Русская линия
Вера-Эском03.09.2008 

Почитай отца и мать

Самая страшная примета нашего времени — отпевать большей частью приходится молодых. На одного пожилого — 5−8 человек, не доживших до сорока. То, что у нас продолжительность жизни сейчас 53−54 года, так это за счёт стариков, которые держатся. Молодые жить не хотят оттого, что забыта заповедь об уважении к родителям.
Задумался я об этом вот при каких обстоятельствах. Уронил однажды книгу святителя Иоанна Златоуста. Когда поднял, она была раскрыта так, что бросились в глаза слова (цитирую по памяти): «О родитель, какую на тебя заботу возложил Господь, от тебя зависит, сколько проживёт твоё чадо и как оно проживёт». Воспитаешь своего ребёнка согласно заповеди чти отца — и благо тебе будет, и долголетен будешь на земле. И хорошее жильё, и достойная работа, и мир в семье — всё проистекает от этого. Юноша, чтящий отца и мать, страшится огорчить их, старается лучше учиться, не напиваться, найти супругу, которая будет заботиться о его родителях, — то есть выберет достойную девушку.

Тот же, кто зовёт родивших его на свет людей «предками», кому не важны их страдания, — он обречён. Недавно подошёл ко мне мужчина, стал просить денег на то, чтобы получить паспорт. Сказал, что недавно вышел из мест заключения и, если я ему не помогу, он деньги украдёт или отнимет у кого-нибудь. Из неполных сорока лет он провёл в тюрьмах и лагерях 19. Спрашиваю: «А где родители твои, ты знаешь?» Мужчина ответил, что вроде в Ессентуках, во всяком случае раньше там жили. «А когда ты последний раз с ними общался?» — «Лет девятнадцать назад». И таких на зоне если не большинство, то лишь благодаря интересу к родительской пенсии. Сотни тысяч, если не миллионы, взрослых чад пропивают эти гроши. В фильме «Калина красная» главный момент — это когда герой Шукшина, бывший уголовник, плачет оттого, что ему стыдно перед матерью, больно, что из-за него она в одиночестве коротает старость. Без этих слёз душе не возродиться.

Но ни школа, ни общество не придают этому значения, даже в храме редко об этом услышишь. Стержень всей нашей жизни оставлен без внимания. Задолго до революции началось разделение на «отсталых отцов» и «передовых детей», это презрение к старшим и привело к трагедии. А после народ уже вовсю разлагали и разделяли, чтобы властвовать над ним, детей искушали следовать примеру несчастного отрока Павлика Морозова. Я по себе знаю, что это такое, сам однажды едва не донёс на отца. Это было во времена Хрущёва, когда людям запретили держать всякую живность — коз, свиней — свыше одной головы на хозяйство. А мы держали, и как-то отправил меня отец за мукой для запрещённого поросёнка. Идти нужно было далеко, по скользкой зимней дороге, потом возвращаться с немалой тяжестью — потея, изнемогая. Но ещё больше мучило то, что отец нарушает закон. И было желание пойти в контору, разоблачить его, как полагается хорошему пионеру. А мне очень хотелось быть хорошим, смыть позорное пятно «сына раскулаченного». Дня три я маялся, но потом понял: предать отца — это против совести.
Не один я это понимал. Знавал немало советских работников, в том числе коммунистов, которые пришли потом к вере. Все они имели нечто общее: не отреклись от родителей, бабушек, дедушек, сохраняли к ним уважение. Через это достигается мир в душе. А ведь немного и нужно, чтобы его обрести.

Некоторое время назад женщина лет шестидесяти пожаловалась мне на свою мать. У них уже много лет были плохие отношения. Женщина — сама уже бабушка — была в положении подростка, который всё что-то стремится доказать. «Не спорь с матерью, — говорю, — скажет на солёные огурцы, что они свежие, соглашайся. Того требует заповедь». Через две недели приезжает сияющая, рассказывает: «Помирились, так хорошо живём, как лет тридцать не жили. И мама спокойная такая…» Думаю, дело было в следующем. Мать этой женщины неосознанно защищала своё право на власть. Власть особую, данную ей Богом, и когда дочь стала ей уступать, утешилась. Хороший родитель чувствует — непослушание ведёт к погибели, и не гордыня, а страх за чадо заставляет его стоять на своём. Но не одни дети виноваты сегодня в непослушании и непочтении. «О родитель, какую на тебя заботу возложил Господь…» — сказал Иоанн Златоуст. Но верно ли это понимается?

Несколько лет назад я оказался в университете на встрече, где присутствовали матери — педагоги со стажем, учёными степенями — и их дочери-студентки. Девушки были безапелляционны в суждениях, твёрды, дерзки, матери тушевались. Поразило, как легко они отдают власть, инициативу, ссылаясь на то, что время сейчас такое. Какое? В Ветхом Завете рассказывается, как один первосвященник — Илий — не пытался вразумить сыновей. Они тоже были священниками, надмевались над народом, обирали его, а Илий молчал. И когда пришло известие, что сыновья его погибли через своё нечестие, упал, сломав спину, и умер. Времена, может, и меняются, но не законы природы. Тот, кто, пренебрегая гравитацией, бросится вниз с высокого здания, разобьётся. Кто сунется в трансформаторную будку, получит удар током. Родитель, по слабости своей не прививающий детям почтения к заповедям, пожнёт самые горькие плоды.

На глазах распадается связь времён. Но счастливы те, кто сохранил старые понятия о семье, как должно в ней друг другу относится. Крестили, помню, младенца Александра в сороковой день его жизни. Просьба совершить таинство застала меня врасплох. И когда после совершения обряда мы разговорились с бабушкой новокрещённого, я посетовал: «Даже звонаря позвать не успели». «А детям можно звонить?» — вдруг спрашивает она. «Можно», — отвечаю… Через минуту-другую вижу: спешат Филипп, Иоанн, Сергей, Никита и ещё двое малышей, всей гурьбой взлетают на колокольню. И ведь это только начало — первые внуки, будут ещё. Род процветает. Радостно, что есть ещё такие у нас люди, кто помнит: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо и чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, даёт тебе».


http://www.rusvera.mrezha.ru/568/7.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru