Русская линия
Агентство политических новостей Сергей Маркедонов26.09.2008 

Выстрел в государство

Перед тем, как начать разговор о политических последствиях трагической смерти Руслана Ямадаева (был убит в Москве 24 сентября 2008 года) мне хотелось бы обозначить одну принципиальную позицию. Строить какие-либо версии события, произошедшего накануне, не слишком продуктивно. Сегодня только заказчик и исполнитель акции 24 сентября в Москве точно знают всю картинку событий. Будучи историком по образованию, автор настоящей статьи привык базироваться в своих выводах на строгих фактах и данных достоверных источников информации. Иначе все размышления на выбранную тему превращаются в досужие спекуляции.

На сегодняшний день мы просто можем зафиксировать два подхода к интерпретации гибели Руслана Ямадаева.

Первая версия озвучена официальным Грозным. Ее суть такова. Смертью Ямадаева была предпринята попытка дискредитации республиканских властей и лично президента Чечни. По словам пресс-секретаря Рамзана Кадырова Лемы Гудаева «Это могут быть члены НВФ или кровники. Также, возможно, это связано с их (братьев Ямадаевых) предпринимательской деятельностью в Москве. Это могут быть и третьи силы, которых не устраивает стабильная обстановка в Чечне, которые использовали ситуацию (конфликт между Кадыровым и Ямадаевым), а также рассмотрение исков военнослужащих батальона „Восток“ Минобороны России, не согласных с действиями руководства батальона, связанных с их досрочным увольнением с военной службы. Кто бы ни был организатором этого преступления, они использовали ситуацию, преднамеренно зная, что стрелки будут переведены на Кадырова». Эту же версию конкретизировал в эмоционально-психологическом ключе советник президента Чечни Тимур Алиев. Он поведал влиятельному изданию «Ведомости», о том, что Кадырову доложили об убийстве Руслана Ямадаева на совещании правительства республики. По словам Алиева, «Кадырову не было приятно услышать эту новость: многие могут обвинить президента Чечни в этой смерти, но ситуация в республике не обострится».

Вторая версия убийства 24 сентября была предложена в эфире радиостанции «Эхо Москвы» братом погибшего Исой Ямадаевым. Он прямо обвинил президента Чеченской Республики в причастности к убийству в центре российской столицы (напомним, это случилось на Смоленской набережной, что недалеко от правительственной трассы). Естественно, журналисты тут же вспомнили о трагедии двухлетней давности, В 2006 году также в столице нашей Родины городе-герое Москве нашел свою гибель Мовлади Байсаров, который в свое время командовал специальной группой «Горец». Тогда гибели Байсарова предшествовало его противостояние с республиканскими силовиками (прокуратура предъявляла погибшему обвинения в похищениях и убийствах, база отряда была блокирована в Аргуне). Все закончилось тогда в ноябре 2006 года ликвидацией строптивого «горца» в Москве.

Третьей версии пока нет, но автор просто стопроцентно уверен, что рано или поздно она появится. После победы в «пятидневной войне» стало модно валить все провалы и просчеты на «вашингтонский обком». Наверное, руководствуясь логикой, «война все спишет», некоторые доброхоты начнут поиски американского или, чем черт не шутит, «грузинского» следа. Как же, Ямадаевы связаны с батальоном «Восток», который хорошо (без всякой иронии) зарекомендовал себя в той самой «пятидневной войне». Сегодня анализу собственных ошибок многие, включая и самый высший уровень власти, предпочитают «валить все на Запад». В самом деле, «чего их басурман, жалеть!».

Однако было бы неверно ограничиться одной лишь фиксацией различных версий трагического события 24 сентября 2008 года, а тем более выдумыванием своих предположений. Для экспертов-политологов важно рассмотреть, какие политические последствия оно за собой повлечет вне зависимости от того, кто «заказал» Ямадаева, и кто привел дело к логической развязке.

Биография Руслана Ямадаева во многом типична для Чечни «переходного периода». Это — ситуативное политическое поведение, возведенное в принцип. Погибший 24 сентября Руслан Ямадаев родился в 1961 году, в начале 1990-х гг. сделал карьеру в сепаратистских формированиях Чеченской Республики Ичкерия. Удостоился звания бригадного генерала. Затем был переход на сторону «федералов». Точнее, путь в сторону Москвы был пройден через расхождения с теми полевыми командирами, которые ориентировались на модель радикального ислама. В этом плане путь Ямадаева похож на биографию Кадырова-отца (начинал с сепаратистами, потом разошелся с т.н. «ваххабитами», которых в республике называют «ваххабистами»). В ноябре 1999 года Ямадаев способствовал передаче российским частям Гудермеса. С этого времени он на стороне России. 2 августа 2004 года он был президентским указом удостоен звания Героя России. Впрочем, путь из сепаратистов в герои, депутаты и единороссы был пройден не одним лишь Ямадаевым и его братьями. И не один он вместе с многочисленной родней конфликтовал с ныне действующим президентом Чечни.

Однако конфликт братьев Ямадаевых с Рамзаном Кадыровым (известный, как «дорожный инцидент») от 14 апреля 2008 года оказался в фокусе информационного внимания. И сегодня непросто составить объективную картину того, что произошло тогда в Гудермесе. Сопровождался ли тогдашний инцидент перестрелками и масштабными боевыми столкновениями (о чем интенсивно сообщали сайты кавказских исламских радикалов) или все ограничилось перепалками, выстрелами в воздух и окончилось с вмешательством лично Кадырова, сказать трудно. Но главное, в конечном счете, не точное описание деталей. Главное — фиксация самого факта такого инцидента, а также противостоящих друг другу сил. Это было столкновение между военными, находящимися пою юрисдикцией Минобороны РФ, т. е. не подчиняющимися республиканским властям напрямую (хотя назвать их в полном смысле слова военнослужащими было бы большим преувеличением), и силовиками, имеющими, республиканское подчинение. В апреле победили «местные». Тогда поход Кадырова на «Восток» увенчался успехом, а влияние братьев в республике было минимизировано. В итоге брат погибшего Руслана Ямадаева Сулим (также герой России) был отстранен от командования «Востоком».

Кстати сказать, 24 сентября вечером в СМИ появилась информация об убийстве Сулима Ямадаева. И только потом прошло опровержение и конкретизация событий. Многие источники, заслуживавшие доверия, высказывали соображения, что после апреля 2008 года влияние Ямадаевых в Чечне стало мизерным, а потому они не могли рассматриваться, как реальные конкуренты Кадырову и его команде.

Однако, как бы то ни было, сегодня в Чечне не осталось структур, которые были бы неподконтрольны тем или иным образом Рамзану Кадырову. И это объективный итог и апрельского инцидента с его последствиями, и убийства 24 сентября 2008 года. Кто бы что ни планировал и ни замышлял, так получилось. Таков «сухой остаток». Это — некий промежуточный итог.

В этой связи возникает несколько чрезвычайно серьезных проблем. И связаны они не только и не столько с чеченским (или даже общекавказским контекстом). Многие из тех, кто перешел из сепаратистов в «государственники» (при этом на местных условиях, а не по правилам федеральной власти) полагают, что для них возможно все или почти все. Такой подход, впрочем, характерен и для тех региональных руководителей, которые не успели побывать в сепаратистах, но напротив, лояльны сверх всякой меры Кремлю.

Повторюсь еще раз, ни у автора статьи, ни у какого другого эксперта сегодня нет твердых аргументов и фактов для того, чтобы кого-то обвинять или подозревать. Этим должно заниматься следствие. Однако важно понять, что без серьезной опеки со стороны Москвы республиканских лидеров (особенно на Северном Кавказе) последние будут считать, что победа в «пятидневной войне» — это шаг к реализации самых смелых амбиций. Они будут считать, что клятвы верности России сами по себе спишут все. И если мы «держим Кавказ», то нам все двери открыты.

В сегодняшних условиях Москва должна четко дать понять всем, что победа в Южной Осетии — это, прежде всего, победа Российского государства, а не тех, кто рассматривает его в качестве выгодного и эффективного попутчика. И что только оно, Российское государство может определять правила игры, в которых не могут быть предусмотрены «кровники», «клановая месть», «внутренние разборки» и прочие атрибуты развитого феодализма. Кто виновен, тот должен быть судим судом, а не находить свою смерть на улицах российских городов и сел.

http://www.apn.ru/publications/article20737.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru