Русская линия
Фонд стратегической культуры Андрей Арешев16.10.2008 

Консультации в Женеве: полезные дискуссии или бесплодные словопрения?

15 октября в швейцарском Женевском Дворце Наций начались широко разрекламированные консультации по Абхазии и Южной Осетии. Проведение таких консультаций значилось в качестве одного из пунктов «плана Медведева — Саркози». Этот план, изначально написанный достаточно расплывчато, был продуктом компромисса и стремления российского руководства дать шанс Евросоюзу показать свою эффективность в решении острых региональных проблем. Однако добрую волю Москвы ее европейские партнеры, похоже, не оценили. И начавшееся в Женеве действо (точнее — отсутствие его положительных результатов) станет, как мы ожидаем, убедительным тому свидетельством.

Дипломатические консультации проходят в закрытом режиме: в здании Дворца установлены железные заградительные барьеры, журналистов не допускают к месту проведения дискуссии. Формат проведения дискуссии и даже состав ее участников — страшный секрет. Представители ООН и официальные лица категорически отказываются давать комментарии на эту тему. По информации РИА «Новости», дискуссия проходит в рамках пленарной сессии и двух рабочих групп: одна из них посвящена проблемам безопасности и стабильности в регионе, другая — проблемам временно перемещенных лиц.

Судя по всему, дискуссии идут нешуточные, и консолидированный Запад (США и ЕС) намерен дать «решительный бой» признанию Россией бывших грузинских автономий. В ход пущена «тяжелая артиллерия». Так, американскую делегацию в Женеве возглавил помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии Дэниел Фрид. О том, какую позицию займет в Женеве Вашингтон, можно судить по словам официального представителя Госдепа США Шона Маккормака: «Насколько мы понимаем, — сказал он, — в Женеве могут присутствовать представители фактических лидеров… Абхазии и Южной Осетии». Маккормак милостиво разрешил им «принять участие в неформальных дискуссиях за рамками пленарных заседаний». Иными словами — постоять в курилке.

Такое подчеркнутое высокомерие американцев решительно противоречит позиции МИД России (российскую делегацию в Женеве возглавил заместитель министра Григорий Карасин). Дипломатические источники в Женеве отмечают, что «российская сторона будет участвовать только в тех заседаниях, в работе которых будут принимать участие представители Южной Осетии и Абхазии». Между тем, по словам сотрудников представительства ЕС при Отделении ООН в Женеве, «предполагается, что они (абхазы и южные осетины) примут участие только в заседаниях двух рабочих групп, но не в пленарных заседаниях».

По мнению российской стороны, центральным вопросом женевских консультаций должны стать европейские гарантии безопасности Абхазии и Южной Осетии. «Ожидаем, что указанные гарантии будут носить материальный и юридически обязывающий характер. В качестве их центрального элемента рассматриваем подписание соглашений о неприменении силы между Грузией и Абхазией, а также Грузией и Южной Осетией. До вступления в силу этих соглашений грузинская сторона должна строго соблюдать свое обязательство не применять силу, гарантом которого выступает Евросоюз. Предстоит согласовать в этом контексте конкретные параметры режима безопасности в зонах, прилегающих к Абхазии и Южной Осетии. Полагаем также целесообразным разработать комплекс мер, которые исключили бы возможность повторения безудержной милитаризации Грузии, которая подтолкнула ее нынешнее руководство к нападению на Южную Осетию. Важной частью этих мер мог бы стать отказ от поставок тяжелых и наступательных вооружений грузинскому правительству», — заявил представитель МИД РФ Андрей Нестеренко.

В свою очередь, основной целью американцев и грузин станет вывод российских воинских контингентов из Абхазии и Южной Осетии. В Вашингтоне считают, что численность российских войск, остающихся в Южной Осетии и Абхазии, «является, возможно, наиболее важным из остающихся вопросов» (Ш. Маккормак). Как видим, и здесь установки американской дипломатии прямо противоположны российским, ведь вывод миротворцев — прямой путь к возобновлению боевых действий.

Члены грузинской делегации заявляют, что будут блокировать участие представителей Сухума и Цхинвала в переговорах, однако это — далеко не самая главная проблема. Сейчас террористическая угроза со стороны Грузии в отношении признанных Россией государств стала как никогда реальной. Непосредственно после ухода российских миротворцев из буферной зоны, прилегающей к Южной Осетии, в ней стали концентрироваться грузинские полицейские силы. 13 октября из грузинского села Никози Горийского района Грузии на территорию Республики Южная Осетия был совершен несанкционированный переход бойцов одной из вооруженных структур Грузии, попытавшихся устрашить местное население, проживающее поблизости к данному району. Наблюдатели ЕС, размещенные на территории государства-агрессора (Грузии), не предприняли действий, которые могли бы этому помешать. Согласно поступающей информации, провокации уже распространились и на Знаурский район Южной Осетии (в частности, село Мугут).

Если предложения России по демилитаризации Грузии, ограничению ее военного потенциала, созданию эффективной системы мониторинга с целью не допустить новых провокаций будут в Женеве заблокированы или не услышаны, — это станет для Москвы четким сигналом к тому, что следует ожидать возобновления боевых действий со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Имея опыт 2004-го и 2008 годов, Москва вряд ли будет ждать, когда на Южную Осетию и Абхазию нападут в третий раз. В настоящее время обе республики связаны с Россией соответствующими договорами, в том числе и в сфере военной безопасности, что подразумевает прямое и непосредственное участие российской армии в защите их независимости, отражения агрессии в ходе нападения, превентивные меры по пресечению терактов со стороны Грузии и т. д. Уничтожение (как профилактическая, упреждающая, превентивная и/или ответная мера) находящихся на территории других государств террористов и их баз осуществляется Турцией, Перу и некоторыми другими государствами. Нормативно-правовой основой возможных действий России в этом направлении является не только международное право, но и нормы российского законодательства (Федеральные законы «О противодействии терроризму», «О Федеральной службе безопасности и др.)

Представляется, что участникам женевских консультаций следовало бы сконцентрироваться на мерах, способных гарантировать Кавказ от возобновления боевых действий на длительную перспективу. Однако есть большие сомнения, способен ли Евросоюз выработать комплекс таких мер. И тем более это касается США.

14 октября Джордж Буш подписал принятый американским Конгрессом законопроект о военных расходах на 2009 год с разрешением Пентагону оказать содействие в восстановлении Грузии на сумму до USD 50.000.000: «Министру обороны США разрешено в течение 2009 финансового года использовать полномочия для предоставления услуг, передачи оборонных наименований и финансовых средств госсекретарю США в целях обеспечения по усмотрению госсекретаря содействия в восстановлении, безопасности или стабилизации государства Грузия». И 50 миллионов долларов — лишь часть средств, которые будут закачиваться на восстановление грузинской армии и военной инфраструктуры…

Не следует сомневаться в том, что со стороны России противодействие возникающим угрозам будет адекватным. Опираться оно будет в первую очередь на международное право и российское законодательство. И никакие международные «посиделки», инициированные Западом и начисто оторванные от факта появления новых государственных границ на Кавказе, не заставят Россию действовать в ущерб собственным интересам.

***

Судя по сообщениям, которые стали поступать ближе к 19.00 15 октября, переговоры в Женеве провалились.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1682


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru