Русская линия
Фонд стратегической культуры Александр Мезяев11.10.2008 

Процесс против Воислава Шешеля провалился

Судебный процесс против лидера Сербской радикальной партии Воислава Шешеля в Международном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ) длится уже год, но прокуратура не смогла представить ни одного существенного доказательства вины подсудимого. То, что процесс провалится, было ясно задолго до его начала.

Во-первых, процесс не мог начаться почти пять лет. И причиной этому было отсутствие доказательств вины Шешеля. Прокуратура предпринимала невероятные усилия для того, чтобы оттянуть начало процесса. Сначала В. Шешелю, в нарушение норм международного права и Статута самого МТБЮ, был в принудительном порядке назначен один адвокат, затем другой. Только на тридцатый день голодовки, которую В. Шешель объявил в знак протеста против нарушения его прав, Апелляционная палата отменила решение о принудительном назначении адвоката. Потом прокуратура начала делать запросы об изменении обвинительного акта (всего три раза). Затем была предпринята попытка объединить дело В. Шешеля с делами других обвиняемых. Последней придумкой прокуратуры стала смена главного прокурора процесса. Таким образом, было признано, что обвинение к процессу не было готово даже через пять лет после ареста обвиняемого!

Во-вторых, В. Шешель потребовал рассмотреть вопрос о законности самого обвинительного акта против него, учитывая весьма скандальные признания Карлы дель Понте в её книге «Охота. Я и международные преступники». В своей книге бывший прокурор МТБЮ рассказывает, что во время встречи с тогдашним премьером Сербии З. Джинджичем тот попросил её: «Заберите Шешеля и не возвращайте его». Однако вместо того, чтобы провести серьёзное расследование, судебная палата, сославшись на «неопределённость» утверждений Шешеля, распорядилась «вернуть заявление обвиняемому обратно».

В-третьих, ещё до начала процесса В. Шешель представил доказательства того, что в попытке спасти лицо прокуратура оказывает давление на свидетелей с целью принудить их дать ложные показания против него. Доказательства Шешеля были неопровержимы: сами свидетели под присягой заявили об этом в различных судах Сербии. Однако суд вновь показал, что является соучастником преступных действий прокуратуры, и принял решение «сначала провести судебный процесс, а уже затем решить вопрос об обвинениях, выдвинутых Шешелем».

Судебный процесс начался ровно год назад — 7 октября 2007 года. Прокуратура так и не смогла найти свидетелей, которые доказали бы вину Шешеля. Сначала свидетели, которые на вопросы прокуратуры отвечали весьма гладко, стали проваливаться один за другим во время перекрёстных допросов Шешеля. Затем, видя, что она работает впустую, прокуратура стала представлять только засекреченных свидетелей, выступающих под псевдонимом и с искажением голоса. Но когда и это не помогло, заседания суда стали вообще проводить за закрытыми дверьми. Прокуратура даже попыталась затянуть процесс и таким способом, как выдвижение требования о дисквалификации одного из судей. Так, был найден свидетель Ишак Гаши, в допросах которого много лет назад участвовал датский судья Хархофф, бывший в то время общественником местной Хельсинской Группы. Конечно, столь необоснованное требование было отклонено, но это позволило на некоторое время вновь приостановить процесс.

Провал процесса совершенно очевиден. Прокуратура неделями не могла найти ни одного, даже ложного свидетеля и стала заполнять дни судебных заседаний представлением видеозаписей выступлений Шешеля. Таких киносеансов прокуратура в общей сложности провела на месяц судебных заседаний. Такого не было даже на процессе Слободана Милошевича, где пропагандистские фильмы Би-Би-Си тоже представлялись под видом «доказательств», но их демонстрация не затягивалась на месяцы. Однако, когда в «деле» Шешеля закончилось и кино, суд стал назначать заседания не каждую неделю, а через 2 недели, чтобы спасти прокуратуру от явного позора отсутствия каких-либо вообще свидетельств. Это в очередной раз показало, что суд является частью обвинения, ибо любой независимый суд в подобной ситуации был бы должен просто прекратить процесс.

События последних недель разрушили обвинительную часть процесса до основания. Свидетель Н. Стоянович прямо в зале суда заявил, что прокуратура принуждала его к даче ложных показаний против Шешеля, и он желает выступить свидетелем его защиты. Другой свидетель, также отказавшийся быть свидетелем обвинения — Л. Петкович, 11 сентября вообще был осуждён Гаагским трибуналом на четыре месяца тюрьмы за то же желание быть свидетелем не обвинения, а защиты. Председательствующий судья Жан-Клод Антонетти (Франция) заявил: «Свидетели МТБЮ являются свидетелями не сторон процесса, а свидетелями правды». Это, однако, лишь красивые слова, прикрывающие безобразную реальность.

Производятся попытки разрушить защиту В. Шешеля изнутри. Так, два бывших главных руководителя Сербской Радикальной партии — Томислав Николич и Александр Вучич несколько дней назад вышли из партии, но перед этим «наследили» не в пользу В.Шешеля. А. Вучич, якобы по вине Шешеля, публично раскрыл имя одного засекреченного свидетеля. А Т. Николич якобы получал от Шешеля поручения, касающиеся руководства партии. Такие обвинения формально могут служить основанием для лишения В. Шешеля права на личную защиту и принудительного назначения ему адвоката. Однако трибунал, скорее всего, не рискнёт вызвать Николича и допросить его в качестве свидетеля. Других доказательств у МТБЮ нет и быть не может — ведь речь идёт о телефонных переговорах, которые не могли быть прослушаны!

В подобной ситуации трибунал стал искать выход из тупика, в который загнал себя сам (выдвинув обвинение, которое он не может доказать). И сценарий такого выхода вырисовывается следующий.

Прокуратура вновь потребовала назначить Шешелю адвоката, а до решения этого вопроса еще раз приостановить процесс. (Формальным поводом к такому требованию стало утверждение о том, что Шешель, находясь в тюрьме уже шесть лет, передаёт на свободу секретную информацию о личности засекреченных свидетелей). В настоящее время судебная палата рассматривает данное требование. Чтобы спасти себя от полного разгрома, трибунал может снова назначить Воиславу Шешелю адвоката. Ведь Шешель уже заявил, что в случае такого решения он вновь объявит голодовку и будет бороться за своё право защищаться лично даже ценой своей жизни. Лишение В. Шешеля жизни таким способом было бы весьма удобным для МТБЮ, а в сложившейся ситуации, возможно, и лучшим для него вариантом. Не исключаются и другие, уже апробированные Гаагским трибуналом способы (манипуляции с лекарствами, как с С. Милошевичем, отказ в срочной медицинской помощи, как с М. Ковачевичем, или имитация самоубийства, как с М. Бабичем).

Таким образом, мы видим, что далее вести процесс против В. Шешеля ни прокуратура, ни суд не могут: для осуждения нет доказательств, а оправдание невозможно по политическим причинам — ведь оправдать Воислава Шешеля значило бы привести к власти самого страшного для Запада президента Сербии. Сложившаяся ситуация грозит серьезной опасностью обвиняемому. Практика МТБЮ показывает, что чем успешнее защита, тем меньше у обвиняемого шансов остаться в живых.

Сейчас важно заявить на весь мир: создавшаяся на процессе в Гаагском трибунале ситуация ставит жизнь Воислава Шешеля под угрозу. И следует предпринять все усилия для того, чтобы не дать трибуналу вновь сообщить о том, что обвиняемый «найден мертвым в своей камере».

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1662


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru