Русская линия
Православие.Ru Елена Николаева19.09.2008 

Победит добрейший
Беседа с заместителем председателя общественной организации «Деловая Россия» Еленой Николаевой

Если предприниматель верит в Бога, то его не нужно убеждать в необходимости вести нравственный бизнес. Ведь он стремится к спасению своей души и старается соблюдать Божии заповеди. Он работает честно даже с обманщиками, не дает взяток, когда все вокруг коррумпировано, не отвечает ударом на удар предателя, жертвует большую часть заработанных средств на дела благотворительности. Такие бизнесмены развеивают миф, что уже по природе своей предпринимательство порочно. Для людей с добрым сердцем и чистыми руками предпринимательство становится инструментом самосовершенствования в делах, угодных Богу и полезных Отечеству. К таким выводам пришла и одна из наших современниц, достигшая немалого успеха в бизнесе, — владелец нескольких российских фирм, заместитель председателя общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Елена Николаева.

— Елена Леонидовна, в своем выступлении на ежегодном форуме общественной организации «Деловая Россия», посвященном нравственным проблемам бизнеса (Москва, 2−3 июля 2008 г.) вы помянули и пожалели предпринимателей, убитых в лихие 1990-е годы. И говорили о погибших как о замечательных людях, достойных лучшей участи. Но ваши слова идут в разрез с тем образом, который тиражируют СМИ: мол, это бандиты убивали друг друга во время захвата госсобственности, и потому их не стоит жалеть.

— Я абсолютно уверена в том, что единственный путь построения цивилизованного бизнеса, процветающего общества — это нравственность. Так было в старые времена в купеческой России: принцип уважения прав собственности лежал в основе бизнеса. Компаньоны не нуждались в расписках — они давали слово, которое было нерушимо. Честь и достоинство были превыше бизнеса для людей, считавших целью жизни спасение души.

«Сложные девяностые», к сожалению, не пощадили когорту настоящих, достойных предпринимателей. Конечно, тогда было много и банальных бандитских разборок, к которым сейчас все сводят. Но чаще всего подвергались нападениям люди, добросовестно делавшие свою работу. Некоторые предприятия создавались с нуля, и их захват был самым обидным. Речь шла не о перераспределении госсобственности, а об ее присвоении преступниками. Так было в двух случаях, когда погибли мои друзья. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что это были настоящие православные предприниматели, которые занимались бизнесом добросовестно. Мы хоронили их по православному обряду, отпевали в храме. О них и подобных им можно сказать так: люди нравственные, имеющие духовный стержень, нередко оказывались жертвами стычек, устроенных негодяями.

Говорить: «Если погибли в „разборках“ — так им и надо», — несправедливо, некорректно!.. Рейдерским захватам очень часто подвергался региональный бизнес. Как этому противостоять? С оружием в руках? Как бороться, если это коррупция? Ведь не стоит скрывать, что за всеми рейдерами стоят очень серьезные люди во власти.

Когда мы говорим о нравственности в бизнесе, то должны говорить и о нравственности в политике, в правоохранительных органах, в обществе в конце концов. Это настолько взаимоувязанные вопросы.

- IX Всемирный русский народный собор принял концепцию о нравственности в бизнесе, которая возрождает и развивает традиции дореволюционного предпринимательства. Вопрос в том, можно ли применять эти благородные рекомендации в суровых условиях современной России?

— Для меня постановление этого Собора — очень важный документ, и я всегда ношу его с собой. На форуме «Деловой России», если вы помните, я извлекла страницы с концепцией нравственного бизнеса из своей сумочки и сказала: «Коллеги, когда я задумываюсь, как поступить в той или иной ситуации, то всегда сверяюсь с этим документом».

Я человек православный, поэтому в жизни следую заповедям Божиим. Существуют и некие нравственные законы, которые действуют в бизнесе. Принятый Собором документ — это, по большому счету, заповеди предпринимателя. Они очень простые: «Не забывая о хлебе насущном, нужно помнить о духовном смысле жизни. Не забывая о личном благе, нужно заботиться о благе ближнего, о благе общества и Отчизны…» Кто-нибудь от этого откажется? Я думаю, что нормальный человек — нет.

Другой вопрос, если у тебя иные приоритеты в жизни. Цель накопить богатства для получения удовольствий — это цель конечная, причем, быстро конечная. В том смысле, что происходит насыщение, а следом и деградация личности.

— И уходит здоровье.

— Да. И самое главное, что, получив какое-то немыслимое богатство, человек становится несчастным (я это часто вижу).

— Почему? Он вечно боится, что его ограбят и убьют?

— И это тоже: он живет в страхе. Но главное (это мои личные наблюдения) — человек теряет смысл жизни. Разбогател — ну, а дальше-то что? Бесконечно поклоняться идолу потребления? Но на тот свет богатство не унесешь. Оно дается тебе не просто так. Ты должен найти в нем тот путь, на котором можно выразить свое отношение к жизни и, в первую очередь, к Богу. Тогда ты будешь развиваться духовно, у тебя появится высокий смысл жизни, ты сможешь реализовать себя.

Люди, у которых смысл жизни — спасение души, будут использовать свое богатство для достижения этой цели.

— Так до Октябрьской революции поступали многие предприниматели, становясь благотворителями и меценатами. А купец первой гильдии из Павловского посада Василий Грязнов, живший в ??? веке, был настоящим аскетом, постоянно пребывал в посте и молитве, получил дары прозорливости и чудотворения, стал утешителем огромного количества людей, стекавшихся к нему со всей России, и после смерти был прославлен в лике святых праведников.

— Если богатый человек не ставит целью спасение души, то жизнь превращается в непрерывный процесс получения удовольствий, которыми он быстро пресыщается. Ведь рано или поздно все это приедается. И наступает страшный конец. Один из очень крупных олигархов мне как-то сказал: «Алена, береги свои желания: они имеют свойство реализовываться». Вы можете представить себе человека, у которого нет желаний? Это же страшно! В таком жалком положении находится предприниматель, который живет ради удовольствий. Утрата смысла жизни — это самое жуткое, на мой взгляд.

Вот еще одна заповедь предпринимателя: «Богатство не самоцель, оно должно служить созиданию достойной жизни человека и народа». Благородная и понятная цель. Поставив ее перед собой, можно выстраивать стратегию действий, чтобы реализовывать их на протяжении всей жизни.

— А среди погибших бизнесменов были люди, которые ставили такую высокую цель?

— Конечно. Мне известно много примеров. Например, один из них отдавал много времени и сил сохранению традиций русской кухни. Собирал по крупицам остатки древнего искусства приготовления пищи, в том числе православной кухни, царской, крестьянской и других. Он увлечено рассказывал мне, где он нашел очередной замечательный рецепт. Вел эти поиски с любовью, интересом, с глубокими знаниями.

— Это было его хобби?

— Да, но он занимался им не только для собственного удовольствия: стремился принести пользу обществу, возрождая национальное искусство приготовления пищи. Он использовал полученные знания в своих ресторанах и кафе, мечтал написать книгу о русской кухне. Думал о сохранении традиций — нашего национального достояния. Кто еще об этом думал в 1990-е годы?

Он организовывал и бесплатные обеды для людей, живущих рядом с его заведениями. Помогал храмам, помогал всем, кому мог помочь. Ни один молодой предприниматель, который обращался к нему, не уходил от него без совета и какой-то деятельной помощи. А было ему пятьдесят с небольшим, когда он погиб.

Вы знаете, дело не в том, что погибали мои друзья. Это были люди эпохи. Наверное, не все у них правильно получалось, они делали какие-то ошибки. Но они старались жить по нравственным законам.

В кодексе православного предпринимателя есть и такой тезис: «Государство, общество, бизнес должны вместе заботиться о достойной жизни тружеников, а тем более о тех, кто не может заработать себе на хлеб. Хозяйствование — это социально ответственный вид деятельности».

Это означает, что предприниматели должны думать не только о себе, но и об обществе. Далеко не все бизнесмены разделяют эту позицию. И я убеждена, что в основе бизнеса должна быть нравственная составляющая. А если мы будем жить по принципу «победит сильнейший», то станем крайне безнравственным, ущербным обществом…

— Обреченным на гибель?

— Да! Это будет общество, о котором написано в Апокалипсисе. Но общество сможет выжить и стать процветающим, если в нем будет побеждать добрейший.

— Елена Леонидовна, вы совсем не похожи на «железную леди», которой, по мнению многих, должна быть женщина в бизнесе. Вам свойственны сострадание, милосердие, нежность — лучшие женские качества. Как же вы смогли стать предпринимателем, да еще в такое опасное время? Что двигало вами тогда и что сейчас удерживает в бизнесе? И вообще, не боитесь ли вы им заниматься?

— Нужны определенные свойства личности, с которыми надо родиться, чтобы потом почувствовать в себе некий потенциал предпринимательства. Я почти уверена, что этому невозможно научиться: это либо есть внутри человека, либо нет. И это не зависит о того, женщина ты или мужчина. Я, например, с детства почувствовала в себе некие организаторские способности. И еще в школе начала их реализовывать.

Я была еще молодая, когда началась приватизация, поэтому мне и моим компаньонам ничего не досталось от «пирога» государственной собственности. Нам приходилось все начинать с нуля. И, насколько я знаю, основу «Деловой России» составляют люди, которые тоже прошли этот путь. Они работают в производственном, перерабатывающем бизнесе. То, как он развивается сейчас, очень показательно для страны: есть ли шанс выжить у такого, добросовестного, бизнеса или нет? Это является лакмусовой бумажкой для определения того, способно ли наше общество на воспроизводство и развитие. Или это будет общество, созданное по принципу сырьевого придатка, с огромными различиями между классом, который можно условно назвать элитой, и безумно бедным народом. Тогда отсутствие среднего класса станет катастрофой для России. Мне кажется, что единственный шанс для развития этого класса, среднего и малого бизнеса в нашей стране — это создание благоприятных условий для таких предпринимателей, которые составляют основу «Деловой России». Но оно должно укрепляться на нравственной основе.

— И все-таки: как вы стали предпринимателем?

— Просто и постепенно, но упорно я решала задачи, которые перед собой ставила. Системно подходила к решению сначала малых задач, затем более серьезных, потом глобальных.

Вот вы спрашивали: боишься или не боишься? Раньше мне было проще: не имея семьи, я отвечала только за себя и ничего не боялась. Ну, убьют и убьют — все равно буду делать свое. Этот в хорошем смысле авантюризм, наверное, и позволил мне сделать какие-то первые шаги в бизнесе.

Но со временем пришло и понимание того, как надо выстраивать жизнь, выстраивать бизнес, чтобы он был воспроизводимым, не сворачивался, рос, давал свои плоды. И чтобы эти плоды можно было использовать для реализации каких-то благих проектов. Когда в семье появился ребенок, я стала больше задумываться над тем, что ты в ответе не только за себя, свою семью, но и за тех людей, которые работают в твоей компании. Ты в ответе за достаточно большой коллектив. И здесь ты начинаешь чувствовать каждый год все большую ответственность.

Это не страх, а просто ответственное поведение, то есть другие ориентиры. А когда в жизни появляются духовные ценностные ориентиры, все-таки возникает страх, но совсем другой — страх перед Богом за неправедные поступки, за то, что не сумею каким-то образом противостоять греху. Меня этот страх гораздо больше волнует, чем страх перед нашими житейскими проблемами. С этими трудностями можно справляться, особенно если ты уже наработала определенный имиджевый капитал, если за тобой идет шлейф твоих хороших поступков.

Это как в институте: первое время ты работаешь на зачетку, а потом зачетка работает на тебя. В бизнесе то же самое: ты сначала работаешь на имидж, становишься ответственным и серьезным предпринимателем — и дальше этот образ помогает тебе. Так накапливается определенный капитал, который, если не хотите называть нравственным, то называйте имиджевым. Он весьма весом для развития бизнеса. Имиджевая составляющая, в конце концов, трансформируется в капитализацию твоей компании.

Мне очень понравилось выступление на форуме Евгения Юрьева: он пытался нам всем объяснить на цифрах, что нравственность в бизнесе прибыльна, это — выгодно.

— Нечто подобное говорил руководитель регионального отделения «Деловой России» в Ростове-на-Дону Геннадий Ференчук: честность помогает в бизнесе. Он убежден, что в годы бандитского захвата и передела собственности его фирма выжила только благодаря честному отношению к сотрудникам, партнерам, клиентам.

— Слава Богу, это уже поняли многие бизнесмены.

— Кем, на ваш взгляд, должна быть женщина, возглавляющая фирму: «железной леди», судьей, наставницей, другом, матерью, сестрой милосердия или всеми вместе. А может быть, еще кем-то?

— В первую очередь — разумным человеком. Ведь построение бизнеса — это всегда очень сложный процесс. И он далеко не всегда бывает гладким, простым. Потому что мы каждый день стоим перед выбором, должны принимать ответственные решения. Поэтому разумность здесь очень важна.

Нам подчас приходится решать очень сложные проблемы, например, кадровые. Что делать, если человек не справляется со своими служебными обязанностями? А если кто-то из твоих сотрудников, извините, проворовался? Приходится предпринимать определенные действия, иногда очень неприятные для этих людей. И здесь надо быть твердым в своих решениях.

Каждый день, принимая какие-то решения, надо базироваться на принципе разумной достаточности: тебе нужно иногда быть твердой, но не переборщить, а иногда мягкой — но тоже не переборщить. Все должно быть разумно. Плюс — тебе не должно быть стыдно за те поступки, которые ты совершаешь. Для меня это очень важно.

— То есть совесть должна быть спокойна даже в наше смутное время?

— Совесть для меня гораздо более важна, чем какие-то победы и лавры. Я хочу, чтобы моя совесть была чиста. Конечно, бывают какие-то огрехи, но мы идем к своему духовному наставнику, каемся и стараемся впредь поступать честно. Ведь человек должен совершенствоваться; и если ты решаешь вопросы своего духовного развития, то будешь каждый день планку поднимать. Хотя это очень тяжело…

— Каждый день — подвиг, победа над собой?

— Да. Но при этом надо понимать, что бизнес должен тоже развиваться. И соблюсти здесь баланс разумного очень трудно. Для меня это фактически ежедневная душевная работа.

Итак, на вопрос, какой надо быть руководительнице фирмы, могу ответить коротко: человеком.

— В вашей визитке написано, что вы — президент Национального агентства малоэтажного коттеджного строительства. Особенное внимание этому делу сейчас уделяют в Белгородской области, где губернатор Евгений Савченко убежден, что, только живя на земле, в сельской местности можно создавать полноценные семьи, рожать много детей и воспитывать их в коллективном труде. Возвращение людей из городов в деревни и села, строительство там дешевого жилья, возрождение общинных принципов жизни станет некой реанимацией народной души, ключом к решению многих социальных и демографических проблем. Вы согласны с этим?

— Я полностью согласна со словами Белгородского губернатора. Национальное агентство малоэтажного и коттеджного строительства как раз и было создано для решения проблем массового строительства доступного и комфортного жилья. Я тоже считаю, что единственный способ сохранить Россию — это, по большому счету, вернуться к тому укладу, который изначально был на Руси, когда новые территории осваивались именно посредством строительства деревень, малых городов, пригородов. Там люди жили на земле, там укреплялись их семьи и общины. С детства воспитывалась привычка к труду, уважению народных традиций, прививалась вера предков. Там вырабатывалось здоровое отношение к собственности, которая создавалась своими руками и передавалась потомкам.

По прогнозу аналитиков, если мы сегодня не изменим структуру жилищного строительства, то к 2025 году 95% населения России будет жить в крупных городах. Но это тупиковый путь, потому что вымирание деревень ведет к развалу сельского хозяйства, развалу промышленности, подрыву обороноспособности России. Это угроза целостности страны.

Понимание этого наверху есть. Но от идеологии «каждая семья отдельно» надо идти к идеологии общинной, соборной, к идеологии страны. Разрабатывая стратегию развития России, необходимо думать о построении такого уклада, который обеспечит жизнь человека на земле, создаст для него комфортные условия, обеспечит развитие личности, даст возможность достойно трудиться. Но невозможно просто загнать людей в село, надо обеспечить их всем необходимым — образованием, работой, медицинским обслуживанием, набором социальных услуг.

Как правильно сказал Александр Браверман, который возглавляет комиссию по национальному проекту «Доступное и комфортное жилье — гражданам России», «очень важно не просто строить жилье, а создавать новую среду обитания». И в этом смысле, конечно, будущее за малоэтажным и коттеджным строительством. Я имею в виду дома эконом-класса, потому что элитные дома у нас строятся весьма успешно. Жилье для народа должно быть доступно, комфортно, с определенным набором стандартных удобств.

— То есть не дачи для москвичей или питерцев, а новые дома для людей, которые возвращаются на землю?

— Это развитие жилищной политики — строительство домов и коттеджей для села, малых городов, пригородов. Сейчас бурно создаются новые промышленные зоны, рядом с ними должны быть поселки для людей, которые будут там работать. Это, повторяю, новая среда обитания.

— А вот, например, в Калужской области началось бурное строительство заводов иностранными компаниями. Но рядом с ними что-то не видно жилищного строительства, а ближайшие деревни, как и везде, обезлюдили.

— Подходить к этому вопросу нужно комплексно, со здравым смыслом, в рамках системы развития региона. Мы говорим о том, что до конца этого года должны быть приняты региональные программы развития малоэтажного и коттеджного строительства. Каждый регион имеет определенные планы развития, исходя из этого он должен понимать, какие территории пойдут под промышленное, а какие под жилищное строительство. Эти планы должны быть уравновешены. Это очень серьезная комплексная задача, к решению которой надо подходить с умом.

— Вы сказали, что имеете семью и ребенка. Как вам удается совмещать предпринимательскую деятельность, общественную работу с семейной жизнью? И желает ли ваш ребенок быть похожим на мать, пойти по ее пути?

— Моей девочке пока 10 лет. Настя с большим пониманием относится к тому, что я делаю. И когда спрашивают, кем она хочет быть, дочь отвечает: «Как мама». Честно говоря, меня немножко пугает ее желание. Я-то знаю, с какими трудностями сопряжена такая деятельность. Это работа титаническая. И я каюсь, что из-за нее у меня не хватает времени на семью. Она недополучает моего внимания. Но все-таки для меня семья всегда на первом месте. Ведь что бы я ни делала, это в конечном итоге делается для семьи, моего ребенка, для его будущего. Только я понимаю это будущее в более широком смысле: мы должны передать следующему поколению ту среду, то общество, в котором мы живем.

— Должны оставить своему ребенку процветающую страну?

— Да, только тогда он сможет быть счастлив. Мы должны передать потомкам страну, которая успешно развивается, в которой установлены честные правила игры.

Я понимаю свою ответственность перед ребенком более широко: не только его материальное обеспечение — для меня гораздо важнее воспитать этого человечка на нормальной нравственной основе. Чтобы он, в первую очередь, был достойным христианином. Чтобы моя девочка понимала, что такое хорошо и что такое плохо. Мы стареем и уходим, поэтому она должна успеть стать самостоятельной и найти себя в жизни. Я не знаю, какие способности в ней откроются и как сложится ее жизнь. Но это должен быть человечек с правильными представлениями о жизни. Чтобы для нее деньги не затмевали все остальное.

— Очень важный для меня вопрос: как вы думаете, есть ли сейчас среди российских предпринимателей настоящие праведники, которые могут надеяться на спасения своей души для жизни вечной?

— Надеюсь, что есть. Я очень много об этом думала. В Библии написано, что легче верблюду пройти через игольное ушко, чем богатому войти в Царство Небесное. Да, это очень трудно, но возможно.

— Наверное, вы много говорили об этом со священниками?

— Да, и поняла, что у каждого человека есть своя миссия. Вопрос в том, насколько ты ее осознаешь, насколько думаешь о спасении души (не время от времени, а каждый день), насколько умеешь выстраивать свою жизнь так, чтобы не было стыдно за содеянное, — вот настолько у тебя будет шансов обрести потом Царство Небесное.

Повторяю: это возможно, хотя и сложно. Вы понимаете, иногда бизнес-интересы становятся в противоречие с нравственными принципами. И тогда каждый человек делает самостоятельное решение. Готов он пожертвовать своими принципами (если они есть), своей моралью, своей душой ради материальных благ и удовольствий?

— Проще говоря, продать душу?

— Да, это свободный выбор каждого человека.

Верность высоким принципам я не считаю подвигом и жертвой. Для нормального нравственного человека это норма. Ты живешь, исходя из каких-то нравственных основ. А если ты стремишься к Богу, пытаешься исправиться (понятно, что мы далеки от идеала), то должен каждый день развиваться, совершенствоваться и постепенно переходить на все более и более высокий уровень.

Я таких людей знаю: они раньше ошибались, но признали свои ошибки и пошли по пути совершенствования. Это никогда не поздно сделать. И таких людей — слава Тебе, Господи! — становится все больше.

— Вы знаете их?

— Да, и считаю для себя большой честью, что дружу с ними. Чем больше будет таких людей в бизнесе, тем чище и праведнее станет жизнь нашего общества. Я в этом абсолютно убеждена.

— А каким вы видите будущее отечественного предпринимательства, будущее России?

— Только светлым.

— Но почему? Олигархи грабят народ, Америка добивает Россию, природа обрушивает на нас стихийные бедствия и так далее. Поэтому многие видят будущее очень мрачным. Или оно светлое в том смысле, что наше дело правое — мы хотя бы свою душу спасем?

— А ведь это немало… Я, наверное, безудержная оптимистка, иначе бы не пошла в бизнес. Есть такая замечательная пословица: дорогу осилит идущий. Даже если очень тяжело, если конца-края не видно…

— И страшно!

— Да, и если тебе кажется, что сил уже не хватает, но ты продолжаешь напрягаться и упорно идешь, то обязательно добьешься успеха. Я понимаю, что для нашей страны это очень сложно. Но мне кажется, что с Божьей помощью у нас все получится.

А порядок в стране, ее позитивное развитие начинается с малого: не нужно на кого-то кивать, что он, мол, строит нам козни, вы в своем хозяйстве порядок наведите, и тогда жизнь вокруг вас улучшится. И в этом смысле у нас светлые перспективы.

— Господь не посылает испытания, которые превышают силы человеческие?

— Я абсолютно в этом убеждена, хотя на мою жизнь выпало много тяжелых испытаний. Но если твердо веришь в светлое будущее, упорно работаешь для него, то оно обязательно наступает.

http://www.pravoslavie.ru/guest/80 917 130 843


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru