Русская линия
Православие.Ru Анатолий Холодюк26.09.2008 

Стяжавший благодать: Размышления о преподобном Силуане Афонском. Часть 2

Часть 1.

http://www.rusk.ru/st.php?idar=153 180

4. «Творя память по отце нашем старце Силуане»

Внутреннее убранство освященного в 1853 году Покровского храма с его высокими резными царскими вратами и несколькими чудотворными иконами, богато украшенными ризами из позолоченного серебра с драгоценными камнями и эмалью, отличается особым благолепием и красотой. В просторном храме с закругленными окнами горят чистые восковые свечи и цветные лампады, заправленные оливковым маслом.

Здесь под праздник памяти преподобного Силуана, называемый в Свято-Пантелеимоновом монастыре панигиром (главный праздник обители), проходит торжественное всенощное бдение. В день моего пребывания на Афоне в 2003 году бдение продолжалось с небольшим перерывом около 10 часов. Обычно оно начинается накануне вечером, а заканчивается на рассвете. Литургия служится как в Покровском храме, так и в освященном в 2000 году параклисе преподобного Силуана Афонского, расположенном вне монастыря — «на старой мельнице», где рядом находится и параклис во имя пророка Илии. Обычно на панигиры священноначалие монастыря приглашает одного-двух архиереев, которым предоставляется честь возглавить торжественное богослужение. Приглашаются и представители всех остальных афонских обителей. Среди гостей можно заметить греческих, русских, сербских, болгарских, румынских и молдавских монахов, специально приходящих из разных скитов и калив Святой горы на праздник преподобного Силуана, завершающийся русским гостеприимством во время праздничной трапезы.

…Место безмолвия, тайнозрения, подвижничества. Эти слова с древних времен закрепились за Афоном, где совершаются высокие аскетические подвиги. На Святую гору потому и устремляются монашествующие, чтобы стяжать в этой жизни не только знание о Боге, сколько знание Самого Бога, о чем писал преподобный Силуан: «Иное дело — веровать в Бога, а иное дело — знать Бога».

Старец Силуан, читаем в книге отца Софрония, очень любил длительные богослужения в храме, «бесконечно богатые по своему духовному содержанию, и высоко ценил труд певчих и чтецов и много молился за них, прося им у Бога помощи особенно во время всенощных бдений». Отец Павлин, один из самых молодых иноков Пантелеимонова монастыря, у которого еще вместо бороды темный пушок на лице, обратил наше внимание на хоры в Покровском храме: «Там любил во время служб стоять преподобный Силуан». Действительно, в «Писаниях старца Силуана» читаем: «14 сентября 1932 года на Афоне было сильное землетрясение. Произошло оно ночью, в четвертом часу, во время бдения на Воздвижение. Я стоял на хорах, близ исповедальни отца наместника… В исповедальне из потолка упал кирпич и посыпалась штукатурка. Я немного испугался, но скоро успокоился и говорю наместнику: „Вот Милостивый Господь хочет, чтобы мы все каялись“. И смотрели мы на монахов и внизу в храме и на хорах, и мало кто испугался… Бдение продолжалось своим порядком, и так тихо, как будто ничего не случилось».

Во время бдения вспоминаешь слова духовника обители иеромонаха Макария, рассказавшего о преимуществе Покровского храма — деревянном поле, предохраняющего монахов от простуды в осенне-зимнее время. Зимой храм не отапливается: игумен Свято-Пантелеимонова монастыря священноархимандрит Иеремия (Алехин) считает, что тепло может клонить ко сну.

В 2003 году перед окончанием торжественного бдения в день памяти преподобного Силуана игумен объявил, что литургия будет совершаться после перерыва в храме и в параклисе, посвященном блаженному старцу.

К нему несколько минут хозяева и гости монастыря гуськом добирались в фиолетовой темноте, высвечивая фонариками поднимающуюся на горную возвышенность кривую каменистую дорогу. Цепочка прыгающих из стороны в сторону желто-голубых огней от карманных фонариков монахов и паломников протянулась в ночи снизу вверх — от главных ворот монастыря до самых дверей небольшого параклиса. Не всех желающих может вместить это помещение, поэтому народ в молитвенном молчании стоял прямо у входа. Место, где расположен параклис, необычно тихое. В другие дни здесь редко услышишь человеческий голос: «молчание — ключ к святогорской жизни». Как и при жизни преподобного Силуана, только редкие порывы ночного ветра и шум растворяющегося в морских водах горного потока нарушают благоговейное безмолвие.

Часть внутренних стен параклиса оббита деревом, а свободные стенные пространства расписаны монахом Варсонофием (Рыло). Его сюжетные фрески имеют названия, которые можно прочитать издалека: «Трудовые будни преподобного Силуана», «Явление Иисуса Христа преподобному Силуану», «Работа на мельнице» и другие. Они воскрешают в памяти молящихся уже знакомые им по книге архимандрита Софрония некоторые эпизоды из жизни преподобного Силуана, трудившегося на расположенной рядом с параклисом мельнице, чье приводимое в движение водой металлическое колесо уже заржавело от времени и, кажется, навсегда застыло.

Тот, кто знаком с высоким черноволосым монахом-иконописцем Варсонофием, совмещающим в обители несколько послушаний (поет на клиросе, выпекает по ночам монастырский хлеб и готовит просфоры), сразу заметит его портретное сходство с запечатленным ликом преподобного Силуана, который изображен на одной из фресковых росписей в рабочей одежде на фоне каменной мельницы.

Небольшой красного цвета с золочением иконостас параклиса вмещает всего несколько икон. Справа от царских врат находится та самая икона Спасителя, перед которой молился старец Силуан. Рядом с ней — современная икона работы монаха Ефрема (Макарова), запечатлевшая в полный рост блаженного старца, которому явился Спаситель. Здесь, сообщает отец Софроний, «в церкви святого пророка Илии, что на мельнице, направо от царских врат, где находится местная икона Спасителя, он увидел живого Христа». Первое явление ему Господа было полно неизъяснимого света, оно принесло богатство переживаний, чувство огромной любви. После этого чудесного события начался новый этап в духовной жизни молодого брата Симеона, позже ставшего великим старцем Силуаном.

Но вернемся в Покровский храм, где по завершении литургии монахи и редкие паломники подходят к амвону под окропление святой водой и для целования мощей. Все участники богослужения выстраиваются около входных дверей в маленький параклис в честь святых архангелов, расположенный рядом с входом в Покровский храм. Здесь еще в конце XIX века было установлено ежедневное чтение Евангелия в память сохранения обители во время русско-турецкой войны 1877−1878 годов. Сейчас вдоль расположенных в параклисе стен стоят невысокие стеклянные витрины, где помещены ковчеги с мощами многочисленных святых угодников, почитаемых в монастыре. К ним благоговейно прикладываются иноки и гости монастыря, а потом спускаются во внутренний двор обители.

Оказывается, ватопедский монах, с кем мы на пароме прибыли на Афон, наверно, не знал, что стоявший когда-то отдельно монастырский пирг давно вошел в состав Покровского корпуса и слился с ним. Теперь в нем, объяснил один из давних моих знакомых — строительный рабочий монастыря, — находятся два параклиса: в честь Вознесения Господня и во имя святых равноапостольных Константина и Елены.

По окончании праздничной службы всех гостей приглашают на трапезу. В апсиде самой большой и просторной трапезной на Афоне стоит стол игумена Иеремии, а слева от него сидит духовник обители иеромонах Макарий (Макиенко). За этим же столом располагаются и прибывшие в обитель высокие гости. Рядом с расписанными колоннами и вдоль стен, украшенных фресками, стоят длинные деревянные столы для монахов, рабочих и паломников. Мои глаза ищут в этой трапезной то место, где при преподобном Силуане стоял «экономский стол», за которым в будни сидел старец.

К одной из колонн прикреплен амвон для чтеца. В 2003 году за праздничной трапезой житие преподобного Силуана читал монах Философ, бывший в то время экономом, а в сейчас — благочинный.

На столе монастырский хлеб, вода, соль, мелкие маслины, салат, синий лук (чеснока нет — «не любит духовник»), яблоко, арбуз, халва. Кроме того, подали суп и кусок рыбы. Предложили сухое красное вино и слабозаваренный травяной чай. Неплохо! Вся посуда — металлическая.

Звонкий удар игумена в колокольчик. Поднимаю глаза и смотрю на отца Ефрема.

— Можно пить вино. Поспешай за всеми. Это же не ресторан, — последовал ответ монаха.

Вино из маленького графина на моем столе кто-то из соседей равномерно разлил в четыре соединенные друг с другом кружки.

После второго звонка чтец прекратил чтение и принял благословение у игумена, а трапезарь, тогда брат Петр из Грузии, принес игумену остатки хлеба (укрухи). После третьего звонка трапеза прекратилась и все встали. Начались благодарственные молитвы. В конце этих молитв игумен Иеремия и чтец, тот же монах Философ, прибавили несколько прошений, произносимых попеременно игуменом и чтецом.

…Что касается «экономского стола» преподобного Силуана, то он, как мне потом объяснили монахи-старожилы, находился, возможно, где-то у запасного «левого» выхода из трапезной.

5. Молитвы, нанизанные на шнурке

Во времена преподобного Силуана в радиусе 2−3 километров от Свято-Пантелеимонова монастыря находилось 13 келий, каждая из которых имела свой небольшой храм. Самой ближней к монастырю была келья в честь Всех святых, располагавшаяся всего в нескольких стах метрах на север от обители. При ней и была знаменитая теперь монастырская мельница. Сейчас она в заброшенном состоянии, а в конце 90-х годов она и вообще не запиралась на замок. В каменное здание мельницы можно было запросто войти и осмотреть все ее скудное содержимое, составленное на ветхом полу и подоконниках. Здесь валялись весы и гири, заржавевшие старые инструменты и другие пришедшие в негодность вещи. Когда-то здесь, на мельнице, тихую молитвенную жизнь келиотов не нарушали многочисленные паломники, поэтому сюда часто удалялись на подвиг молчания монахи. Вот и в августе-сентябре нынешнего года в связи с вооруженным конфликтом в Грузии и Южной Осетии, как рассказали по телефону русские насельники Святой горы, «на мельницу преподобного Силуана» удалился с молитвословом, Псалтирью и четками монах Ермолай — единственный грузин, принятый в братию Русского монастыря. До пострига он выполнял послушания в трапезной, а в последнее время трудился в монастырской библиотеке. Инок Ермолай недавно поведал о своем помысле — покинуть приютивший его русский монастырь, поэтому за него в эти дни усиленно молится вся братия, и «он пока сидит, никуда не движется» (из телефонного разговора 21 сентября).

В своей книге «Старец Силуан» отец Софроний оставил немногочисленные сведения о внешней жизни и конкретных местах пребывания на Афоне преподобного Силуана. В агиографическом повествовании, как, впрочем, и в монофологии, то есть монастырской книге (формуляре), содержащей краткие сведения о каждом монахе, включая его мирское и монашеское имя, мало что можно узнать, например, о том, когда, как долго и как именно проходила подвижническая жизнь преподобного Силуана на Каламарийском метохе — монастырском сельскохозяйственном угодии, располагавшемся далеко за пределами обители.

Еще в годы жизни иеросхимонаха Иеронима монастырь, который стали называть нежным словом «Русик», приобрел земельные владения в Крумице, на полуостровах Сики (ныне Ситония) и Касандре, а также в местности Каламария близ Салоник. В настоящее время место бывшего Каламарийского метоха является ничем не примечательным городским районом Салоник. По некоторым данным, монахи выращивали на этом метохе пщеницу, нанимая крестьян для вспахивания полей и сбора урожая. Свято-Пантелеимонов монастырь лишился Сикийского и Каламарийского метохов в 1924 году, когда греческое правительство отобрало эти земли для размещения на них беженцев из Турции.

В писаниях преподобного старца Силуана упоминается маленький скит Богородицы, или Крумица, расположенный между монастырями Ватопед и Пантократор. Это святое место считается колыбелью русского монашества на Святой горе, куда еще в XI—XII вв.еках стекались первые русские монахи. В 1885 году, всего за несколько лет до прибытия на Афон преподобного Силуана, на Крумице к уже существовавшим соборному храму в честь Успения Пресвятой Богородицы и часовне во имя преподобного Иоанна Рыльского добавились новый храм во имя равноапостольных Кирилла и Мефодия и корпус с братскими кельями. Сохранились сведения, что в конце XIX века в Крумице проживали около 20 болгарских монахов, отличавшихся смирением и безмолвием, о чем, конечно, было известно и старцу Силуану. В настоящее время скитоначальником Крумицы является бывший монастырский библиотекарь иеромонах Иоаким (Сабельников), автор-составитель «Великой стражи» — первой из планировавшихся трех книг, рассказывающих об истории Свято-Пантелеимонова монастыря (М., 2001).

Сербский монастырь Хиландарь, куда однажды на службу ночью шел преподобный Силуан, был известен на Афоне как «первостепенный центр духовной культуры славян». Его ктиторами были святитель Савва Сербский и его отец — преподобный Симеон Мироточивый (в миру Стефан Неманя, царь сербский), а имя последнего, как известно, носил до пострига преподобный Силуан. В соборном храме монастыря, посвященном Введению во храм Пресвятой Богородицы, расположена мраморная гробница, где находились нетленные мощи преподобного Симеона, перенесенные впоследствии в Сербию. С наружной стороны храма из гробницы выросла «виноградная лоза преподобного Симеона», обладающая целебной силой. Старец Силуан молился в Хиландаре и перед чудотворной иконой Божией Матери «Троеручица», которая, по свидетельству монахов-афонитов славянского происхождения, с древних времен «является благодатным даром и благословением Самой Пречистой славянским народам».

…Однажды, в начале сентября 2003 года, на Афон приехал известный в Латвии архимандрит Виктор (Мамонтов) из провинциального городка Карсава, составивший для Свято-Филаретовского православно-христианского института в Москве небольшой сборник псалмов и молитв, взятых из записей преподобного Силуана Афонского. Одну ночь архимандрит Виктор провел в молитвах на Старом Русике, не раз упоминаемом в книге «Старец Силуан». Во время случайной встречи с отцом Виктором, возвращавшимся из Старого Русика вместе с провожатым-послушником, из уст архимандрита прозвучала запомнившаяся мне одна короткая молитва, обращенная к святому: «О преподобне отче Силуане, ныне ты живешь на небесах и видишь Господа, Которого возлюбила душа твоя еще на земле. Просим тебя: молись за нас, чтобы и мы возлюбили Господа и приносили покаяние, которому радуется Господь. Аминь».

Отец Виктор, подарив одно из первых изданий «Псалмов и молитв», посоветовал по дороге в Старый Русик молиться по четкам, образно назвав их «молитвами, нанизанными на шнурок», а во время коротких привалов — читать духовные записи старца Силуана, сказав: «Умиляет простота его общения с Господом, его детская молитва. Душа смиряется в прах перед его святостью, забывает все земное, наполняется покоем, радостью, молится вместе с ним».

Следуя совету отца Виктора, читаю в дороге молитвы и далее на остановках нахожу те страницы книги о преподобном старце, где рассказывается о Нагорном или Старом Русике. Во времена прп. Силуана в нем «собрались несколько подвижников из братии монастыря». Здесь был установлен «более строгий постнический режим, чем в монастыре». «Место это пустынное, безмолвное, и потому туда тянулись монахи, желавшие большего уединения ради делания умной молитвы». В молодом возрасте преподобный Силуан «ради безмолвия и уединения» «выпросил» у игумена благословение уйти на Старый Русик. Монах Силуан преуспевал в иноческих добродетелях и отличался высокими душевными дарованиями — светлым умом, силой воли и деловым опытом.

На юго-востоке от братского корпуса до сих сохранилась выстроенная здесь преподобным Силуаном и очень обветшавшая ныне «калибка», то есть калива. Это обыкновенная хижина или небольшая жилая постройка, называемая сегодня афонскими иноками «монашеским домиком». Судя по описаниям отца Софрония, старец Силуан на Афоне не только молился, но и «косил сено, рубил лес, заготавливал себе дрова на зиму». В коротких перерывах между молитвами и послушаниями старец «с большим чувством красоты смотрел на облака, на море, на горы, леса, на отдельное дерево». Он коротко останавливался «на созерцании видимой красоты и слова Божия в ней».

Включившись в повседневную жизнь святогорских монахов, посвященную молитвенному служению Богу, главным занятием у преподобного Силуана была непрестанная молитва. Келейное монашеское правило (канон) было обязательным для всех монахов, поэтому насельник каливы старец Силуан молился по четкам. Основу частной молитвы афонитов составляет краткая молитва Иисусова. Причем, одной из особенностей монашеской молитвы святогорцев считается бодрствование во второй половине ночи и неусыпная всенощная молитва по важнейшим праздничным дням. Крепкий физически преподобный Силуан спал мало — от полутора до двух часов в сутки, да и то урывками.

Неизвестно, как долго пробыл он в Старом Русике и когда он по благословению духовника возвратился в общежительный монастырь. Во 2-й главе монастырского устава читаем: «Иные братья по разным причинам ищут отдельной жизни на кельях. Многочисленными опытами доказано, что это не полезно, ибо жизнь таковая, как своевольная, не может наименоваться истинно монашеской жизнью, состоящей преимущественно в отсечении своей воли, чем самым резко противоречит общежитию».

Согласно тому же уставу, монахи — и не только во времена преподобного Силуана, но и сейчас — совершают келейное правило преимущественно по четкам-сотницам, сопровождая его земными поклонами. Духовник Свято-Пантелимонова монастыря иеромонах Макарий рассказывал в 2003 году, что «канон манатейного монаха» состоит из следующих молитв: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас, аминь». Царю Небесный. Трисвятое. Пресвятая Троице… Отче наш. Господи помилуй (12). Слава, и ныне. Приидите, поклонимся… Помилуй мя, Боже… Верую. Далее следуют молитвы по четкам: Спасителю — 3 четки, Божией Матери — 2 четки, всем святым — 1 четка. Кроме того — о здравии и спасении игумена с братией, ктиторов и благодетелей «святыя обители сия» — 1 четка. О упокоении игуменов, братии, ктиторов и благодетелей «святыя обители сия» — 1 четка. Завершают канон манатейного монаха земные поклоны: Спасителю — 30, Божией Матери — 20, всем святым — 1 четка.

…Возвращаясь к теме Старого Русика времен преподобного Силуана и основываясь на данных историков, отмечу, что в конце XIX века здесь проживало около 20 монахов, придерживавшихся особого «постного устава». С кончиной последнего монаха Старый Русик долгое время пустовал, поэтому его храмовые постройки и братские кельи постепенно приходили в упадок, а некоторые даже разрушались. В 2003 году насельником Старого Русика был недавно скончавшийся инок Иона, выполнявший здесь по благословению игумена посильные послушания, одним из которых являлось постоянное чтение Псалтири. В настоящее время здесь живут и трудятся монах-молчальник Феодор и монах-«огородник» Харалампий, которого еще дружелюбно называют «летописцем», потому что он уже много лет записывает в своих тетрадках все основные события, произошедшие «на его веку» в монастыре.

6. В поисках оригинала «писаний старца Силуана»

В «Афонском церковном календаре 2008 года» представлен специальный раздел «Писания старца Силуана, найденные в 80-х годах ХХ века в одной из братских келий Русского Свято-Пантелеимонова монастыря». Писания имеют подзаголовок «Заметки на полях каталога огородных растений и цветов». Опубликованные в календаре заметки пронумерованы, всего их 42. К сожалению, никто из современных монахов-старожилов и нынешних «молодых» насельников обители, прибывших на Афон в середине 70-х, а также десятилетием позже, не мог ни в один из моих приездов в монастырь указать ни конкретную дату, ни реальное лицо, обнаружившее эту уникальную находку.

Поиски той «братской кельи», где несколько десятков лет были сокрыты от людского глаза эти ценные рукописи, а также и самого «Каталога огородных растений и цветов» тоже не привели к каким-либо конкретным результатам. На недавний официальный запрос относительно современного места хранения ценнейших документов, принадлежавших преподобному Силуану, иеромонах Макарий не ответил, а благочинный — монах Философ, имевший прямое отношение к издательской работе в монастыре и выпуску календаря 2008 года, в телефонном разговоре тоже никак не мог прояснить ситуацию с «братской кельей преподобного Силуана» и оригиналом «духовных записей».

Не значились уникальные по содержанию «духовные записи» и отделе рукописей монастырской библиотеки, которой заведовал до недавнего времени иеромонах Максим, по неясным причинам ушедший из обители. Вряд ли такая ценность, как рукописи святого, могли бесследно исчезнуть из монастыря или быть переданными на хранение в другое место или в другие руки.

…Монастырская библиотека во времена преподобного Силуана была одной из самых крупнейших на Афоне. В ней трудились известные монахи-библиотекари: отец Азарий (Попцов; † 1878), публиковавшийся под псевдонимом «Любитель истины», автор книг «Афонский патерик» и «Вышний покров над Афоном»; схимонах Матфей (Ольшанский; † 1911), лингвист и ученый. Он дополнил «Афонский патерик» и «Вышний покров над Афоном», а также создал при библиотеке небольшой археологический музей, часть из коллекции которого сохранилась и по сей день. В библиотеке когда-то писали свои труды иеросхимонах Сергий (Веснин; † 1853), известный в России под именем Серафим Святогорец, автор книги «Письма Святогорца к друзьям своим о Святой горе Афон», и иеромонах Владимир († 1918), постоянный афонский корреспондент «Душеполезного собеседника».

…Вспоминаю, как в январе 2002 года в этой библиотеке несколько счастливых дней проходил послушание и автор этих строк, которому иеромонах Максим поручил сортировать старые книги на западно-европейских языках. Кстати, отца Максима, имевшего за плечами некоторый издательский опыт и сочинявшего духовные стихи, братия называла почему-то «академиком». Он носил во время послушания на правом бедре мобильный телефон и электронную записную книжку и часто пропадал в дневные часы в канцелярии, где в течение двух часов вел прием духовник Макарий. А беседы о книжных сокровищах библиотеки мы вели с иноком Павлином, рассказавшем о том, что каталог имеющихся книг отсутствует.

Помню, что среди старых книг попадались уникальные документы и альбомы с черно-белыми фотографиями, где запечатлены монахи и различные монастырские строения и мастерские на территории обители, а также фотолаборатория, возникшая во времена жизни преподобного Силуана.

В детстве он ходил в школу «всего две зимы», поэтому был человеком «малограмотным» иначе — «некнижным», но, судя по воспоминаниям архимандрита Софрония, производил впечатление очень начитанного монаха, оставившего православному миру свои духовные писания. «Читал он очень мало, он не любил читать, потому что процесс чтения мешал ему молиться. Слушал он чтение в церкви, во время ночных служб». Отец Софроний пишет, что «он жил Богом, и свыше от Бога получал просвещение», а «в его уме проходили самые различные богословские проблемы и выливались в его сознании в форму решения».

Читая писания старца Силуана, убеждаешься, что в нем действительно говорил и действовал Сам Господь. «Его сердце, пишет архимандрит Виктор (Мамонтов), творит псалмы и молитвы, ибо просто действовать о Боге он не может от избытка благодатной силы Святого Духа. Эта благодать и привлекает к себе сердца тех, кто читает писания старца Силуана».

Известно, что первые записи преподобного Силуана, доставшиеся в наследство отцу Софронию, представляли собой несколько тетрадей с пронумерованными листами, в которых содержались разрозненные мысли старца по различным вопросам духовной жизни. В одном из своих писем отец Софроний отметил, что преподобный Силуан просил его до определенного времени никому не говорить и не показывать этих записей.

Их подлинные оригиналы в настоящее время хранятся в Иоанно-Предтеченском монастыре в Эссексе (Великобритания). В частности, в подготовленном этим монастырем издании книги архимандрита Софрония (Сахарова) «Старец Силуан» (Эссекс, 1990), приведены фотографии некоторых страниц рукописей святого. И теперь вдумчивые читатели имеют возможность сравнить оригинал и отредактированный текст, а также проанализировать характер составительской и редакторской работы, проведенной архимандритом Софронием при подготовке писаний старца Силуана к изданию. Эта трудоемкая работа состояла прежде в исправлении многочисленных орфографических и синтаксических ошибок; внесении исправлений в соответствии с современной ему системой правописания православных текстов; отборе и перестановке наиболее важных и значимых записей, удалении в них повторов и последующей их классификации по темам.

В 2002 году в библиотеке Свято-Пантелеимонова монастыря я безуспешно искал первое, ставшее библиографической редкостью так называемое «ронеотипное ручное издание» книги «Старец Силуан», вышедшее в 1948 году в количестве всего 500 экземпляров. Только в 1952 году в Париже вышло первое типографское издание книги, последняя авторская страница которого повествует о месте и времени завершения работы над рукописью: «Франция, Сент-Женневьев-де-Буа, „Джонсон“, 11/24 сентября 1948 г.».

Значит, в этом году исполняется еще одна знаменательная дата — 60 лет со дня написания книги архимандрита Софрония «Старец Силуан». Уже при первом внимательном чтении этой книги замечаешь, что в ней повествуется не только о житии и духовных подвигах одного святого афонского старца, но о двух духовных опытах — преподобного Силуана Афонского и архимандрита Софрония, учителя и ученика. Причем, в сознании читателя происходит как бы конгруэнтное наложение этих двух нисколько не противоречащих друг другу, а совершенно идентичных духовных опытов — духовного наставника и его сотаинника.

Агиограф архимандрит Софроний дает «духовный портрет» и раскрывает подвижническое учение преподобного Силуана через призму своего собственного духовного опыта, наполняя его новым церковно-философским содержанием.
Для нескольких поколений православных верующих, живших при советской власти, эта книга, представляющая собой духовное жизнеописание близкого нам по времени преподобного Силуана, стала важным этапом на пути к Богу и к Церкви.

…Прошли годы и сегодня в России и за рубежом появляются монастыри и храмы во имя преподобного Силуана. Как рассказали в Свято-Пантелеимоновом монастыре российские паломники, с декабря 1998 года действует Российская ассоциация преподобного Силуана Афонского, а в Москве проводятся Силуановские чтения. Имена преподобного Силуана и архимандрита Софрония постоянно находят свое место в электронной сети интернет, которым с этого года смогут пользоваться на Афоне и насельники Святой горы.

7. «Господь посмеялся им»

В Дафни — небольшом порту, расположенном в крупной бухте Святой горы, в ожидании катера в Уранополис, собралось немало народу. Здесь находятся почтовый, полицейский и таможенный участки. В неаккуратных греческих магазинчиках среди разбросанных маленьких картонных иконок можно разглядеть пучки свечей, крестики, четки, ладан и другие афонские сувениры. В Дафни видны и новые следы цивилизации на Афоне: телефон-автомат, маленькие автобусы и легковые машины, называемые здесь «такси». Нельзя не заметить и множество полуголодных разномастных котов, греющихся на солнце.

Очередное паломническое путешествие по горе завершено, и можно подвести некоторые итоги. Оказывается, иеромонах Николай из скита Ксилургу был прав, что сейчас на Афоне много «всяких шатающихся», из уст которых можно услышать такую несусветную «тьмутаракань», что остаешься в недоумении: православные они или тяжкоболящие? Даже среди некоторых приезжих священников, с которыми приходилось беседовать в архондарике Свято-Пантелеимонова монастыря или расположенном в двух минутах ходьбы от него местечке Кипарисы, где ныне подвергается дальнейшему разрушению монашеский домик, памятный тем, что здесь когда-то жил друг преподобного Силуана схимонах Кассиан, можно было услышать, что «Силуана выдумал Сахаров», что где-то имеются даже «противники святости» преподобного Силуана. Зато живут где-то далеко от Афона сторонники «святости… Распутина», чью «икону», «кондак и тропарь» некоторые паломники даже привозят на Святую гору, пытаясь всучить ее тем, кто случайно оказался в числе попутчиков и кого из монастыря в монастырь перевозит «афонское такси». А ведь из истории известно, что священноначалие Панелеимонова монастыря даже не допустило этого «антигероя» во внутренний двор обители, когда узнало о появлении Григория Распутина у монастырских стен на афонском берегу.

В адрес сомневающихся и «противников святости» преподобного Силуна можно сказать одно: «Господь посмеялся им». Ведь даже если бы и не существовала книга архимандрита Софрония, а были опубликованы только «духовные записи» старца Силуана, то верующие читатели сразу сделали бы однозначный вывод: они написаны рукой святого человека.

Архимандрит Софроний вспоминал: «Следовать за ним непосильно тяжело. И многие отходили от него. Его духовное благоухание порождало в душе глубокий стыд за себя и чувство собственного зловония и гадости». И далее отец Софроний рассказывает, что «многие не любили, некоторые ругали его в глаза, называли: „прельщенный“, некоторые говорили: „У, проклятый святой“, и он ни разу не ответил должным образом. У него не было врагов, а были те, кто „познал Бога и не познал Его“».

Благочестивая кончина старца Силуана убедила многих современников в несомненной его святости. В Пантелеимонов монастырь как приходили, так и приходят письма, свидетельствующие о небесном покровительстве преподобного Силуана за всех тех, кто обращался к нему с молитвой.

…Глядя с парома на живописные очертания Свято-Пантелеимонова монастыря, где сейчас монах Варсонофий расписывает стены храма в восстановленной больнице, крестишься и невольно думаешь о том, что не только для Русской обители, но и для всех насельников Святой горы и для нас, православных верующих, преподобный Силуан несомненно был великом даром свыше.

http://www.pravoslavie.ru/put/80 925 165 623


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru