Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Инна Иванова12.09.2008 

Провал как начало карьеры
Диплом о высшем образовании оправдывает ожидания далеко не всех его обладателей

«Не поступишь в институт — одна будет дорога: в училище», — весь последний год стращала сына-одиннадцатиклассника мама. «Или пойдешь на стройку кирпичи таскать!» — добавлял «ужасов» отец. И вот — свершилось. То ли действительно мальчишка что-то недоучил, то ли билет попался несчастливый, но на экзаменах в вуз он провалился. В самом ли деле случившееся трагично? Как преодолеть свалившуюся беду? Какие существуют профессиональные возможности у человека, чья карьера сорвалась на самом старте? Обо всем этом шел разговор на «круглом столе», который состоялся в редакции нашей газеты, на тему: «Не поступил в вуз? Как превратить поражение в победу?».

Поплакали — хватит

«Поплакали, и хватит». Это не просто человеческий совет. Это психологическая установка, которую советует принять — и как можно скорее после случившегося! — заместитель директора СПбГУ «Центр содействия занятости и профессиональной ориентации молодежи «Вектор» комитета по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями Людмила Величко. Важно не переоценивать значение провала на вступительных экзаменах, а переключить эмоции на поиск выхода из сложившейся ситуации. Это поможет провести предстоящий год с максимальной пользой для построения будущего.

В «Векторе» всем молодым людям, которые приходят туда за поддержкой, советуют обязательно составить профессиональный план. Вообще-то он должен быть у каждого старшеклассника, говорит Людмила Ивановна, но нередко сотрудникам центра приходится разрабатывать его для выпускников школ и вузов, уже потерпевших первое профессиональное фиаско.

Что же это за план? В нем формулируют осмысленный выбор профессии и намечают пути к ее получению. Если в стремлениях человека есть вуз, то кроме основного — желанного — учебного заведения, куда молодой человек готовится поступить, обязательно намечаются запасные варианты: другой вуз, среднее профессиональное учебное заведение, возможная временная работа. Когда имеешь такую целостную многовариантную программу действий, провал на вступительных экзаменах уже не воспринимается как жизненная трагедия, просто с этого момента идешь к намеченной цели другим путем.

Впрочем, со своевременным выбором профессиональных предпочтений дела у наших ребят обстоят неважно. В марте этого года, как показал опрос, только 51% одиннадцатиклассников знали, какую хотят получить специальность. Большую тревогу вызывают у психологов и педагогов судьба тех 16% ребят, которые стремились поступать туда, где меньше конкурс, и будущее тех 12%, кто выбирает вуз по совету родителей. Такой вот выбор, без учета личных устремлений, несет, как правило, неудовлетворенность и разочарование в будущем, предупреждает Л. Величко.

А вот «запасное» учебное заведение, намеченное в профессиональном плане, нередко становится основным. И не всегда оно из тех, что дают высшее образование. Когда проходят юношеские амбиции, человек видит, что твердо стоять на земле, быть уважаемым специалистом и зарабатывать хорошие деньги часто позволяет востребованная рабочая профессия.

Врача уважаем, в бизнес идем

Картину того, на какое образование ориентируются современные молодые люди и их родители, представил на «круглом столе» кандидат социологических наук, сотрудник кафедры отраслевой и прикладной социологии Санкт-Петербургского государственного университета Иван Федоренко.

Большинство родителей — порядка 60%, — по результатам опроса Левада-центра, считают абсолютно необходимым для своего ребенка иметь высшее образование. Из них 45% довольствуются базовым высшим, 15% нацелены на магистратуру. Прежде всего это родители, сами имеющие высшее: уровень образования в семьях из поколения в поколение обычно не снижается.

А вот для чего люди хотят получать высшее образование — показал опрос, проведенный в этом году среди абитуриентов и первокурсников. Тут характерна инструментальная мотивация: образование в основном нужно для того, чтобы добиться успеха в жизни, много зарабатывать. Встречается и такой ответ: «Иначе будут считать неудачником».

Социологи сталкиваются с явной установкой: «Высшее образование — любой ценой». К чему же приводит такой подход, какими способами люди готовы получать диплом?

На вопрос, что вам помогло в первую очередь поступить в вуз, 63% первокурсников в нынешнем году ответили: «Деньги и связи родственников». Позицию «Свои знания» выбрали 33% опрошенных. В том, что давали взятку за поступление, признались 11% участников исследования. Около 20% ребят, и их количество не меняется из года в год, прибегают к помощи полулегальной практики, когда в качестве репетиторов нанимают своих будущих экзаменаторов.

При такой готовности платить за поступление довольно странным выглядит тот факт, что очень многие — 42% из числа опрошенных студентов, которые учатся на бюджетных отделениях государственных вузов, — относятся резко отрицательно к платной форме получения образования. Лишь 35% признают за ней хоть какое-то право — только для не поступивших на бюджетные отделения, только если речь идет о втором высшем, только для престижных профессий…

Кстати, представление о престижных профессиях и их сравнение с уважаемыми само по себе интересно. Уважает наша молодежь, рассказал И. Федоренко, прежде всего врачей, учителей, ученых. Престижными считает профессии бизнесмена-предпринимателя, компьютерщика-программиста, юриста, экономиста, административного работника. И, менее всего уважая чиновников и, как ни парадоксально, тех же бизнесменов, для себя многие выбирают именно эти виды деятельности.

Рисуя по просьбе психологов свой портрет, наши студенты не скупятся на яркие краски. Когда им в ходе социологического исследования предложили поразмышлять, чем студент отличается от нестудента того же возраста, картина получилась следующая. Студент больше стремится к самовыражению, не желает быть похожим на других, активнее использует новые потребительские практики — Интернет, мобильную связь, автомобиль. Он сильнее в социальных практиках: например, в три раза больше своих сверстников-нестудентов интересуется политикой.

О высоких, часто непомерных, амбициях молодых людей, получающих высшее образование, говорят их запросы относительно зарплат на первом же рабочем месте. Так, 33% опрошенных хотят с первого же дня работы получать 20 — 30 тысяч рублей в месяц, 37% - 30 — 50 тысяч, 18% - 50 — 100 тысяч. Лишь 6% согласны с зарплатой 15 — 20 тысяч рублей и только 2% готовы зарабатывать по 10 — 15.

И вот тут налицо серьезное расхождение с реальностью. Большинство выпускников вузов в первый месяц работы получают до 20 тысяч рублей. Как видим, огромное количество молодых людей, мечтающих о том, что диплом вуза автоматически принесет им высокий доход, ждет разочарование. И еще нередко оказывается, что значительная часть специалистов, не будучи востребованной вообще, вынуждены работать не по профилю, обращаться в службы занятости.

«Хочу. Могу. Надо»

— Именно с таким настроением, как описал Иван Федоренко, молодежь приходит к нам в службу занятости, — говорит заместитель начальника отдела профессионального обучения, профессиональной ориентации, психологической поддержки комитета по занятости населения Санкт-Петербурга Наталья Кудрявцева. — Первоначальный взгляд через розовые очки на условия труда, размер зарплат, престижность профессий сменяется разочарованием.

Служба занятости — это прежде всего 19 центров в разных районах города, напомнила Наталья Васильевна, где квалифицированные специалисты помогают в том числе не поступившему в вуз человеку пережить неудачу, осмыслить полученный опыт и справиться с ним, найти новые ресурсы, которые позволят адаптироваться к рынку труда.

В период поиска работы и выстраивания карьеры очень важно психологическое сопровождение, поэтому с молодыми людьми работают соответствующие специалисты.

А поиск работы — это, по существу, поиск себя.

Поэтому в центрах занятости ребятам помогают прежде всего решить известную профориентационную формулу: «Хочу. Могу. Надо». «Хочу» означает запрос человека, его желание заниматься тем или иным видом деятельности. «Могу» подразумевает ответ на вопрос, есть ли способности к избранной профессии. «Надо» предполагает информацию о том, есть ли на специальность спрос на рынке труда.

Психологическое сопровождение включает в себя и формирование у человека определенных навыков. Скажем, навыков общения с работодателем и будущими коллегами. Помогают в центрах занятости и решить некоторые личностные проблемы. Например, почувствовать уверенность в себе и в итоге стать привлекательным для работодателя.

Н. Кудрявцева посоветовала петербуржцам также не забывать о том, что они могут получить в службе занятости дополнительные знания и навыки, например, секретаря-референта, менеджера офиса, которые могут стать стартовыми в карьере. Кроме того, существуют программы временной занятости, общественные работы. В центрах занятости можно получить консультации по предпринимательской деятельности и открыть свое дело.

Стартовая позиция

Итак, диплом о высшем образовании оправдывает ожидания далеко не всех его обладателей. Очень часто молодых людей ждет либо невостребованность работодателями, либо зарплата ниже ожидаемого уровня. Главные причины невостребованности раскрыла специалист кадрового агентства Avanta Personnel Александра Трофимова. Кроются они в той ситуации, которая сложилась сегодня на рынке труда.

При общем изобилии выпускников с гуманитарными дипломами (финансистов, юристов, специалистов в области пиара, маркетинга) остро не хватает крепких профессионалов-гуманитариев. С этим постоянно сталкиваются кадровые агентства.

То, что в последние годы ребята активно идут в технические вузы, пока не решает проблему нехватки инженеров практически всех областей. Особый дефицит на современном рынке — IT-специалистов. Доходит до того, что представители IT-фирм ведут уроки в школах начиная с шестого класса и таким образом растят себе будущий персонал. А талантливых первокурсников уже вовсю зачисляют в штат своих компаний.

Огромна нехватка технических специалистов базового уровня — тех, кого готовят училища, лицеи, колледжи, техникумы. И именно в эти учебные заведения есть смысл идти не поступившим в вузы, считает А. Трофимова. Зарплата квалифицированного рабочего сегодня вполне конкурентоспособна: нередко она превышает зарплату человека с высшим образованием. Требуются базовые специалисты и отечественным предприятиям, и западным, которые все активнее приходят в Россию. Машиностроение, судостроение, автомобильный рынок — те сферы, которые очень нуждаются в хороших базовых специалистах и не скупятся ни на зарплату, ни на социальный пакет персоналу.

Впрочем, и тем молодым людям, которые не оставляют мечту о высшем образовании, есть смысл устроиться в одну из компаний на стартовую позицию — временно, чтобы наработать первый опыт и получить навыки, полезные для будущего. Начинать советуют с самого простого — например, оператора на конвейере. Параллельно можно учиться в вузе.

Есть золотая середина!

Делать карьеру постепенно даже лучше, считает кандидат психологических наук, автор книг о сфере профессий и рынка труда Андрей Грецов. Наилучшие перспективы у тех, кто любую работу, включая временную, работу по базовым специальностям, воспринимает как источник опыта.

С позиции психологии если человек не поступил в вуз, то не принципиально важно, что именно ему сразу делать, — важно делать хоть что-нибудь. Структурировать свое время, занять себя восемь часов в день, для этого увлечься хоть спортом, хоть танцами. Поддерживать себя в форме.

Поступить на подготовительные курсы. Обязательно подумать об альтернативных образовательных траекториях.

Профессиональный выбор, к сожалению, многие молодые люди делают вслепую. Когда просишь подростков назвать известные им профессии, они в лучшем случае перечисляют 20 — 30. На самом же деле в мире, по скромным подсчетам, существует 30 тысяч профессий, по более детальным — 40 тысяч. Таким образом, делая стратегический выбор жизненного пути, подростки осведомлены о мире профессий примерно на 1%. Это неправильно, такой подход нужно менять.

Хорошая работа — это, напоминает Андрей, та, на которую человеку банально не противно ходить. Это работа, отвечающая его способностям. А что такое способность с психологической точки зрения? Динамика состояния деятельности, потенциальная возможность достигнуть в ней высокого результата. По тому же, что именно молодой человек умеет в настоящее время делать, какими владеет навыками, судить о его способностях еще нельзя. Для этого он должен включаться в разного рода деятельность, пробовать себя.

Впрочем, поясняет А. Грецов, способность является ограничивающим, лимитирующим фактором, лишь когда речь идет об очень высоких уровнях профессиональных достижений либо о владении особо сложным, уникальным навыком. На деле порядка 90% вакансий не подразумевают пикового уровня достижений.

Парадокс же современного рынка труда состоит в том, что на нем преобладает предложение неквалифицированного труда (в основном за счет гастарбайтеров) и труда с очень высоким уровнем образования, с учеными степенями. А середина — высококвалифицированные исполнители, далеко не всегда с высшим образованием, — выпадает. Найти таких работников предприятиям сложно. Между тем именно в этом секторе — в «серединке» — человеку легче сделать карьеру.

Об этом уже догадываются многие люди, получившие личный не самый удачный опыт на рынке труда. Так почему же в массе своей мы стремимся к диплому о высшем образовании? Дело в том, считает А. Грецов, что высшее образование стало в нашем обществе своеобразным фильтром. Оно готовит не столько к конкретной профессиональной деятельности, сколько выступает свидетельством некого общеинтеллектуального, общекультурного уровня человека. Этому стереотипу потакают работодатели, которые нередко требуют от соискателя вакансии высшего образования даже для замещения той должности, на которой достаточно образования среднего.

Так не пора ли перестать беспокоиться о том, чтобы непременно соответствовать неким, далеко не самым разумным, представлениям? И понять, и принять тот факт, что в карьерном, в материальном плане нередко более перспективным является начальное профессиональное и среднеспециальное образование!

…На этой мысли и поставим пока точку. Все участники редакционного «круглого стола» сошлись на том, что с провалом на вступительных экзаменах в вуз жизнь человека не заканчивается. Всегда есть выбор дальнейшего пути, есть новые возможности. И есть куда обратиться, если нужна профессиональная и психологическая поддержка.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 252 829@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru