Русская линия
Завтра Михаил Делягин11.09.2008 

Новые Власовцы

Нападение грузинских фашистов на Южную Осетию поставило перед Россией два простых вопроса: признает ли она право иных стран убивать своих граждан, и признает ли она их право делать это безнаказанно?

Введя войска в Южную Осетию и защитив её жителей, российское руководство дало хотя и запоздалый, но четкий отрицательный ответ на первый вопрос. Поразительно, что, прекратив огонь (по сути дела в одностороннем порядке) и отказавшись от наказания инициаторов попытки геноцида, на второй вопрос оно дало ответ положительный.

Получилась нелепость: мол, мы не признаем права уничтожать наших граждан, но если последний кинто, возомнивший себя наследником Чхеидзе и Гегечкори, а то и Давида Строителя, попытается их истребить, и даже многих убьёт, мы не будем всерьёз пытаться его наказать!

ПОЧЕМУ БЕССИЛЬНА КЛЕПТОКРАТИЯ

Причина такой нелепости — глубочайшая зависимость российской коррумпированной бюрократии, давно превратившейся в клептократию, от Запада, контролирующего ее через личные активы в развитых странах. В последние годы этот контроль дополнился контролем через колоссальные активы государства (129,7 млрд долл. Резервного фонда, 32,7 млрд долл. Фонда будущих поколений, 595,9 млрд долл. международных резервов Банка России — всего 758,3 млрд долл.), под разными предлогами выведенные на Запад.

С чисто экономической точки зрения это преступление. Россия задыхается от нехватки инвестиций, в первую очередь в разрушающуюся инфраструктуру. Бизнес её реанимировать не будет: денег надо слишком много и слишком надолго, а государство намерено не модернизировать инфраструктуру, а повышать тарифы, то есть ограничивать доступ к инфраструктуре, разрушая страну!

Средства налогоплательщиков не просто «замораживаются» — они вкладываются в наших стратегических конкурентов, которые, опираясь на них, давят российских же налогоплательщиков. Массированный вывод денег государства делает уплату налогов не просто бессмысленным, но и вредным для налогоплательщика делом.

Выведенные из страны средства «горят синим пламенем» из-за укрепления рубля: вызванные этим убытки в 2007 году составили 61,1 млрд руб. (для сравнения: за 2006 год — только 0,2 млрд руб.), а в январе-июле 2008 года — уже 71,9 млрд. Эти потери с лихвой съедают процентные доходы, которыми бахвалится Минфин.

Уровень этих доходов ничтожно низок. Кудрин похваляется, что сверхрискованные инвестиции в облигации балансирующих на грани банкротства ипотечных брокеров США принесли аж 3−4% годовых (что мало даже по сравнению с казначейскими обязательствами США) — а российский бизнес, искусственно обескровленный государством, вынужден из-за этого брать кредиты по ставке в несколько раз выше. Даже «Газпром» размещает 30-летние облигации под 7,28%! — а средняя ставка краткосрочных кредитов российским предприятиям, по данным Банка России, выше 11%. Если же исключить крупнейшие корпорации, мы увидим: те самые деньги, которые кудрины отдают развитым странам под 3−4% годовых, возвращаются российскому бизнесу под 13−14%, а то и выше.

Эта политика наносит России прямой ущерб в десятки миллиардов долларов ежегодно, которые становятся прибылью банковских систем развитых стран, которые в конечном счете и кредитуют российский бизнес — из денег российского же государства, но втридорога. Вероятно, они щедро делятся своими сверхприбылями с российскими коррупционерами, создавшими эту схему по аналогии со «схемами» лихих 90-х. Тогда клептократы размещали деньги бюджета в олигархических банках, которые из этих даровых денег с баснословной выгодой для себя кредитовали российский же бюджет.

Понятно, что Банк России и Минфин должны возглавляться честными профессионалами, не склонными к грабежу и стремящимися к развитию своей страны, а не её стратегических конкурентов, но такое пожелание выглядит непристойной издевкой над нынешними российскими чиновниками.

Клептократы объективно — предатели своей страны. Клептократия кладет объективный предел российской государственности необходимостью защиты своих активов, находящихся на Западе.

Она нуждается в сохранении государственности лишь как гарантии своей собственности (в том числе за границей). Отказ от защиты своих граждан, их передача на растерзание Саакашвили показали бы, что в России нет государства, — и счета нашей клептократии некому защищать. Именно этого не понял ни Саакашвили, ни те, кто давал ему гарантии невмешательства России.

Но верно и другое: клептократия, используя государственность лишь как инструмент защиты своих активов на Западе, не может, тем не менее, сознательно идти на сколь-нибудь значимый конфликт с ним — это опять-таки ставит под удар ее активы!

Сталкиваясь в связи с этим с прямым противоречием между интересами России и Запада, она в конечном счете, как показало одностороннее прекращение огня, обернувшееся беспрецедентным поощрением нового Гитлера, забывает об интересах государственности ради сохранения своей собственности.

ПРИЗНАНИЕ АБХАЗИИ И ЮЖНОЙ ОСЕТИИ — УДАР ПО КЛЕПТОКРАТАМ

В этой ситуации признание Абхазии и Южной Осетии Медведевым стало беспрецедентным явлением. Впервые чуть ли не за все время существования этого поста президент России выступил в защиту её граждан, не просто пренебрегая, но и осознанно ущемляя интересы правящей клептократии, подставляя её под гнев западных хозяев.

Конечно, это лишь первый шаг, за которым может последовать и капитуляция.

Конечно, его можно интерпретировать как элемент межклановой борьбы, как шаг, подставляющий под удар Запада представителей враждебного клана.

Но подлинная истерика западных профессионалов, привыкших считать, что они правят Россией при помощи «пятой колонны» новых власовцев — российских клептократов — показала, что Медведев ударил Запад по самому больному месту.

Причем ударил осознанно: варясь в этой «тусовке» всю жизнь, он не мог не понимать, что его декларация о признании независимости Абхазии и Южной Осетии на самом деле была декларацией независимости России от гнета воров, спрятавших украденное на Западе и поэтому ставших его заложниками (и через вывод государственных денег, пытающихся сделать заложниками Запада и всех нас).

Из этого напряженно ерзающего перед телекамерой профессорского сына может выйти очень большой толк для России.

Беда в том, что время потеряно, а надежды растоптаны. Огромная часть общества уже не верит ничему, исходящему от российского государства. Ненависть к клептократии заглушает у неё все остальные чувства и мысли — и обрекает её, как и в конце 80-х и начале 90-х, целясь в продажных бюрократов, попадать по России.

БОЛЕЗНИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Многие либералы верят: все, что говорит власть, — ложь просто потому, что она это говорит. (Забавно бы увидеть их реакцию на официальное изложение таблицы умножения). А любое слово конкурентов России автоматически признается правдой.

Из того, что в Южной Осетии, вероятно, разворовывались российские деньги, делается молчаливый вывод о том, что живущих там граждан России можно убивать. Это же «ненастоящие» граждане — «люди второго сорта», и поборникам прав человека и фанатам США плевать, что в тех же США «гринкарту» разыгрывают в лотерею!

Российские либералы движутся к провозглашению того, что грузины вообще не стреляли по Цхинвали, который разрушен-де российскими мародерами, а в Гори, Поти и даже Тбилиси погибло на порядок больше мирных жителей, чем в Цхинвали. Уже через неделю после начала войны мы услышали от них характеристику России как агрессора и аналогии по поводу Южной Осетии и Чечни. При этом сознательно игнорировались отличия: чеченская война была и защитой от оргпреступности (чего стоят одни «чеченские авизо»), никто не ставил задачей и не осуществлял геноцид чеченского народа (удар по Грозному в 1995 году был ударом прежде всего по его русскому населению), а вот русское (да и все невайнахское) население Чечни было лишено всех прав и истреблялось либо превращалось в рабов.

Точно так же с упоением ссылаются на Human rights watch, представители которого сразу заявили о преувеличении числа беженцев, а затем по телефону насчитали в Цхинвали только 44 погибшего. Это прогресс для организации, в свое время не заметившей геноцида невайнахского населения (в основном русских) в опекаемой ею Чечне. Сейчас её поклонники сознательно игнорируют, что на жаре людей побыстрее хоронят, а не тащат по простреливаемому городу в морг; что при взрыве снаряда оставшееся не всегда можно квалифицировать как «тело», и что бюрократы, даже правозащитные, учитывают лишь опознанные трупы.

Но либералы просто разумны на фоне многих левых интеллектуалов, воспринявших принципы «всегда желать поражения своему правительству» и «превратим войну империалистическую в войну гражданскую». Радикальное отличие ситуации от Первой мировой этих догматиков не смущает, как и солидарность с фашистами и организаторами геноцида. О том же, что поражение национальной буржуазии в современной глобальной конкуренции замещает её тысячекратно более жестоким гнетом глобальных корпораций, они просто не знают.

Утешение — официальные пропагандисты, походя признавшие неспособность правящей клептократии принимать какие бы то ни было не мотивированные коррупцией решения вообще.

ЛОГИКА ВЛАСОВА ЖИВА

Позиция многих из «образованщины» до ужаса близка позиции идейных власовцев: раз Сталин плох, любой его враг по определению хорош. То, что Гитлер напал на Сталина, само по себе доказывало им правоту Гитлера и то, что его надо поддерживать, — и неважно, что он собирается делать с народом.

Эта логика жива: раз Путин плох, значит, любой противник Путина по определению хорош, и надо его поддерживать.

Саакашвили противник? — значит, будем цитировать грузинскую пропаганду как истину в последней инстанции.

Россия участвует в глобальной конкуренции, противостоя США, принципы которых убедительно показаны в Ираке и Косово? — прекрасно, будем считать любое слово российского чиновника, не совпадающее с оценкой CNN или госдепартамента, наглой ложью, тем более, что наши клептократы действительно лгут грубее и потому прокалываются чаще.

В этом нет ничего нового: подход «чем хуже режиму, тем лучше интеллигенции» реализовывался, например, в конце 80-х, начале 90-х, когда многие московские и питерские интеллигенты приложили все силы для разжигания межнациональных конфликтов на том же Кавказе — просто потому, что те ослабляли Советскую власть.

Я знаю немало людей, и во власти, и в оппозиции, которые уважают власовцев и верят, что те сражались за правое дело и служили фашистам в интересах нашей страны и нашего народа.

Чтобы сегодня не становиться новыми власовцами, надо твердо помнить о глобальной конкуренции и о том, что Россией всё еще, несмотря на первый шаг Медведева, правит клептократия.

Клептократ не может защищать интересы страны, потому что он вор, и наши стратегические конкуренты крепко держат его «за карман» — за счета и недвижимость за границей. И разоблачать надо не те редкие случаи, когда он вдруг почему-то защищает эти интересы, а ту массовую и повседневную практику, когда он их предает.

В данном случае надо обрушиваться на государство не когда оно спасает граждан России от истребления (неэффективно, но спасает), а когда оно под прикрытием разговоров о своем миролюбии отказывается наказывать инициаторов попытки геноцида, и этим обрекает нас на ее повторение года через три, когда НАТО сделает грузинскую армию сильнейшей на Кавказе. Так генералы Милошевича отказывались атаковать базы, с которых их бомбили, в 1999 году: «Ми смо не агрессоры».

Да, Саакашвили — грузинский Гитлер. Что, кому-то в Москве не терпится стать российским Даладье, умиротворявшим агрессора до полного краха своей страны?

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/08/773/51.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru