Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Светлана Осеева18.09.2008 

Велик и могуч русский язык
Для многих современных школьников даже слишком

Результаты последнего ЕГЭ по русскому языку не очень-то радуют: только 10% российских школьников знают родной язык на пятерку, примерно столько же (11,2%) — на двойку. В Петербурге — культурной столице — результаты немного лучше — 11,1% получили пять и 5,06% - два. Средний городской балл составил 57,86 из возможных ста (по России средний балл 55,4). И все же почему более чем каждый десятый российский и каждый двадцатый петербургский школьник демонстрируют столь удручающее незнание родного языка — предмета, который проходят все 11 лет обучения?

По данным российских исследователей, уже в начальной школе до 20% детей испытывают трудности в обучении из-за неспособности овладеть навыками письма и чтения. Страшные и непонятные слова — «дислексия», «дисграфия», «дисорфография» — родители современных школьников слышат все чаще. В одном из выпусков нашей рубрики мы уже обращались к такой проблеме, как дислексия (см. «Нелюбовь к чтению как диагноз» — «СПб ведомости» от 10.05 2007 г.) Сегодня же мы попросили директора центра правильной речи и грамотного письма Межрегиональной общественной организации «общество «Знание» Санкт-Петербурга и Ленинградской области Ольгу ЛАБУХИНУ рассказать нам о таком явлении, как дисграфия.

Здоровье, школа, телевизор

Дисграфия — нарушение письма — составляет значительную долю среди других нарушений речи и является серьезным препятствием при овладении учениками грамотой на начальных этапах обучения и в усвоении грамматики родного языка на более поздних. Почему нарушения речи становятся все более распространенными? Причин множество. Я попытаюсь выделить наиболее общие и важные.

Проблема номер один — состояние здоровья детей. Сейчас РАМН России оценивает его как катастрофическое. Все больше детей рождаются с пороками развития, все больше страдают расстройствами нервной, эндокринной, иммунной и репродуктивной систем. Во многих регионах здоровые дети практически отсутствуют.

Это значит, что для нормального усвоения школьной программы практически каждому ребенку нужна помощь в виде подготовки к школе. Но такая подготовка часто не имеет системного характера. Проводится эпизодически или не совсем правильно. Иногда воспитатели просто не в силах сделать эту работу — у ребенка плохая память, слабая моторика, а отправить его в логопедический детский сад нет возможности. Или же у ребенка не сложились отношения с логопедом, педагогом, и, как результат, эффективность занятий близка к нулю. К сожалению, количество дошкольных образовательных учреждений пока не позволяет родителям выбирать детские сады или развивающие группы по вкусу.

Проблема номер два — это излишнее разнообразие школьных программ, учебных пособий и систем обучения. За очень короткий период наша система школьного образования была резко изменена и, что греха таить, не по всем позициям в лучшую сторону. Разные программы часто дезориентируют родителей. При этом все стремятся выбрать более престижную школу, углубленное изучение предметов, порой не обращая внимания на способности своего ребенка. К тому же в школе стали меньше заниматься с так называемыми отстающими детьми. Если раньше учительница оставляла такого ребенка после уроков и занималась с ним дополнительно, то сейчас все проблемы школа переложила на плечи родителей.

Еще надо признать, что часов, отведенных в школе на изучение русского языка, явно недостаточно, особенно в старших классах. Впрочем, и в начальной школе, где часов вроде бы хватает, обучение идет слишком быстро. «Букварный период» сильно сокращен, уделять внимание чистописанию некогда. Многие дети привыкают держать ручку неправильно, а это нагрузка на кисть, лучезапястный сустав. Переучить же ребенка потом крайне сложно. В результате наиболее подготовленные или способные дети успевают осваивать программу, а те, кому не повезло, сразу оказываются в отстающих. У таких детей развивается, образно говоря, «аллергия» на русский язык. Чтение превращается в мучение, письмо — в пытку.

Современные дети и так более склонны к просмотру телевизора, чем к чтению книг. И это проблема номер три. Причем очень большая проблема. Во-первых, из-за телевизоров-компьютеров дети стали меньше двигаться, реже бывать на воздухе и заниматься спортом. Во-вторых, «общаясь» с телевизором, ребенок не испытывает потребности говорить, формулировать собственные мысли. Как результат, недостаточная речевая интенция, то есть недостаточное речевое желание. Типичное явление для современных детей. Да, они много болтают, бросаясь фразами, где междометий больше, чем слов. Но между «болтать» и «разговаривать, рассказывать» — большая разница.

Если на занятии хотя бы один из пяти ребят более или менее внятно, без слов-паразитов умудряется пересказать текст — это уже большая радость. Обычно не могут. Строить предложения, оформлять мысли да просто удержать в памяти — проблема. Но, обвиняя телевизор и компьютер, не надо забывать, что мы сами должны больше разговаривать со своими детьми. Задумайтесь — как часто вы говорите со своим ребенком, если исключить вопросы и указания из серии «уроки сделал?». Не стал ли телевизор единственным способом проведения семейных вечеров? Интересуетесь ли вы впечатлениями ребенка от прочитанных книг или тех же просмотренных фильмов?

Ошибка ошибке рознь

Особое внимание хотелось бы уделить тому, как же помочь нашим детям овладеть навыками письма.

Если говорить о школе в целом, то надо делать все возможное, чтобы учителя начальных классов имели хотя бы элементарные представления о логопедических нарушениях. Проводить мастер-классы, где педагогам бы показывали, как в рамках школьной программы можно вводить логопедические приемы. В наше время при каждом классе должен быть логопед, а не один на всю школу (и то хорошо, если есть). В идеале было бы замечательно, если бы учитель начальных классов был логопедом. По крайней мере учитель, особенно начальной школы, должен владеть четкой красивой правильной речью и звукопроизношением. Если с детьми говорить кое-как, то и писать они будут так же.

Болезненная тема — оценки. Ребенок с дисграфией оказывается в очень печальной ситуации. Учитель, выставляя оценку, ориентируется на определенные нормы. Бывает просто обидно: занимаешься с ребенком, прогресс есть, а в школе как были двойки, так и остались. Ведь при проверке что 40 ошибок, что 15 — оценка одна. В результате такие дети часто чувствуют себя неуверенно, униженно, потому что по другим предметам у них хорошие отметки, а вот по русскому двойки… Об этом уже много говорили, писали, но до сих пор, насколько мне известно, нормативных актов по организации дифференцированного подхода к учащимся, страдающим дисграфией и дислексией, в оценке их знаний, умений и навыков по русскому языку и чтению нет.

Есть учителя от бога, которые любят детей и владеют информацией, они индивидуально подходят к ученикам, не снижают оценки за логопедические ошибки. Но вычленять логопедические ошибки тоже надо уметь.

Что до родителей, то они либо смиряются с плохими оценками, либо пытаются договориться с учителем индивидуально, ищут помощи у школьного логопеда. Хотя уровень подготовки логопедов тоже разный. Был у меня случай, когда мама занимающегося у нас мальчика попросила перечень логопедических ошибок, чтобы учитель их не учитывал. Я спрашиваю: «У вас в школе есть учитель-логопед?». «Да, есть, но она такой список дать не может». Ну что тут делать?

Впрочем, даже если в школе есть хороший логопед, он чаще всего не имеет возможности корректировать дисграфию. Дисграфические ошибки стойкие, они требуют к себе скрупулезного ювелирного отношения, для которого у школьного логопеда — одного на всех — просто нет времени. К тому же надо еще очень хорошо знать методику русского языка. У нас до сих пор часто разъединяются эти понятия. Логопеды говорят: «Я вам откорректировала дисграфию, а теперь ищите репетитора по русскому». Это не XXI век, это каменный век!

И в любом возрасте, уважаемые родители, нормируйте объем информационной атаки, которой ежедневно подвергается ребенок. Стараясь его развить, не пытайтесь охватить все сразу. Идите по пути важности и нужности. Не перегружайте детей, не отправляйте в «модные» кружки и секции. И читайте… Необходимо восстанавливать традиции семейного чтения с учетом современных тенденций. Нашим детям трудно воспринимать долго монологичную речь, у них так называемое клиповое сознание. Выбирая книгу для чтения, ориентируйтесь в первую очередь на интересы ребенка. Еще лучше сходите в книжный магазин или библиотеку вместе. Найдите красочное издание с картинками. В конце концов, послушайте аудиокнигу, а потом обсудите. Главное, заинтересуйте ребенка и сделайте книги вашим общим другом.

И последнее. Дисграфия, как и многие другие проблемы, требует комплексного подхода. Безусловно, работа с логопедом важна. Но нельзя ограничиваться только ею. Необходимо развивать мелкую моторику, укреплять лучезапястный сустав у детей. Когда рука устает, ребенок уже думает не о том, как писать правильно, а том, где взять сил, чтобы просто написать. Очень желательно обратиться к ортопеду, остеопату. Ведь для успешного овладения чтением и письмом ребенок должен иметь правильную иннервацию всех функций головного мозга.

Сейчас очень многие дети после рождения состоят на учете у невропатолога, но ребенок подрастает, проблем вроде нет, и родители об этом забывают. Появившиеся школьные сложности с теми младенческими не связывают. А зря… Обратите внимание: если помимо проблем с речью-письмом ребенок имеет проблемы с переключением внимания или быстро устает, плохо засыпает или, наоборот, сонлив, у него бывают головные боли, есть сколиоз или навязчивые движения головой-шеей — посещение врача просто обязательно.

Главное, не опускайте руки. Ребенку с дисграфическими нарушениями можно помочь. Но это потребует много времени и внимания.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 252 996@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru