Русская линия
Комсомольская правда Дмитрий Стешин10.01.2006 

России объявлена демографическая война
Корреспондент «Комсомолки» выяснил, почему Россия так быстро вымирает

Начало.Продолжение.

В 2005 году государственные мужи впервые на высоком уровне заговорили о демографической пропасти, в которую сваливается Россия. Но гром, похоже, уже грянул, и спохватились они поздно — российской демографией уже 11 лет занимаются иностранные граждане и иностранные общественные организации. Их несколько сотен по всей стране, и больше всего эти «центры планирования семьи» полюбили вымирающие регионы: Сибирь, Дальний Восток, Нечерноземье. В целом их задачи не вызывают нареканий: борьба с абортами, СПИДом, венерическими заболеваниями, пропаганда контрацепции, охрана материнского здоровья. Вот только результаты получаются какие-то странные. По-прежнему в России 10 беременностей кончаются 7 абортами. С 1990 по 2003 год заболеваемость сифилисом на Дальнем Востоке увеличилась в 150 — 200 раз, а больных СПИДом стало в 4 раза больше. Зато продажа презервативов возросла в 5 раз, правда, количество детей сократилось на 3,7 миллиона и продолжает уменьшаться. Корреспондент «КП» попытался выяснить, не этот ли результат для наших иностранных «доброжелателей» самый главный?

Аборт, только аборт!

Ровно четыре года назад я ждал первенца. Жена ушла на прием в питерскую районную консультацию к врачу-гинекологу. УЗИ, анализы, справки, медкарты — какая женщина не любит эти хлопоты? А потом раздался телефонный звонок — сквозь бульканье и рыдания я едва разобрал милый голос. С трудом понял суть: анализы показали подозрение на гепатит В, врач уговаривает сделать аборт пока не поздно. По его словам, вот прямо завтра можно прийти и убить своего трехмесячного ребенка. Врач был послан далеко, потому что жена у меня верующая, и в ее понятийном аппарате есть слово «грех». Утром, вдоволь поплакавшая будущая мать поехала на повторные анализы в знаменитую инфекционную больницу, которую зовут в народе Боткинскими бараками. И гепатита не нашли, и ребенок родился здоровым.

Я тогда не придал этому случаю значения: мало ли идиотов во всех профессиях? Но, как говорят социологи, выборка у нас получилась репрезентативной. Второго ребенка мы рожали в Москве. Здесь повторилась та же история. Доктор долго мусолил медкарту, почему-то поинтересовался материальным положением. И узнав, что мы снимаем однокомнатную квартиру, а дети будут разнополыми, предложил выписать направление на аборт и «что-то придумать с контрацепцией, можно даже трубы перевязать, если противопоказаний нет. Куда вам еще рожать?» Жена возмутилась. Стала объяснять, что аборт — это нехорошо, но врач как ни в чем не бывало продолжил опрос. Узнав, что три месяца назад у беременной был случайный контакт с краснушечным ребенком, радостно вскинулся:

— Ну вот, мамочка, а вы говорите!.. Урода родить собираетесь? Он вам всю жизнь потом будет благодарен. Хотя таких обычно государству оставляют. Неразумные родители. Детей надо заводить не с бухты-барахты, а все взвесив, решив бытовые проблемы. Беречься надо, мамочка, планировать! Давайте, подумайте, посоветуйтесь с мужем и приходите завтра за направлением на аборт. А могу и сейчас выписать…

Рожали мы опять в платном роддоме, а сына Егорку я действительно один раз, с отеческой теплотой в голосе, назвал «уродом» за то, что он постирал в машинке мой новенький мобильник.

На каждую книжку о радостях материнства приходится несколько о том, что детей рожать не надо.

Отец Максим Обухов, руководитель православного медико-просветительского центра «Жизнь», так прокомментировал эту историю:

— Ничего удивительного. Верующие женщины, получившие направление на аборт, обычно приходят к нам, а мы направляем их на обследование в другие места, к другим врачам. И почти всегда рождаются здоровые дети. Вдумайтесь! В 99 случаях из 100!

На мой вопрос, кому это нужно, отец Максим ответил загадочно: мол, есть такой механизм, с помощью которого иностранные общественные организации контролируют демографическую ситуацию в стране. В своих интересах, не в наших.

«Доброе утро, я тебя стерилизовала!»

Эти слова были первыми, что услышала 25-летняя жительница Новосибирска Наташа, очнувшись от послеродового наркоза. Так ее «поздравили» в роддоме N 4. Сейчас в Новосибирске возбуждено уголовное дело по статье 111 — «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Вот только детей, кроме сына Алешки, у Наташи больше не будет — операция по стерилизации необратима. Девушка охотно согласилась поговорить с журналистом по телефону, вроде бы прошло три года, все перегорело-переболело, но голос Наташи предательски начинал дрожать с каждым вытащенным из памяти фактом.

— Я требовала у врачей сделать мне кесарево, но они тянули до конца. Пока не пришлось срочно делать операцию. Девочка родилась очень слабенькая. Конечно, уговаривали сделать аборт, но я верующая, и об этом не было и речи. Я бы поняла причины… того, как со мной обошлись (Наташа в разговоре сознательно избегала этого слова «стерилизация»). Если бы мне что-то объяснили — зачем это нужно? Не объяснили, моего согласия на операцию не получили. Следствие установило, что в моей карточке было сделано много дописок, уже позже вписали основание для… этой операции: «достижение гомеостазиса (постоянство внутренней среды. — Прим. авт.) организма».

Наташа рассказала, что ее дочка все-таки умерла. А через два года, когда забылась трагедия, они с мужем захотели ребенка. Но было уже поздно. На мой вопрос, зачем было делать при родах стерилизацию — совершенно необязательную операцию, Наташа ответила просто:

— А в этом роддоме экспериментальная площадка какой-то всероссийской организации, занимающейся планированием семьи. Да и вообще по городу у них все схвачено. Вы удивитесь, но медобследование для суда я делала по совету специалистов совсем в другом регионе — в Красноярске. Мне сказали, что объективной гинекологической экспертизы в Новосибирске никто делать не будет. Нет, сумму иска я пока не определила. Я не деньги хочу, а детей. Да, я верующая, и только Бог может решать, дать мне детей или нет.

Вымираем по плану

В благостном 1994 году, еще на заре журналистской карьеры, мне удалось побывать в только что открытом медицинском заведении. Называлось оно громко и непривычно для совкового уха: «Центр репродуктивного здоровья подростков и планирования семьи «Ювента». Центр считался по тем временам прорывом в западную цивилизацию. Бессменный главврач Павел Кротин рассказывал мне во время экскурсии, что здесь любая девочка, не достигшая совершеннолетия, может и получить контрацептивы, и научиться их применять, и анонимно сделать аборт, а еще провериться на наличие венерических заболеваний. Частенько приходят «залетевшие» парочки лет по 13 — 14. Это я видел своими глазами — полсотни девчонок-малолеток в коридорах, мнущихся за углом таких же малолетних пацанов с сигаретками. Папаши-акселераты… Прошло 11 лет. «Ювента» процветает, чуть видоизменив название, все так же оказывает консультативные услуги подросткам без страховых полисов и даже просвещает молодежь в половых вопросах по шведской программе «13+». Кто не в курсе, эта программа работает в Швеции уже пятьдесят лет, и там за это время так раскрепостили и просветили молодежь, что рождаемость у них теперь почти нулевая, несмотря на гигантские социальные пособия. В самый раз нам такой «передовой опыт» перенимать.

Сейчас подобных центров в России не менее 400, и самое забавное, что в последние годы часть их (около 300 Центров планирования семьи) работает по западным программам, но находится под юрисдикцией Минздрава и финансируется из бюджета. За остальные заведения платят иностранные фонды. Последнее меня насторожило сразу. Потому что силился я вспомнить, что же Запад дал России хорошего в последние десятилетия, и так вспомнить и не смог. Названия вроде у всех проектов красивые, цели благие, слова и тезисы умные, а на выходе какая-то ерунда получается — не вырастают ананасы на картофельном поле.

Мария, дочь автора этого материала, могла не появиться на свет. К счастью, Стешины врачей не послушались.

Программа «планирования» российских семей не стала исключением. Более того, ученые-демографы и общественные деятели давно следили за ней и собирали свою обвинительную базу. Даже в прокуратуру письма посылали. Но как только общественность возмутится порнографическими образовательными программами для средней школы и пару судов выиграет, «планировщики» р-раз — и свернули программу. Контрацепцией занялись. А потом абортами. А попутно и громогласно цели свои благие декларируют на каждом углу, СПИДом, как щитом, прикрываясь. Не подкопаться. Яснее всего парадоксальную ситуацию с нашей демографией охарактеризовал дьякон Андрей Кураев и даже к месту процитировал Путина:

— Я не понимаю, как можно, крича на каждом углу о демографическом кризисе в стране и завозя сюда мигрантов, одновременно попустительствовать работе этих «Центров планирования семьи»? У нас что, как в Китае, проблема перенаселения? Нет. Или одна рука не ведает, что творит другая? Боюсь, наш народ, как Боливар, двоих не вывезет — и кризис демографический, и «планирование» наших семей.

http://www.kp.ru/daily/23 638/48609/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru