Русская линия
Православие и современность Юлия Семенова09.10.2008 

«Я не знал, что есть Бог»

Едва мы вместе с директором марксовской общеобразовательной школы закрытого типа Сергеем Шаровым и священником Андреем Павловым, настоятелем школьного храма в честь иконы Иверской иконы Божией Матери, переступаем порог спецшколы, мальчишки сбегаются со всех сторон: «Здравствуйте, Сергей Владимирович!», «Здравствуйте, отец Андрей!». Кто-то подходит за благословением. Внешне от обычных школьников их отличают разве что одинаковые джинсовые костюмы и какая-то особая дисциплинированность, выдающая специфику заведения: когда заходим в классы, ребята буквально подпрыгивают с мест и вытягиваются по струночке. Всего несколько лет назад в школе начал действовать храм. Двое воспитанников уже выразили желание поступить в Духовную семинарию.

За высоким забором

Спецшкола не похожа на тюрьму, хотя учатся и живут здесь подростки, совершившие преступление. Обычный школьный большой двор, плиты забора в ярких рисунках, разноцветные турники, футбольное поле; клумбы горят яркими осенними цветами. Но жизнь здесь имеет свои особенности и законы. Один из них — жесткий распорядок дня. В семь подъем, в девять вечера отбой. Весь день расписан по минутам — утренняя пробежка, учеба, самоподготовка, труд, занятия в кружках. За пределы школы на три часа в сопровождении воспитателя отпускают только изредка особо отличившихся или с родителями, если те приезжают в гости.

Сегодня здесь не говорят громких слов о перевоспитании, положительном влиянии труда на подростков и т. д. Просто учат, дают профессии каменщиков, операторов ПК и стараются по мере возможности наполнить жизнь пацанов какими-то памятными событиями. Летом, например, вывозили на шашлык, что совсем не предусмотрено учебным планом. На фотографии в школьном клубе — стройные ряды ярких палаток, мальчишки у ведра с шашлыком … Вот она, романтика, которая запоминается на годы!

— Отличники есть? — спрашиваю у директора.

— Отличников здесь нет, зато есть десять ударников, — улыбается Сергей Шаров, — а остальные — обычные ребята с пробелами в знаниях.

Сергей Владимирович кладет передо мной на стол справку: сухие цифры, из которых проступает реальность мальчишеских судеб до попадания в эти стены. Сегодня в школе чуть больше шестидесяти воспитанников от 11 до 18 лет, половина из неполных семей. Только у 19 человек возраст соответствует классу обучения, все остальные отстают в учебе на год, два и даже более. Кто-то бродяжничал, кто-то просто бросил школу. Бывает и такое, что семнадцатилетние садятся за парты в шестом классе. Многие только здесь начинают показывать успехи в учебе: в спецшколе с уроков не сбежишь, хочешь не хочешь, а приходится заниматься. Почти две трети попали сюда за кражи, столько же были замечены в употреблении спиртных напитков и пристрастии к токсическим веществам. Школьный психолог рассказывает, что даже когда приходит время возвращаться домой, за некоторыми родители не приезжают по нескольку дней. Можно представить, во что превращается для забытого самыми близкими людьми мальчишки день, когда можно было бы начать всё заново. К сожалению, кто-то из ребят, оставив эти стены, возвращается сюда за очередное правонарушение…

Шаг в другую жизнь

«Я не знал, что есть Бог». Такие слова могут здесь сказать многие, потому что их знакомство с церковной жизнью началось именно в спецшколе. Три года назад здесь открылся храм, и для мальчишек посещение храма (он расположился в спальном корпусе спецшколы), участие в Таинствах стало неотъемлемой частью жизни. Приходят на исповедь, причащаются, хотя до прибытия в спецшколу многие были даже не крещены. Отец Андрей проводит с ребятами беседы, знакомя юных новоначальных с азами церковной жизни.

Во время небольшой экскурсии по школе мы заходим в спальню. Отец Андрей искренне радуется, когда видит рядом с кроватями на тумбочках аккуратно расставленные иконки.

— К сожалению, нет возможности совершать богослужения так часто, как хотелось бы, — делится отец Андрей, — в школе свой распорядок, и мы не можем его нарушать. Очень хотелось бы читать утреннее и вечернее правило, но пока тоже не получается. Трудность и в том, что у ребят нет возможности соблюдать посты, ведь меню здесь для всех одинаковое.

Мальчишки просят, чтобы священник проводил с ними больше времени и чтоб службы чаще были. Примечательно, что когда за хорошее поведение и учебу разрешают на три часа пойти в город с воспитателем, отличившиеся часто идут не просто погулять и развлечься, а отправляются в городской храм. Сюда же приводят и приехавших погостить родителей.

С любовью батюшка показывает школьный храм — там сейчас планируют расписывать стены. Средства выделяет директор школы, он же помогает с организацией паломнических поездок детей. Храм просторный, при желании здесь вполне смогут разместиться все ученики школы. Всегда людно в школьной церкви на Рождество и Пасху, а сейчас постоянно приходят сюда человек пятнадцать-двадцать, кто-то уже помогает в алтаре. Двое старшеклассников выразили намерение поступить в Духовную семинарию. Один из них уже покинул стены спецшколы и сейчас учится в одиннадцатом классе, своего решения пока не изменил. Второй, Саша Карпенко, должен через три месяца уехать домой в Аркадак. Он тоже хочет посвятить себя священническому служению.

— Я, когда приехал сюда и пришел впервые на службу, был даже не крещен, — рассказывает Саша.— Окрестился, стало тянуть в храм, хотелось приходить снова и снова. Это сложно объяснить. Я раньше и не задумывался обо всем, что узнал здесь благодаря батюшке. Очень хочу поступить в семинарию, сейчас читаю Библию, Закон Божий, учу молитвы.

Бывший воспитатель и вожатая школы Екатерина Богачева о Саше отзывается как об особенном ученике:

— Его всегда отличало заботливое отношение к младшим ребятам, ответственность, рассудительность.

С Екатериной мы встретились уже в Саратове: сегодня она работает в Саратовской православной гимназии. Рассказала, как вечерами перед сном приходила с ребятами в школьный храм, где они ставили свечи, молились, задавали ей свои вопросы:

— Они смотрят на иконы, видят, например, святого Серафима Саровского, изображенного стоящим на камне, тут же спрашивают: «А почему?».

Совершали и паломнические поездки, каждая из которых здесь — огромное событие. Побывали в храмах Саратова. А впечатления от паломничества в Вавилов Дол Екатерина и вовсе описывает как потрясение. Показателем пережитого стала тишина в автобусе, где ехали ребята, хотя обычно любым путешествиям подростков сопутствуют шум и гам.

Больше к церковной жизни тянутся ученики помладше. Старшеклассники же порой активно демонстрируют пренебрежение к вопросам веры. В таких случаях, по словам Екатерины, неизбежно начинаешь расстраиваться: обидно, когда старания что-то донести, делясь при этом самым дорогим, оказываются напрасными. Но бывают ситуации, после которых приходит понимание, что ничто не проходит бесследно.

— У нас был старшеклассник из разряда тех, что всегда являются для педагогов головной болью, — делится Екатерина.— В храм он никогда не ходил. И каково было мое удивление, когда он уехал на каникулы домой, а после рассказывал мне: «Представляете, мы с друзьями на Рождество ходили в церковь, мне так понравилось, я теперь всё время буду ходить!».

***

Всё описанное — всего лишь обычные рядовые дни в жизни Марксовской спецшколы. Словно свежая зелень, пробиваются здесь ростки веры благодаря стараниям небольшого числа людей, несущих свое служение. Тот случай, когда искренне хочется сказать спасибо.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5547&Itemid=4


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru