Русская линия
Религия и СМИ Александр Щипков24.10.2008 

Губернатор Петербурга выставляет на продажу души сожженных блокадников

Правительство Петербурга утвердило во вторник программу приватизации государственного имущества на 2009 год. В число объектов, подлежащих приватизации, губернатор северной столицы твердой рукой включил Московский парк Победы — священное место для каждого ленинградца, для каждого гражданина России. Робкие возражения членов городского правительства смолкли под властным взглядом. Парк Победы перейдет в частные руки. Через год.

Напомним же Смольному историю этого места.

Как свидетельствуют официальные документы, начиная с 7 марта 1942 года и до конца войны здесь кремировали тела более 600 тысяч ленинградцев. А их пепел хоронили тут же, на территории бывшего Первого кирпичного завода, переоборудованного приказом Жданова в крематорий. С тех пор вся земля здесь пронизана человеческим прахом.

После войны на месте закрытого крематория родственники сожженных начали стихийно сажать деревья. Деревья были увешаны бирками с именами покойников. На Пасху и Троицу здесь собирались тысячи горожан. Кто-то молился, кто-то пил горькую и слезы их смешивались с пеплом.

В 50-е годы быстро растущий город перешагнул это мистическое место и двинулся дальше в сторону Пулковских высот. Власть, хоть и велено было веру искоренять, не решилась идти против народного горя и приняла правильное решение — узаконила существование парка, выделила деньги на его благоустройство и назвала Парком Победы.

Так и жил парк своей странной жизнью. Выросли деревья. Бирки осыпались и растворились вместе с листьями 45 года, 46-го, 47-го, 48-го, 49-го… Ямы, куда ссыпали пепел человеческий, заполнились водой и превратились в живописные пруды. На месте проходной крематория появилась станция метро. Из земных недр метрополитена нескончаемым потоком выплывают мужчины и женщины, ради которых в эту же землю легли их предки.

В девяностые годы творилось здесь нечто невообразимое. Ларечный капитализм наступил на парк. Губная помада, трусы, маргарин, пиво, шаверма. Ветер разносил по парку отходы бурной торговли. Повсюду, в прямом смысле слова, жарили шашлык на костях блокадников. Лишь возмущение Лихачева и Вишневской, да страх перед возможными народными волнениями не позволили тогдашним властям окончательно превратить кладбище в торжище. Однако чичиковы ждут своего часа, и влажные руки продолжают перелистывать проект торгового центра, строительство которого опрокинули старики и старухи, объединившиеся в Фонд защиты Московского парка Победы.

В парке установили памятный крест. Круглый год служат панихиды. Блокадники просят построить в этом святом месте храм. Приезжал к ним Сергей Миронов. Сказал так: «Фонд защиты Парка Победы выступил с инициативой — на народные деньги построить храм на территории парка, чтобы любой петербуржец или гость города мог придти поклониться и помолиться за упокой души похороненных здесь ленинградцев и солдат ленинградского фронта. А раз народ сказал, что храму здесь быть, значит храм будет построен. Потому что последнее слово — всегда за народом!»

Много власти у губернатора. Много. Не боится он простого народа. И Бога не боится.

А на губернатора смотрят покойники. Хотят что-то сказать, да не могут.

Мы молимся о них — не обмытых, не одетых в белые одежды, не отпетых. Они молятся о нас — в надежде, что мы не дадим на поругание их прах, отстроим храм, отслужим обедню и соединимся с ними в евхаристической чаше.

http://www.religare.ru/2_58 782.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru