Русская линия
Завтра Сергей Глазьев07.10.2008 

Направление главного удара
Украинская карта в геополитической игре США

Отрыв Украины от России традиционно является главным вектором американской геополитики на постсоветском пространстве. При этом в Вашингтоне руководствуются формулой известного русофоба Бжезинского, согласно которой «Россия без Украины не может быть сверхдержавой». У этой формулы есть историческое (Украина — колыбель российской цивилизации), экономическое (Украина — наиболее развитый в промышленном и сельскохозяйственном отношении регион Российской и Советской империй), географическое (Украина — это выход к теплым морям и землям, к которым традиционно стремился вынужденный жить в неблагоприятном климате русский народ), геополитическое (Украина — крупнейшее государство Европы с населением около 50 млн. человек, большинство из которых воспитано в русской культуре).

К сожалению, российское руководство недооценивало значение маниакального стремления Вашингтона оторвать от России Украину. В отношении последней не было и нет никакой стратегической линии, несмотря на критическое значение многих украинских предприятий в кооперационно-технологических связях российской промышленности. За исключением одного эпизода неуклюжего вмешательства в выборы украинского президента, отношение российского руководства к Украине оставалось и остается пассивным, сводясь главным образом к коммерческим интересам по экспорту и транспортировке энергоносителей.

В отличие от Москвы, Вашингтон не жалеет сил для «окучивания» украинского истеблишмента. Сотни профессиональных разведчиков, аналитиков и политтехнологов, постоянно работающих в американском посольстве в Киеве, десятки фондов, финансирующих украинскую интеллектуальную элиту, агенты влияния в высших эшелонах власти изо дня в день вели работу в антироссийском направлении. Явное, последовательное и глубокое вмешательство во внутренние дела Украины дало свои плоды: американские спецслужбы контролируют и направляют аппарат украинского президента и его самого, а также деятельность Службы безопасности Украины, фактически руководят деятельностью министерств иностранных дел и обороны, оказывают влияние на ключевые вопросы экономической политики.

В условиях кризиса глобальной валютно-финансовой системы, обусловленного саморазрушением финансовой пирамиды долговых обязательств США, последние объективно заинтересованы в эскалации международной напряженности для удержания глобального лидерства и монополии на эмиссию резервной мировой валюты. Они неоднократно прибегали к развязыванию региональных войн в этих целях: в Югославии в период введения евро и в Ираке в период предыдущего финансового кризиса, чреватого переводом активов арабских стран-экспортеров нефти из доллара в другие валюты.

Очередной «горячей точкой» на карте мира может стать не Иран, как думают многие эксперты, а Украина. Во-первых, Иран в настоящее время Пентагону просто не по зубам. Во-вторых, немотивированная агрессия США против Ирана может вызвать антиамериканскую революцию во всем мусульманском мире. В-третьих, разжигание конфликта в Украине будет непременно провоцировать Россию, ослабление и колонизация которой и без того является важной целью американской геополитики.

Наконец, эта агрессия уже давно и последовательно совершается в латентной форме в качестве приоритетного направления американской политики на постсоветском пространстве. Ее перевод в открытую форму требует лишь легитимного предлога, которым может стать обращение Ющенко за помощью в условиях острого финансового и политического кризиса. При этом, даже провоцируя на Украине гражданскую войну, Вашингтон ничем не рискует. Напротив, разжигая конфликт между Украиной и Россией, он реализует геополитическую стратегию Бжезинского — стратегию отрыва России от корней и окончательного низведения до уровня региональной державы, а также расширяет возможности давления на ЕС. К примеру, в условиях открытого силового конфликта в Крыму и в других Юго-Восточных регионах Украины европейские державы будут вынуждены поддерживать политику США — и блок НАТО обретёт второе дыхание. Даже если в результате этой авантюры Украина распадётся, США выиграют, втянув Европу в очередной междоусобный конфликт и изолировав Россию от Евросоюза.

Так же, как и в Грузии, президентская власть Украины контролируется Вашингтоном. Это даёт возможность легитимной организации управляемого конфликта. Хотя его масштаб и последствия могут оказаться намного более серьезными, чем грузинский и даже югославский, США почти ничем не рискуют. Даже при самом худшем для Украины сценарии: распад и гражданская война, — Вашингтон избежит потерь. Он будет действовать руками украинских же боевиков, последователей гитлеровских коллаборационистов, а также поляков, турок и других русофобски настроенных пособников. США заставят европейских союзников по НАТО оплатить основные расходы и принять на себя любые последствия этой авантюры, как это уже было на Балканах.

У украинского руководства есть свои мотивы для эскалации напряженности вплоть до силового конфликта. У Ющенко нет шансов сохранить президентский пост на приближающихся президентских выборах. Ему не привыкать к борьбе за власть нелегитимными способами, и нет сомнений, что он пойдёт на любые меры для её удержания. Для государственного переворота и узурпации власти ему нужен лишь благовидный предлог, который был бы воспринят как его легитимное основание покровителями из НАТО и частью украинской правящей элиты. Таким основанием может стать политическая дестабилизация в условиях надвигающегося валютно-финансового кризиса.

Состояние и прогноз платежного баланса Украины свидетельствуют о неизбежном кризисе её валютно-финансовой системы, обусловленном быстрым нарастанием дефицита торгового баланса. Вплоть до последнего времени он компенсировался притоком иностранных кредитов, возможности расширения которого исчерпаны. В этих условиях политика укрепления гривны, проводимая денежными властями Украины на фоне высокой инфляции, ведет к классическому валютно-финансовому кризису, который разразится в ближайшие полгода. Его составляющими будут:

— девальвация гривны (в полтора-два раза);

— банкротство системообразующих банков, («подсевших» на иностранные кредиты);

— обрушение фондового рынка с падением цен на акции в 3−5 раз;

— всплеск инфляции до 15−30% в месяц;

— снижение реальных доходов населения примерно на треть.

Расчеты показывают, что переход на европейские цены на газ делает нерентабельными предприятия химико-металлургического комплекса, которые обеспечивают поступление основной части валютной выручки. Снижение экспорта при одновременном удорожании импорта повлечет резкое ухудшение и без того дефицитного торгового баланса Украины — до 20% ВВП, что не может быть компенсировано притоком иностранного капитала. Наоборот, иностранные банки в ситуации кризиса глобальной валютно-финансовой системы будут вынуждены свернуть кредитование украинской экономики. Всё это приведет к резкой девальвации гривны, которая, в свою очередь, вызовет банкротство многих коммерческих банков, набравших иностранные кредиты. Это на некоторое время парализует платежно-расчетную систему и повлечет за собой ухудшение финансового положения предприятий реального сектора экономики. Спад производства может достичь 10−15%, капитализация предприятий упадёт в разы.

Ухудшение социально-экономической ситуации в условиях приближающихся президентских выборов будет толкать украинское руководство на радикальные меры по узурпации власти. В случае роспуска Верховной Рады Ющенко попытается сорвать парламентские выборы и ввести режим президентской диктатуры, опираясь на силовые структуры и поддержку США. Своих политических оппонентов он обвинит в провоцировании кризиса и назовет изменниками родины. При этом в качестве причины кризиса будет объявлено повышение цен на газ, а Вашингтон сыграет роль «спасителя», предоставив вместе с МВФ стабилизационный кредит. Разумеется, под обязательство Украины войти в НАТО и передать контроль за своей внешней, финансовой и оборонной политикой Вашингтону.

Недовольство населения и протесты оппозиции украинское руководство попытается частично канализировать в антироссийскую кампанию, частично подавить силой. Для легитимизации последней могут быть спровоцированы межэтнические конфликты с человеческими жертвами. Наиболее вероятными площадками для их организации являются Крым, Карпаты, Одесса, где уже проводились репетиции межэтнических провокаций. В конфликт обязательно попытаются втянуть российские Вооруженные Силы, устроив крупномасштабные провокации в Севастополе против Черноморского Флота. Путчисты будут стремиться к максимальной остроте конфликта с тем, чтобы создать основания для введения военного положения в Крыму и Юго-Восточных областях Украины, силового подавления оппозиции и проведения референдума с целью изменения Конституции Украины и сохранения Ющенко у власти на неопределенный срок.

Для силового подавления оппозиции и народного протеста путчистам потребуется военная помощь НАТО. Чтобы получить предлог для этого, будут проведены провокации с целью втягивания в силовые действия Черноморского флота или имитации таких действий. Возможно, американцы посоветуют своим коллегам из украинских спецслужб применить свой излюбленный приём — потопить пару собственных кораблей вместе с командой, обвинив в этом российских моряков. Может быть, придумают новые трюки с целью создания образа российского военного вторжения с целью аннексии Крыма. В условиях распущенной Верховной Рады привлечения вооруженных сил США и НАТО на территорию Украины можно будет достичь относительно легитимным путем, ссылаясь на чрезвычайные обстоятельства.

Нет сомнений, что США и ЕС непременно воспользуются кризисом, чтобы окончательно установить контроль над Украиной. Процесс экспансии иностранного капитала в экономику Украины облегчается тем, что необходимые для этого предпосылки уже созданы. Ведущие украинские банки и предприятия уже находятся в глубокой зависимости от иностранных кредиторов. Последним только остается конвертировать просроченные долги и облигации в акции обанкротившихся банков. Однако, уступив за бесценок наиболее прибыльные и стратегически важные отрасли экономики, Украина утратит экономический суверенитет в обмен на кредиты в целях финансирования жизненно необходимых государственных расходов и строительство управляемых генералами НАТО антироссийских вооруженных сил. Украина надолго увязнет в глубокой экономической депрессии, сопровождающейся тяжелым падением уровня жизни основной части населения и эмиграцией его наиболее работоспособной части.

Совершенно иной сценарий возможен в случае реального возвращения Украины в единое экономическое пространство с Россией. Доступ к российским энергоносителям на условиях национального режима и получение российских кредитов позволят существенно смягчить кризис, сократить его продолжительность и обеспечить максимально благоприятные условия выхода из него.

Согласно проведенным нами расчетам, возвращение Украины в интеграционный процесс, предусматривающий создание полномасштабного ЕЭП и формирование общей стратегии экономического развития, к 2015 г. ВВП Украины увеличится на 84%, конечное потребление — на 82%, инвестиции в основной капитал — на 75%. При этом макроэкономическая оценка интеграционного эффекта на период до 2010 г. для Украины составит 18,6% современного уровня ВВП (50,5 млрд. гривен). К 2015 г. Украина получает наибольший эффект интеграции среди участников ЕЭП — 34% современного уровня ВВП (92 млрд. гривен). Украина получает также наибольший эффект интеграции по приросту конечного потребления: к 2010 г. — на 19,2% (40 млрд. гривен), а к 2015 г. — 33,6% (70 млрд. гривен). Эффект интеграции по величине дополнительных инвестиций в основной капитал для Украины к 2010 г. составит 19,3% (12 млрд. гривен) прироста от современного уровня, а к 2015 г. — 32,3% (21 млрд. гривен).

В рамках единого экономического пространства с Россией создаются благоприятные возможности для развития высокотехнологических отраслей Украины, составляющих основу современного экономического роста. К примеру, только в авиационной промышленности потенциал роста выпуска изделий, производимых в рамках российско-украинской кооперации, оценивается более чем в 10 млрд долл., в ракетно-космической сфере — не менее чем 3 млрд долл., в атомном и электротехническом машиностроении — не менее чем в 5 млрд долл. в краткосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе интеграционный эффект для указанных отраслей будет на порядок выше.

Нет сомнений, что в ближайшее время народ Украины ждут серьезные испытания и окончательный судьбоносный выбор. России в этой ситуации тоже следует сделать свой выбор — взять свою долю ответственности за Малороссию — колыбель российской цивилизации во главе с Киевом — матерью городов русских.

Что для этого необходимо? Прежде всего — фактическое введение элементов единого экономического пространства путем перевода торговли газом на рубли, широкое кредитование украинских партнеров, отмена изъятий из режима свободной торговли, расширение кооперации с украинскими предприятиями, подключение их к крупным российским проектам в наукоёмкой промышленности, втягивание в формируемые в России корпорации и консорциумы, мощные инвестиции в украинскую экономику. Другим направлением должно стать восстановление общего гуманитарного пространства, предполагающее предоставление украинским абитуриентам прав на бесплатную учебу в российских вузах, субсидирование программ преподавания русского языка и литературы в школах, поддержка русскоязычных украинских СМИ.

России ни в коем случае нельзя отождествлять Украину с ее президентом и правящей элитой. Нужна стратегия широкого открытого сотрудничества, ориентированная на вовлечение украинской деловой и интеллектуальной элиты в сотрудничество с Россией, создание привлекательного образа России в глазах народа Украины. При этом, конечно, нужно своевременно блокировать антироссийские провокации и помогать здравомыслящим политическим силам Украины удерживать наши отношения в русле взаимовыгодного сотрудничества, братской дружбы и общего видения будущего.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/08/776/13.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru