Русская линия
РадонежПротоиерей Алексий Касатиков01.10.2008 

«Мальчик со шрамом против «Капитанской дочки» или Новейший усилитель вкуса

С удивлением прочитал в «Радонеже» (N 5 (190) 2008 г.) статью о. Алексия Плужникова из г. Волгограда «Кто ты, мальчик со шрамом?».

Удивился с первых строчек: «Уже не первый год православная пресса буквально захлёбывается в спорах вокруг «Гарри Поттера» — так начинает свой труд мой собрат и тёзка. Удивлён. Православную прессу, как будто бы читаю, по крайней мере, просматриваю регулярно. И если уж кто и «захлёбывается» на тему о «Гарри Поттере», так это диакон Андрей Кураев, который, на мой непросвещённый взгляд, и затеял этот разговор. Далее идёт довольно длинная — без малого на газетный разворот, апология помянутого Гарри, которая в общих чертах повторяет всё, уже сказанное в его пользу. Об этом написано немало. Гораздо большее удивление было вызвано не началом, а концовкой статьи о. Алексия. Об этом и поговорим.

Я готов согласиться с автором в том, что чтение Гарри Поттера — «это не смертельно». Даже больше. Печальная картина упадка образования и умственного уровня общества (особенно в подростковых его слоях) такова, что очень многим даже история Гарри будет полезна для сохранения и поддержания навыков чтения. Я конечно, публично, на всю страну, отказываюсь в качестве родителя «прочитать все семь томов» этой истории. Не настолько я обездолен необходимой мне литературой. В конце концов, творение м-м Роулинг не настолько драгоценно, чтобы его нельзя было без ущерба проигнорировать мне и моим детям. Уверен, что не лишу их сокровища мировой культуры. Но боюсь, что не всем из «напуганных наших православных» удастся уберечь своих чад от знакомства с Гарри. Он слишком навязчиво лезет в глаза и уши, уговаривая затратить на приобретение книги о нём сотню-другую рубликов. Хорошую продукцию не рекламируют. А если хорошее не берут без рекламы, то и реклама в этом случае не поможет. Равнодушие к хорошему — это тяжёлый синдром, который свидетельствует о болезни общества.

О. Алексей приводит «убийственный» довод: «Вот интересно, провести бы гипотетически такой эксперимент: православные приходят к издателям, и те выделяют им миллионы долларов на рекламную раскрутку во всём мире православной детской книги, скажем, к примеру, „Удивительные приключения Ёжика“ монаха Лазаря или „Избранницы“ Н. Блохина (пусть авторы простят)». Авторы, я уверен, простят. А, может, усилим аргумент, на самую малость изменив условия эксперимента? Давайте предложим «раскрутить» … Новый Завет! Даже не в коммерческом смысле, это уже сделано до нас, а возьмём и навяжем всему миру тезис, что «Жить по христиански — это круто!» или: «Христианство — стиль жизни». Нелепость очевидна уже по тому, что любой лозунг (слоган) профанирует христианство. К счастью, успехи Православия нельзя выразить в денежном эквиваленте. И даже если кто-то удачно провернёт какую-то коммерческую акцию, то её успех не будет свидетельством богоугодности мероприятия.

На чём, как правило, основывается успех широкой продажи? Во-первых, на яркой упаковке; во-вторых, на «новейших усилителях вкуса». Интересно, помнит ли батюшка Алексей тот ажиотаж, который охватил советское общество в первые годы перестройки, когда всем вдруг захотелось отведать «чего-нибудь заграничного» только потому, что оно «оттуда»? А ещё — из-за необычного вкуса нового товара, который, оказывается, достигается неполезными усилителями и прочими добавками. Вкус этот — попросту фальшивый. Усилители вкуса возможны и в эмоциональной, и в интеллектуальных сферах. Именно они щекочут нервы при чтении модной литературы. Гарри Поттер стал модным, как в литературном, так и в кинематографическом исполнении. Именно просмотр фильма о нём вызвал у меня приторное ощущение неестественно усиленного вкуса. Может, это иногда и нужно. Например, для стариков, охладевших к жизни. Но воспитывать юношество на усилителях — это верный способ привить дурновкусие на всю жизнь.

Нам, христианам нужно быть очень осторожными с тем, что имеет успех в мире. И дело не в том, что православные испугались коммерческого успеха написанной на Западе книжки. Дело в том, что христианам необходимо всегда «плыть против течения», чтобы остаться христианами. Ведь по течению плывёт только дохлая рыба.

Теперь о главном, что обеспокоило меня при чтении очередной апологии Г. Поттера. Это не столько аргументы «за» мальчика со шрамом, сколько аргументы «в сторону» от здравого смысла. Батюшка Алексий сетует: «Ролинг смогла донести идеи победы любви и дружбы над злом до миллионов детей, а вот глубина и красота „Маленького принца“ Сент-Экзюпери доступна очень немногим». Но ведь глубина Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия ещё больше, чем у «Маленького принца»! Почему же тогда апостолы пошли проповедовать именно эту глубину, а не сложили какие-нибудь «христианоподобные» мифы для невежественных язычников? А почему бы равноапостольным Кириллу и Мефодию вместо точнейшего в мире перевода Евангелия не составить сборник сказочек или песенок применительно к «грубому устроению варварского славянского ума»? Если бы славянская азбука была создана для проведения рекламной акции «Славянские сказки — в каждый дом», то при всём возможном успехе, она не привела бы к усвоению славянами Евангельской истины. А вот проповедь Евангелия, для которой была создана наша азбука, преобразила жизнь многих народов. А славянская литература, в том числе и детская, тоже является одним из плодов христианского просвещения.

Защищая «мальчика со шрамом» от перепуганных православных педагогов, в умах которых «так твёрдо утвердился принцип: „не пущ-щать!“», о. Алексий предлагает незамысловатый рецепт, который, как все незамысловатые рецепты, кажется их авторам панацеей: «Если бы в школе предлагали читать Андерсена, Вальтера Скотта, Жюль Верна, Алана Милна, Астрид Линдгрен, Клайва Льюиса, Толкина, Ролинг, то наши дети учились бы любить литературу на своём доступном им уровне (!), а с годами, но уже за пределами школы, могли бы взяться и за серьёзную литературу». Напрасная надежда. Если школьные годы не потрачены для роста, то человек навсегда останется недорослью.

Батюшка! Миленький! Почему Вы так не любите педагогов! Вас что мучили в школе те самые «православные педагоги», у которых «так твёрдо утвердился принцип: „не пущ-щать!“»? С чего Вы взяли, что «виновато наше образование, наша школа» в том, что дети не могут прочесть ни «Евгения Онегина», ни «Капитанской дочки»? Не педагоги, а чиновники Минобра совместно с ТВ и прочими СМИ своей реформаторской деятельностью отучили и продолжают отучать детей от желания учиться. Вопреки протестам педагогов всё сделано для того, чтобы привить ученику отвращение к учёбе и унизить учителя. Ругать «наше образование, нашу школу» стало таким же «хорошим тоном», как накануне развала Советского Союза ругать «эту страну». И уничтожают школу, развращая учеников, именно те идеи, которые Вы с непозволительной лёгкостью изволите излагать: «На мой взгляд, нет более издевательского над детьми школьного предмета, чем литература». Вы сетуете на то, что такие шедевры русской литературы как «Капитанская дочка», «Евгений Онегин», «Мёртвые души» трудны для понимания. Вы признаётесь, что Вам и «сейчас нелегко читать эти произведения». В этом простодушном признании, видимо и кроется секрет любви волгоградского батюшки к сомнительному творению м-м Роулинг. Я, например, в свои школьные годы перечисленные произведения читал с восторгом. А если чего-нибудь не понимал, то мои учителя доходчиво мне всё объясняли. И даже намёка на издевательство с их стороны не было. Возможно, уважаемый батюшка Алексей не знает, что в XIX веке десятилетние отроки ночами зачитывались Овидием, Данте, Гомером. Причём в подлиннике, потому что переводов в ту пору не было. И никто не считал изучение древних языков издевательством над детьми. А ведь изучение латыни и греческого гораздо сложнее, чем чтение русским человеком «Капитанской дочки» на языке оригинала. Трудно понять, как православная душа не чувствует высочайшей поэзии пушкинского шедевра и противопоставляет «Капитанской дочке» Гарри Поттера! Такое отношение простительно для незадачливого школяра, но человек в священном сане должен, наконец, понять, что «корень учения горек, а плод его сладок». Зачем опускаться до примитива и требовать, чтобы учителя обеспечивали ученикам «сплошное удовольствие»? Если ученикам не стоит прилагать усилия, чтобы понимать вещи, превышающие их «свой доступный уровень развития», то может быть и христианам не стоит изменять своё сознание, то есть приносить покаяние? Зачем эти посты? Зачем длинные службы? Главное, чтобы «бог был у меня в душе». Зачем трудиться над своей душой, если «главное, чтобы я был неплохим человеком»? Но ведь Церковь призывает нас любить Бога и ближнего не на «своём доступном нам уровне», а на том уровне, который превышает нас самих. Человек призван к тому, чтобы постоянно расти. А для этого он должен стремиться к высоким целям.

Один из видных современных православных педагогов игумен Георгий (Шестун) высказал замечательную мысль, что обучение есть покаяние человека в грехе собственного невежества. Нам, священникам, хотя бы теоретически известно, что покаяние — тяжелейший труд. Ведь это труд по возрастанию человека, труд по избавлению от своего низкого уровня ради своего же уровня более высокого. Так почему обучение должно быть лёгким? Разве из выпускного класса должен выйти переросток, бережно сохранивший «свой собственный уровень», с которым он переступил порог первого класса? Здесь я с благодарностью Вам приведу слова одного из героев Роулинг: «Наступают тёмные времена, и всем нам придётся выбирать между тем, что правильно и тем, что легко». Почему же Вы считаете, что лёгкое развлекательное чтение может быть основой школьной программы? А почему в обязательный список школьной программы включены только т. н. «скучные» произведения? На самом деле не такие они и скучные. Они лишь более глубокие и их глубину ребёнок не может постичь без помощи опытного преподавателя. Может это Вам покажется странным, но перечисленные Вами Андерсен, Вальтер Скотт, Жюль Верн, Алан Милн, Астрид Линдгрен и многие, многие другие были и есть в школьной программе по литературе! Но эти книги предназначались для внеклассного самостоятельного чтения. Судя по всему, Вы эти произведения прочитали. Правда не заметили, что и выбор книг, и темы детских фильмов были не случайны. Это была, извините, государственная политика в области формирования нравственных ориентиров и вкусов подрастающего поколения. Даже безбожники коммунисты понимали, что детям нельзя читать всё без разбору. И, заметьте, даже при всём советском идеологическом прессе мы любили не Д. Бедного, а Пушкина, Лермонтова, Есенина.

Не очередная апология бедного Гарри подвигла меня на эту отповедь. Хотя негоже православному священнику хвалить книги про колдовство и магию, и утверждать, что «оборотень может быть хорошим человеком (!)». Пусть на примере этих книг добру и справедливости учатся те, у кого нет ничего получше. Можно и с паршивой овцы взять шерсти клок, но разводить паршивых овец как породу не стоит. Наши дети может и не погибнут оттого, что прочитают «Гарри Поттера», но они окажутся на вершок от погибели, если взрослые им разрешат всё. А особенно если мы, православные священники, эту всеядность одобрим. И не нужно так яростно ругать «наше образование, нашу школу». Даже при советской власти наша школа сумела сохранить многое из русской образовательной традиции. Я сам являюсь сыном и внуком школьных учителей, которых искренне благодарили и до сих пор благодарят их ученики. Кстати, один из предметов, который они преподавали — литература. Я тоже по образованию педагог. Правда, моё школьное преподавание продолжалось только до рукоположения в священный сан. Но и теперь я связан со школой. И, как ни странно, до сих пор именно школьные учителя «советской формации» являются опорой, на которой держится всё самое лучшее. Да и самыми надёжными и полезными прихожанами наших храмов являются именно советские педагоги, привыкшие жить по совести и отрекшиеся от советской идеологической лжи. Наша школа была хороша тем, что не предлагала лёгких путей в обучении: «В математике нет царских дорог» — эти слова Евклида, сказанные царю Птолемею, я узнал и запомнил именно в школе и до сих пор не сомневаюсь в их правоте.

Глядя на новую школьную идеологию, которая привносится под знаменем современных западных идей, убеждаешься в том, что наша традиционная школа действительно лучшая в мире. Боюсь, что очень скоро мы с ней расстанемся совсем, как расстались и с Российской Империей, и с Советским Союзом, в котором за перестроечным туманом мы не узнали своей Родины, хотя бы и осквернённой безбожным коммунизмом. Давайте не будем подражать внецерковному миру. Хотя бы пастыри Церкви. Мы, христиане, должны понимать тех, кто ещё не дошёл до Церкви. Но мы не должны пленяться тем, чем пленяется мир. Ведь это о нас сказано: «Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь её солёной?» (Мф. 5, 13). К сожалению, мы живём в то время, когда соль стремительно теряет силу. Мы должны этому противостоять и помнить, что усилитель вкуса не прибавляет вкуса, а лишь доставляет острые ощущения, которые не имеют ничего общего со вкусом истинной жизни. И для того, чтобы научиться его ощущать, нельзя скучать ни на уроках литературы, ни на других предметах. Особенно на уроке вечной жизни, который длится всю нашу земную жизнь. А людей с учёными степенями бояться не надо. Они тоже не чужды Православия и духовности. И вовсе не склонны к употреблению оборотного зелья.

Протоиерей Алексий Касатиков,

Настоятель храма во имя иконы Божией Матери

«Всех скорбящих Радость» г. Краснодара,

кандидат педагогических наук.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2829


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru