Русская линия
РПМонитор Владимир Букарский17.09.2008 

«План Козака»: второе рождение
Чтобы не дать США вновь заблокировать подписание Меморандума, Россия должна договориться со странами Старой Европы и Турцией

НАЦИОНАЛИСТЫ ЗАБИЛИ ТРЕВОГУ

После того как Дмитрий Медведев провел встречи с лидерами Молдовы и Приднестровья, стало очевидно, что процесс приднестровского урегулирования будет сдвинут с мертвой точки в самое ближайшее время. Более того — факт встречи Медведева с его молдавским коллегой Владимиром Ворониным в самый разгар грузино-осетинского кризиса говорит о том, что приднестровский вопрос станет первоочередным для России в ближайшей повестке дня. Москве не просто необходимо восстановить единую дружественную Молдавию, но и продемонстрировать всему миру, что она не ставит перед собой цель аннексии территорий и готова способствовать решению конфликтов на основе принципа территориальной целостности.

Визит в Москву президента Приднестровья Игоря Смирнова и его встреча с президентом России Дмитрием Медведевым показали, что, с одной стороны, Приднестровье возвращается к переговорам, а с другой — переговоры возобновляются в трехстороннем формате (Россия, Молдова и Приднестровье), без участия США, Евросоюза, Украины и ОБСЕ. Фактически восстановлен формат переговоров, предшествовавший появлению «меморандума Козака» в 2003 году. Противники сближения с Россией в Молдове уже забили тревогу. Против трехстороннего формата выступила оппозиционная Либерально-демократическая партия Молдовы (ЛДПМ), заявившая, что «любое обоюдовыгодное решение может быть достигнуто лишь при участии США, ЕС, ОБСЕ и Украины». В ближайшее время следует ожидать подобных заявлений и от других глашатаев молдавской оппозиции. Однако каким-либо образом повлиять на переговорный процесс эти силы на данном этапе не могут.

К какому же плану урегулирования могут прийти стороны в трехстороннем формате? Актуален ли «план Козака», отвергнутый Молдовой под массированным давлением Запада в 2003 году? Министр иностранных дел России Сергей Лавров отвечает на этот вопрос утвердительно. В конце августа глава российской дипломатии заявил, что стороны в приднестровском конфликте готовы вернуться к «плану Козака» и решить все оставшиеся вопросы. Лавров отметил, что ни один региональный конфликт не был так близок к урегулированию, как приднестровский конфликт в ноябре 2003 года.

«МЕМОРАНДУМ КОЗАКА»: ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

«Меморандум об основных принципах устройства объединенного государства», подготовленный при участии специального представителя президента России Дмитрия Козака, был парафирован президентами Молдовы и Приднестровья. Этот план подразумевал строительство нового, единого, независимого государства в границах территории Молдавской ССР, основанного на федеративных принципах.

Объединенное государство — Федеративная Республика Молдова — провозглашалось нейтральным, демилитаризованным государством, основанным на принципе единства территории, единых принципах построения государственной власти, единого оборонного (на переходный период), таможенного, валютно-денежного пространства. На территории федерации гарантировалась свобода перемещения людей, товаров, услуг и капитала, упразднялись все внутренние таможни и миграционные посты.

Приднестровская Молдавская Республика становилась субъектом федерации, формирующим собственные государственные органы законодательной (Верховный Совет), исполнительной (президент и правительство) и судебной власти, имеющим собственные конституцию и законодательство, государственную собственность, самостоятельный бюджет и налоговую систему, собственную государственную символику. Вторым субъектом Федерации с аналогичными полномочиями становилась Гагаузская автономия.

Предметами ведения Федерации являлись федеральная собственность, единая валюта и денежная эмиссия, государственная граница и воздушное пространство, воздушный, железнодорожный и водный транспорт, внешняя политика, вопросы войны и мира, федеральное гражданство, вопросы миграции, производство, продажа и покупка оружия и боеприпасов, производство наркотических и ядовитых веществ, порядок их использования, коллизионное право.

В совместном ведении Федерации и ее субъектов находились избирательное право, регулирование прав и свобод человека, права национальных меньшинств, федеральный бюджет, налоги и сборы, государственное регулирование цен на товары и услуги, антимонопольное законодательство, таможенное регулирование, деятельность федерального Центробанка, энергетика, трубопроводы, связь, судебно-процессуальная система, землепользование, общие принципы образования и социальной защиты, борьба со стихийными бедствиями.

В ведении субъектов федерации находилось установление собственных органов государственной власти, вопросы местного самоуправления, семейное и жилищное законодательство, здравоохранение, адвокатура, культура и искусство, градостроительство и архитектура, физическая культура и спорт.

Международные договоры по предметам ведения федерации подлежали ратификации федеральным парламентом. При проведении переговоров о заключении международного договора, затрагивающего предметы совместного ведения, федеральное правительство должно проводить предварительные консультации с органами государственной власти субъектов федерации и обеспечить участие в переговорах представителей уполномоченных органов субъектов федерации.

Субъекты Молдавской Федерации могут быть членами международных всемирных и региональных организаций, для членства в которых международная правосубъектность не является обязательным условием, поддерживать международные отношения, заключать международные договоры по предметам ведения субъектов федерации и учреждать представительства в других государствах, не обладающие статусом дипломатических представительств и консульских учреждений. Важный пункт Меморандума подразумевал право выхода субъектов из состава федерации в случае принятия решения федерации о присоединении к другому государству.

Федеральный парламент предлагалось построить на двухпалатной основе — в составе Сената и Палаты представителей. Сенат состоял из 26 сенаторов, избираемых на 5 лет, из которых 13 избирались Палатой представителей Федерального парламента, 9 — Верховным советом Приднестровья, 4 — Народным собранием Гагаузии. Палата представителей, включавшая 71 депутата, избиравшегося сроком на 4 года по единому федеральному округу в соответствии с пропорциональной избирательной системой. Верхняя палата — Сенат — наделялась правом утверждения или отклонения законов, принимаемых Палатой представителей. Для преодоления вето Сената Палата представителей должна набрать квалифицированное большинство (2/3 голосов от численности Палаты представителей).

Сенат по представлению президента федерации должен утверждать премьер-министра и правительство. Вице-премьеры правительства утверждаются по согласованию с субъектами федерации. Субъекты федерации должны быть пропорционально представлены в ранге министров и их заместителей. Сенат формирует и Федеральный Верховный суд — высшую апелляционную и кассационную инстанцию по гражданским, административным и уголовным делам. Федеральный Конституционный суд — высший орган судебной власти — состоит из 11 судей, 6 из которых назначаются федеральной Палатой представителей, 4 — Верховным советом ПМР, 1- Народным собранием Гагаузии.

Делопроизводство во всех органах государственной власти и местного самоуправления осуществляется на молдавском и русском языках (этот пункт перед подписанием был откорректирован по просьбе молдавской стороны). Каждый человек имеет право получать официальную информацию в органах государственной власти и местного самоуправления, а также от их должностных лиц по своему выбору на молдавском или русском языках. Наряду с молдавским и русским языками, на территории субъектов федерации могут быть установлены другие официальные или государственные языки.

ТОЧКА ПРЕТКНОВЕНИЯ — РОССИЙСКИЕ МИРОТВОРЦЫ

Наибольшее противодействие стран Запада вызвал 18-й пункт Меморандума. Согласно этому пункту, гарантом объединения выступает Российская Федерация. В Меморандуме оговаривается «размещение на территории будущей Федерации на переходный период до полной демилитаризации государства, но не позднее 2020 года, стабилизационных миротворческих сил Российской Федерации численностью не более 2000 человек, без тяжелых военной техники и вооружений». Именно этого больше всего и не хотел Запад — сохранения военного присутствия России в регионе. Ведь еще в 1999 году на Стамбульском саммите ОБСЕ ельцинская Россия взяла на себя обязательство вывести свои войска из Грузии и Молдовы, причем, по мнению Запада, этот пункт должен означать и вывод российских миротворцев из зоны конфликта.

По свидетельству Дмитрия Козака, предельная дата пребывания российских миротворцев (до 2020 года) в Приднестровье и максимальная численность контингента (до 2000 военнослужащих) были вписаны в текст Меморандума лично президентом Молдовы Владимиром Ворониным. Этот срок был уступкой со стороны Приднестровья, настаивавшего на сохранении российского миротворческого контингента на 49 лет. Президент Молдовы дважды подтвердил свое согласие относительно срока пребывания миротворцев — 14 и 24 ноября. Первоначально договор предполагалось подписать в Петербурге, где Владимир Воронин должен был присутствовать при открытии памятника Дмитрию Кантемиру. Однако сам Воронин настоял, чтобы в Кишинев на подписание Меморандума прилетел российский президент Владимир Путин.

И когда самолет российского президента уже разогревал двигатели, центральную улицу Кишинева заполнила националистическая оппозиция. Фанатики под возгласы об «оккупации» рвали портреты Путина, жгли российские флаги и требовали отставки Владимира Воронина — это было спустя всего неделю после «революции роз» в Грузии. Яапп де Хооп Схеффер, бывший глава ОБСЕ, а ныне генсек НАТО, принялся звонить и угрожать Воронину. Молдавский президент, поддавшись давлению, отказался от подписания Меморандума. Несколько дней спустя в своей резиденции он буквально со слезами на глазах просил у Козака прощения, каясь в «обмане России» и «обмане Путина». В начале 2004 года посланник Воронина уже в Москве предлагал Дмитрию Козаку вернуться к реализации своего плана, но перед этим… сменить руководство Приднестровья. Российский чиновник в вежливой форме указал молдавскому эмиссару на дверь. С этого момента в отношениях Кишинева с Москвой и Тирасполем начался долгий кризис, продлившийся более трех лет.

АЛЬТЕРНАТИВЫ «ПЛАНУ КОЗАКА» НЕТ

После заявления Сергея Лаврова о возможном возвращении к «плану Козака» со всех сторон посыпались возражения, что никакое возвращение к этому документу невозможно. Премьер-министр Молдовы Зинаида Гречанная заявила, что «урегулирование приднестровского конфликта возможно только в рамках территориальной целостности страны». Урегулирование конфликта на основании федеративного или конфедеративного устройства Молдавии, как считает Гречанная, исключено.

Одновременно в Приднестровье появилось заявление Координационного совета партий и движений Приднестровья, объединяющего все политические силы самоопределившейся республики, в котором говорится буквально следующее: «Республиканский Координационный совет считает любые попытки реанимировать „Меморандум Козака“ и иные документы, предполагающие вхождение Приднестровья в состав единой Молдавии, неисправимой ошибкой, которая поставит под вопрос не только существование сформировавшейся приднестровской государственности, но и самого приднестровского народа». Приднестровские деятели называют «недопустимым» политическое доверие Кремля руководству Молдовы: «Такая позиция России в обозримом будущем повлечет за собой развитие событий в регионе по грузино-югоосетинскому сценарию». Бывший спикер приднестровского парламента Григорий Маракуца считает, что Кишинев и Тирасполь могут обсуждать лишь «условия цивилизованного развода».

Обильная критика возрожденного плана Козака последовала со стороны западных «партнеров» России. Спецпредставитель Евросоюза по приднестровскому урегулированию Калман Мижей подверг критике саму идею переговоров в трехстороннем формате «Россия-Молдова-Приднестровье». По мнению Мижея, «Молдова наивна, если полагает, что решение проблемы можно найти в новом трехстороннем формате». «Конечно, дискуссии между господами Медведевым, Смирновым и Ворониным могут вестись, но эти дискуссии категорически не могут заменить процесс переговоров, и в результате этих дискуссий нельзя прийти к принципам жизнеспособного урегулирования приднестровского конфликта. Этого можно добиться лишь в формате „5+2“. Что касается формата „2+1“, то он показал свою нежизнеспособность еще в 2003 году», — отметил Мижей. Представитель ЕС в Молдавии посоветовал сторонам «после событий в Грузии не экспериментировать с нежизнеспособными, нелегитимными, недемократическими формулами».

Коснувшись «Меморандума Козака», Кальман Мижей заявил, что «у данного плана были недостатки, из-за которых он не мог и не может стать основой для соглашения». Один из них заключается в том, что «план Козака, фактически создавал не суверенное государство, а конфедеративную модель, и содержал положения, способные парализовать жизнь страны — чрезмерное право вето для приднестровского региона и очень много ситуаций, где важные решения должны были приниматься лишь голосами обеих сторон».

Однако, по словам и.о. министра иностранных дел Приднестровья Владимира Ястребчака, сказанным в интервью «Независимой газете», «Меморандум Козака» представлял собой «предельный компромисс» Приднестровья с молдавской стороной: «С тех пор прошло 5 лет, за которые позиции сторон еще больше отдалились. Поэтому меморандум уже требует определенной корректировки. Я не вижу оснований для того, чтобы мы шли на еще большие уступки».

Тем не менее, в условиях столь полярного подхода всех сторон к данной проблеме альтернативы «Меморандуму Козака» не существует. Достичь взаимоприемлемого урегулирования нельзя, не отказавшись от двух взаимоисключающих моделей — «унитарное государство» и «цивилизованный развод». Можно в очередной раз сорвать переговоры и заморозить мирный процесс еще на несколько лет. Можно запустить «цветной сценарий» в Кишиневе и повернуть развитие событий по грузинскому пути — к тому же, у России в силу отсутствия общей границы гораздо меньше возможностей помочь Приднестровью по сравнению с Абхазией и Южной Осетией. Возможно, в этом и будет заключаться стратегия Вашингтона и его восточноевропейских сателлитов относительно молдавско-приднестровских переговоров.

Однако весьма сомнительно, что в Кишиневе считают оптимальным подобный сценарий. Едва ли подобного развития событий жаждут в странах континентальной Европы, а также в Турции, обладающей значительным влиянием в Гагаузской автономии. И уж точно не хотят повторения событий 16-летней давности на Украине, куда летом 1992 года хлынул поток беженцев из Приднестровья. Да и нынешний антироссийский курс президента Ющенко поддерживает не более 10% украинского населения.

В любом случае договоренности в трехстороннем формате придется выносить на суд международной общественности. И в обязательном порядке следует ожидать сопротивления со стороны США любому договору, заключенному при посредничестве России. Но Москве вполне по силам заручиться поддержкой своего плана урегулирования со стороны континентальной Европы и Турции. Независимое и нейтральное молдавское государство, построенное на федеративной основе, может стать совместным российско-европейско-турецким проектом, которому США со всеми своими союзниками не смогут ничего противопоставить.

ФУТБОЛ, ГОССИМВОЛИКА И РЕИНТЕГРАЦИЯ

6 сентября в Тирасполе на стадионе «Шериф» (единственном в Молдавии, соответствующем стандартам для проведения матчей мирового уровня) состоялся отборочный матч Чемпионата мира 2010 года между сборными Молдавии и Латвии. Гости победили — 2:1. Тренер молдавской сборной Игорь Добровольский в качестве одной из причин поражения назвал почти полное отсутствие поддержки со стороны болельщиков: «На стадион пришли три болельщика, два с половиной которых — из Молдовы. Создавалось впечатление, что мы играем на нейтральном стадионе. Если бы мы играли в Кишиневе — на стадионе был бы аншлаг». Добровольский обратился к Федерации футбола Молдовы с просьбой не проводить матчей национальной сборной в Тирасполе.

Можно, конечно, обвинять приднестровцев в отсутствии поддержки собственных игроков (значительное число членов сборной составляют бывшие или нынешние футболисты тираспольского «Шерифа»). Однако главная причина отсутствия интереса к таким матчам лежит на поверхности — в Приднестровье не любят нынешнюю символику Республики Молдова и не горят желанием вставать под молдавский гимн. Нынешний молдавский государственный флаг, практически полностью идентичный румынскому, в Приднестровье ассоциируется с буйством национализма в бывшей Молдавской ССР и с кровавой военной агрессией Молдовы в начале 90-х годов.

Именно поэтому воссоединение страны необходимо начинать с замены абсолютно чуждой Приднестровью румынской символики на ту, которая более соответствует молдавской исторической традиции. Аналогично и школьные предметы «История румын» и «Интегрированная история» должны быть заменены на «Историю Молдавии». В этом случае сторонников жить в объединенном государстве среди приднестровцев станет гораздо больше — по крайней мере среди 30% приднестровских молдаван, не испытывающих никакого желания румынизироваться в ущерб собственной самобытной культуре.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=10 899


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru