмечает то обстоятельство, что на этот раз Партия регионов вполне настроена на выборы, хотя можно было обойтись без астрономических расходов, пожалев хотя бы госбюджет.

В самом деле, 6 октября, в ходе теледебатов с Юлией Тимошенко в программе Савика Шустера, Виктор Янукович подтвердил готовность своей партии идти на выборы. Спустя четыре дня Партия регионов уже распределила должности в предвыборном штабе, а на следующий день заместитель главы партийной фракции в Раде Сергей Левочкин официально выражает осуждение тактике сторонников Юлии Тимошенко, пытающихся сорвать выборы. На этом фоне комментарии российских экспертов — к примеру, Константина Затулина и Алексея Макаркина — о том, что действия Ющенко как раз и направлены против Партии регионов, звучат, мягко скажем, неубедительно. Неужели ситуация и впрямь настолько сложна, что в ней не разобраться даже из Москвы?

На самом деле Партия регионов не особенно нуждалась в одобрении московских советчиков — хотя бы потому, что ничем не была им обязана. Прагматики из восточноукраинского истэблишмента еще четыре года назад отказались от услуг российских экспертов по причине их вопиющей неэффективности. Бездарная игра самоуверенных московских пиарщиков в 2002 году, когда ставка была сделана на заведомо чуждую «донеччанам» киевскую группировку Виктора Медведчука, стоила слишком много для Партии регионов и в политическом, и в финансовом выражении, о чем они не могут не вспоминать каждый раз, когда им приходится «строить себя» под опостылевшего, безвольного, но привечаемого Западом и потому выгодного для их внешних корпоративных интересов президента Ющенко. Это известно сегодня даже дилетантам из вашингтонских газет, в то время как российская аудитория продолжает кормиться из недостоверных источников, наивно полагая, что если наши корабли бороздят просторы Индийского океана, то уж за ближайшими-то пределами РФ Москва точно имеет серьезное влияние.

Эта выдача желаемого за действительное, оборачивается горьким разочарованием, когда сквозь бодрые отчеты яйцеголовых «специалистов» и наигранную заботу о русском языке на Украине прорывается горькая правда о том, что восточноукраинские элиты давно решают свои проблемы своим умом, а дорогостоящие итоги этих решений неминуемо лягут в итоге на плечи самих же россиян.

БЛИЗОРУКОСТЬ НА ФЛАНГАХ

Напомним, что Партия регионов еще накануне парламентских каникул пыталась использовать распад коалиции для отрешения Юлии Тимошенко от должности. Это начинание, впрочем, совсем не обязательно требовало роспуска Рады. И тем не менее, украинские коммунисты вместе с депутатами от Народной партии Владимира Литвина встали тогда горой за вроде бы идейно чуждого премьер-министра.

В самом деле, к чему коммунистам связывать себя с Тимошенко, которую сами же недавно разоблачали и в связях с Западом, и в партнерстве с сектантами через второго человека в БЮТ Александра Турчинова — который, кстати, и был прошлой весной командирован в Вашингтон для организации визита?

На поверхности «противоестественной» сделки можно усмотреть внешние поводы, убедительные для левого электората. В прошлом году Юлия Тимошенко инициировала повышение пенсий и размораживание вкладов Сбербанка, одновременно приняв ряд непопулярных налоговых мер против крупного бизнеса. К тому же времени относится и «полевение» по составу фракции БЮТ, куда перешли несколько социалистов.

Бывший спонсор Юлии Тимошенко и статусный оппонент Рината Ахметова, владелец днепропетровского Приват-Банка Игорь Коломойский дал «даме с косой» весьма убедительную характеристику, не лишенную наблюдательности: «Это тяжелый случай. Тимошенко — классическая „черная вдова“, одиночка, власть для нее — абсолютная ценность, а по идеологии она троцкистка: будучи олигархиней-неудачницей, она ненавидит любой капитал, а особенно крупный».

Впрочем, лидер КПУ Петр Симоненко объяснял партийную тактику тем обстоятельством, что если допустить отставку правительства перед каникулами, то вся власть окажется в руках «непредсказуемого Ющенко» и его секретариата во главе с Виктором Балогой. Сюрпризов от воинственного секретариата ждали и эксперты. Тот же Дмитрий Выдрин подчеркивал, что повторно выиграть президентские выборы будущего года Виктору Ющенко не удастся, что не исключает возможности «победы недемократическим путем» — здесь приводилась аналогия с победой Кучмы в 1999 году.

Ссылка на события девятилетней давности весьма полезна. Во всяком случае, она хорошо объясняет «смычку» коммунистов с Тимошенко против донецкой Партии регионов. Тогда, в 1999 году, нужные для Леонида Кучмы результаты в Восточной Украине были обеспечены именно силами донецких олигархов во главе Ахметовым, «через колено» убеждавших местные избирательные комиссии считать как надо, а не в пользу фактически лидировавших тогда коммунистов.

Компартия, с тех пор поредевшая в несколько раз, теперь могла себе позволить лишь прежнюю тактику социалистов — примыкая к БЮТ и «народниками», КПУ могла оказаться той полезной «гирькой» на весах, с которой вынуждены считаться и посему жаловать второстепенные парламентские должности. Расчет был близоруким. Впрочем, дальновидностью не отличался ни один из участников игры, в том числе и радикальные «западенцы» из противоположной части зыбкого спектра.

В сентябре, когда выяснилось, что недавние поставки украинского оружия в Грузию не принесли ни гривны в госбюджет, в СМИ распространилась также версия о «трехстах спартанцах» — украинских морских офицерах, которые по сценарию Балоги должны были спровоцировать вооруженное столкновение со спецназом Черноморского флота в Крыму, положив свои головы ради сиюминутного подъема националистических настроений, который якобы только и мог обеспечить президенту Ющенко возрождение популярности времен Майдана.

При всей авантюрности сценария версия звучала убедительно на тот момент, когда в Черном море сконцентрировались натовские корабли. Впрочем, было понятно, что расчет секретариата был связан не с преданностью президенту, а с желанием за счет пресловутого подъема въехать во власть, сделав «Объединенный альянс» новым «бастионом демократии», а заодно и поделив правительственные посты. Руководство КПУ, таким образом, нисколько не приуменьшало опасности, исходящей от «закарпатского клана» Балоги, которому год назад принадлежала решающая роль в продавливании указа о перевыборах.

Самые активные из «регионалов» не на шутку дрались в прошлом году со спецназовцами Балоги на ступенях Конституционного суда и Генпрокуратуры. Впрочем, эти активисты, включая депутата Тараса Чорновила, не вполне представляли себе степени сговорчивости собственного партийного руководства. И тем более вряд ли могли себе представить, что накануне новых выборов под уже обреченного, казалось бы, Виктора Ющенко с готовностью «подпишется» не один пообтаскавшийся блок НУНС, а целая коалиция, в состав которой войдут и новая партия Раисы Богатыревой, и «Объединенный альянс» — и что новоявленная партия Балоги, а вовсе не осколок «донецких», в итоге отмежуется от этого «ноева ковчега», убедившись в том, что первых мест в его списке им не видать.

Отказ западных контрагентов одобрить «авантюрный сценарий» крупно подвел самую агрессивную группировку в президентском окружении. Вместо молниеносной войны воцарился вязкий, текучий и сугубо прозаический мир, где авантюрным сценариям места не находилось, с группой Балоги произошло то же, что раньше случилось с «Порой» и национал-оборонцами — они маргинализовались. Ключи от президентской политики перехватила публика с совсем другим имиджем — в костюмах от лучших европейских дизайнеров и лимузинах с тонированными стеклами.

Понимало ли столичное экспертное сообщество суть этих смен конъюнктуры и проистекающих из них рисков? Необходимость такого понимания определяется хотя бы присутствием на Украине российского бизнеса. Однако за отсутствием государственного информационного обеспечения российским компаниям остается полагаться лишь на собственные источники в украинских органах власти, а за неимением возможности влиять на ситуацию — постоянно приспосабливаться к меняющемуся течению, одновременно занимаясь поисками не столь близких, но более спокойных гаваней.

Сейчас же российские интересы на Украине остаются сами по себе, чаяния искренних друзей России на ближнем пространстве — сами по себе, а политика существует отдельно от того и другого. И потери от этой шизофренической раздробленности мы, увы, давно разучились считать. Вместо того чтобы извлечь уроки из постоянно совершаемых ошибок, мы до сих пор склонны полагаться на расчеты неких заведомо гениальных специалистов из узкого круга, способных вершить чудеса лоббизма в силу владения заведомо прогрессивными импортными технологиями.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=11 391


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru