Русская линия
Правая.Ru Сергей Лабанов30.12.2005 

Тютчев Федор Иванович (1803−1873)

5 декабря 2005 г. исполнилось 202 года со дня рождения выдающегося русского поэта, публициста, дипломата и общественного деятеля Ф.И. Тютчева. Его имя входит не только в сокровищницу русской литературы: Тютчев по праву может считаться значительным политическим мыслителем, во многом опередившим своё время

Тютчев Федор Иванович (1803-1873)5 декабря 2005 года исполнилось 202 года со дня рождения выдающегося русского поэта, публициста, дипломата и общественного деятеля Ф.И. Тютчева (1803−1873). Имя крупнейшего русского поэта Ф.И. Тютчева входит не только в сокровищницу русской литературы — Тютчев по праву может считаться и значительным политическим мыслителем, во многом опередившим своё время. Его политическая оценка событий, пророчество о будущем России и Запада как двух отдельных организмов, существующих и живущих разной и порой внутренне противоположной жизнью сохраняют свою актуальность и по сей день.

Кроме этого, он интересен и как создатель русской национальной доктрины, сущность которой нам необходимо взять для возрождения нашей страны и выхода из идейного, духовного, цивилизационного, демографического и нравственного кризиса, переживаемого нами сегодня.

Всю свою жизнь поэт пытался найти смысл человеческого существования в мире и отыскать тот самый нравственный идеал, как в жизни отдельного индивида, так и государств. Он, как и всякий гений, оказался не понятым своими современниками и передовым обществом (в данном случае можно вспомнить славянофилов, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, К.Н. Леонтьева, Н.Я. Данилевского, Н.Н. Страхова, В.В. Розанова). Попыткой отыскать эту тайну попытаемся и мы.

В чём же заключается смысл существования человека и государства у Ф.И. Тютчева? Как кажется, именно в нравственности и любви к ближнему. И эти требования распространяются у Тютчева даже на международную политику и политиков (казалось бы, самую безнравственную сферу человеческой деятельности). К этим истинам поэт пришёл, находясь 22 года на дипломатической службе в Европе (Мюнхене, Генуе, Турине), а также будучи цензором и крупным государственным чиновником уже в России. Так за какую же Россию стоял Тютчев в своей деятельности? На этот вопрос мы и попытаемся ответить в данной статье.

В своём творчестве поэт поднимал проблемы сочетания нравственности и целесообразности в бытии, жизни и политике, при этом не растрачивая все эти сферы человеческого существования. И в этой связи, он яростно выступает против так называемых «двойных стандартов» как в политике, так и в человеческих взаимоотношениях:

«Давно на почве европейской,
Где ложь так пышно разрослась,
Давно наукой фарисейской
Двойная правда создалась:
Для них — закон и равноправность,
Для нас насилье и обман,
И закрепила стародавность
Их как наследие славян».

На протяжении всей своей жизни Тютчев, также как и другие гении России — А.С. Пушкин, Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, славянофилы, К.Н. Леонтьев, Н.Я. Данилевский — искали образ подобной жизни в России и русской цивилизации. Однако уже в XIX веке этот образ стал тускнеть после глобальной европеизации страны, осуществлённой Петром I. Отсюда вполне понятно стенание поэта по поводу того, «откуда, как разлад возник?». А ведь действительно — разлад возник между космополитическим дворянством, чиновничеством, интеллигенцией и народом, живущим прежними идеалами и традициями.

В своей дипломатической деятельности поэт активно служил интересам России, в тоже самое время, критикуя во многом вредоносный для интересов страны курс министра К.В. Нессельроде. Кроме этого, он раскрывает вредную политику иезуитов и папства в судьбах народов Европы и мира. В своих депешах царю, он, во многом эмоционально призывает его к тому, чтобы русская внешняя политика, наконец-то, соответствовала интересам России и противостояла бы экспансии со стороны Запада (в том числе и Римской церкви). Так, в своих дипломатических депешах Тютчев критикует политическую суть (заключающуюся в политике «двойных стандартов», которая проводится столь откровенно в отношении Югославии, Ирака, России — Прим. С.Л.) ещё молодого тогда государства — США.

C 1839 года дипломатическая деятельность Тютчева внезапно прерывается, но до 1844 года он продолжал жить за границей. Однако в августе 1843 года опальный поэт по делам прибыл в Петербург. А уже 7 сентября знакомая Тютчева А. Крюденер в своём петербургском поместье устраивает ему встречу со всесильным начальником III отделения А.Х. Бенкендорфом. Между ними происходит продуктивная многодневная беседа (в том числе и в поместье Бенкендорфа). Итогом этих встреч стала поддержка всесильного чиновника и царя всех инициатив Тютчева в работе по созданию позитивного облика России на Западе, через участие в этой работе крупных зарубежных интеллектуалов и политиков. Более того, Тютчеву дали добро на самостоятельные выступления в печати по политическим проблемам взаимодействия между Европой и Россией.

Тютчев пишет «Записку» царю, в которой обосновывает свой план действий. Так, в одном месте он пишет следующее: «В самом деле, как ни велико нескрываемое и порой слишком очевидное недоброжелательство заграницы к нам, мы недооцениваем тот факт, что в разброде мнений и интересов в Европе такое великое и значительное единство, какое мы собою являем, может оказаться авторитетным и привлекательным для умов, крайне утомлённых доведённых до предела разбродом». И далее: «…При нынешнем состоянии умов в Европе общественное мнение со всей его внешней разноголосицей и независимостью, в глубине души только и ждёт, чтобы покориться авторитету. Я говорю с глубокой убеждённостью: главное и самое трудное для нас — обрести веру в самих себя; осмелиться признать величие наших судеб, осмелиться признать наше призвание во всей её полноте. Так обрящем же эту веру, это мужество. Так дерзнём поднять наше истинное знамя среди разноголосицы мнений, раздирающих Европу, и оно привлечёт к нам сторонников там, где до сих пор мы находили только соперников. И мы увидим, как исполнится великое слово, произнесённое при памятных обстоятельствах».

Естественно, что даже самая подробная записка на Высочайшее имя содержит лишь контуры, намётки будущего дела. Поэтому на встрече с А.Х. Бенкендорфом, вероятнее всего, уже рассматривались и совершенно реальные ситуации, и вполне конкретные имена. Подробнейшим образом проинструктировав Николая I о состоявшейся беседе с опальным поэтом, глава Тайной полиции получил не только полное одобрение идей, высказанных Тютчевым, но и прямое указание к их быстрейшей реализации.

Т.о., в Европе стала создаваться агентурная сеть, в которую вошли известные писатели, философы, историки, публицисты из числа видных представителей интеллектуальной элиты.

Сам Тютчев в течение двух десятилетий живя на Западе и имея двух жён — представительниц крупных аристократических фамилий Европы — активно привлекал на свою сторону западную интеллектуальную элиту (Шеллинга, Гизо, Фальмерайера, Г. Гейне, Ф. Тирша, К. Пффефеля, Кузена, Баадера). В этой связи следует отметить вклад Тютчева и Тирша в греческие дела в 1829 году по утверждению устраивавшего Россию короля. Но особенно блистательно была проведена операция с Фальмерайером в 1843−44, которую только из-за смерти А.Х. Бенкендорфа в 1844 году, не удалось завершить.

Подобная активность Тютчева не осталась без внимания царя. Благодаря императору, вернувшись в Россию в 1844 году, он вновь поступил в Министерство иностранных дел (1845), где с 1848 года занимал должность старшего цензора. Почти совсем не печатая в этот период стихотворений, Тютчев в полной мере следует своему плану, публикует политические статьи на французском языке: «Письмо к г-ну д-ру Кольбу» (1844), «Россия и Германия» (1844), «Записка царю» (1845), «Россия и революция» (1848−49), «Папство и Римский вопрос» (1850). Две последние статьи являются одними из глав задуманного им под впечатлением революционных событий 1848−49 гг., но не завершённого им трактата «Россия и Запад».

Наиболее важными вопросами, затронутыми Тютчевым в своих статьях, стали проблемы русофобии и будущей империи, до сих пор не утратившие своей актуальности.

Тютчев употребляет термин «русофобия» в связи с конкретной ситуацией — революционными событиями в Европе 148−49. И само понятие возникло у Тютчева не случайно. В это время на Западе усилились настроения, направленные против имперской политики России и русских. Тютчев исследовал причины такого положения. Они виделись ему в стремлении европейских стран вытеснить Россию если не силой оружия, то презрением. Западные страхи по поводу России, показывает Тютчев, проистекают и от незнания, поскольку учёные и философы Запада «в своих исторических воззрениях» упускают целую половину европейского мира. Известно, что Россия вынуждена была, охраняя свои интересы и интересы европейской безопасности, подавить революции в Австрии, Германии и заметно повлиять на ситуацию во Франции.

Но в то же самое время он первоначально считал, что враждебность Запада по отношению к России, во многом отрезвит наших людей, негативно и предвзято относящихся к своей стране. Он ещё надеялся на то, что это влияние заставит их вернуться к своим истокам и «углубиться в самих себя». Однако, по прошествии лет оценивая состояние общества после реформ 60-х годов, Тютчев видит малоподвижность изменения в общественном сознании.

В трактате «Россия и Запад» Тютчев создаёт своего рода образ тысячелетней державы — России. Излагая своё учение об «империи» и характере империи в России, поэт отмечал её «православный характер». Особенностью используемых Тютчевым теорий мировых монархий является разделение Римской и Восточной (Константинопольской) империи.

В этом трактате Тютчев говорил о том, что Россия, освободившая 30 лет назад Европу от наполеоновского господства, подвергается ныне постоянным враждебным нападкам со стороны европейской печати. В результате, пишет Тютчев, ту державу, которую «поколения 1813 года приветствовало с благородным восторгом… удалось, говорю я, эту самую державу преобразовать в чудовище для большинства людей нашего времени».

Большой интерес Николая I вызвала анонимно изданная Тютчевым брошюра «Россия и Германия» (1844). Эта работа была предоставлена императору, который, как сообщал родным Тютчев, «нашёл в ней все свои мысли и будто бы поинтересовался, кто её автор».

Поводом для написания данной статьи послужила книга маркиза А. де Кюстина «Россия в 1838 году». Эти книги французского путешественника стала впоследствии синонимом неприязненных и недостойных отношений к России. Тютчев, в отличие от неумелых и близких к официозу критиков Кюстина, не стал вести полемику с автором, взявшимся судить о России, черпая информацию о ней из придворных анекдотов и из окон своей кареты. Он поступил иначе — написал по-французски Г. Кольбу, редактору влиятельного немецкого издания.

Подоплёкой этих настроений, показывает Тютчев, является отрицание как близости России к Европе, так и её своеобразия. Обосновывая свою мысль, Тютчев отмечает в статье следующее: «Моё письмо не будет заключать в себе апологии России… Боже мой! Эту задачу принял на себя мастер, до сих пор вполне успешно. Истинный защитник России — это история; ею в течение трёх столетий неустанно она подвергает она свою таинственную судьбу».

В статье «Россия и революция» Тютчевым была проведена мысль о том, что в «современном мире» как бы существуют две силы: революционная Европа и консервативная Россия. Тут же была создана известная утопия Тютчева — идея создания славянско-православной державы под эгидой России. В этой статье Тютчев, анализируя противоречия революции как таковой, отмечает её антихристианский характер.

В этих статьях Тютчев глубоко предчувствовал грядущую Крымскую войну, задолго до его реального начала 29 октября 1853 года, когда был обнародован царский манифест. 8 апреля 1854 г. Тютчев писал по этому поводу следующее: «Ну, вот мы в схватке со всей Европой, соединяющейся против нас общим союзом. Союз впрочем, неверное выражение, настоящее слово — заговор».

Тютчев знал, что говорил. Против России был осуществлён настоящий заговор. Франция мечтала взять реванш за поражение 1812 года, каждая из стран при этом преследовала свои интересы. Министерство иностранных дел во главе с К.В. Нессельроде предоставляет неверную информацию о реальном положении дел. И Тютчев как никто другой видит главных действующих лиц этого заговора не на Западе, а в самой России. В этой связи о своих коллегах по Министерству отзывается следующим образом: «Когда видишь, до какой степени эти люди лишены всякой мысли и соображения, а следовательно, и всякой инициативы, то невозможно приписывать им хотя бы малейшего, долгого участия в чём бы то ни было».

Во многом благодаря Тютчеву, в начале 1856 года Нессельроде, был, наконец, смещён с поста министра. На его место в начале апреля 1856 года был утвержден кн. А.М. Горчаков. Горчаков и Тютчев не прерывали дружеских отношений, потому не удивительно, что новый министр сразу же вовлёк поэта в круг своих живейших политических интересов.

Оторванный от Родины, Тютчев долгое время видел главную беду в России в том, что в Европе существует предвзятое мнение по отношению к России. И это было, конечно же, правильно. Но вернувшись и погрузившись в самую гущу высшего чиновничества, определявшего судьбы и позиции государства, он понял, что начинать преобразования нужно у себя дома. Так, например, своей дочери Анне, он писал следующее: «Сталкиваясь с подобным положением вещей, буквально чувствуешь, что хватает уважения, что разум ужасен. Почему имеет место такая нелепость. Почему эти жалкие посредственности, самые худшие, самые отсталые из всего класса ученики… Эти выродки находятся и удерживаются во главе страны, и обстоятельства таковы, что у нас достаточно сил, чтобы их прогнать».

И поэт понял, что ему необходимо осуществить тот план, изложенный в достопамятной записке на высочайшее имя, о котором Бенкендорф докладывает царю и с которой начался его взлёт. Только теперь нужно будет обратить внимание на дела внутренние. Прежде всего, эту мысль он внушает к кн. Горчакову, для которого стал ближайшим другом и сподвижником на предстоящие 17 лет. И Горчаков действительно рекомендовал Александру II «обратить внимание на внутренние дела и отказаться от активных действий вовсе…». Царь утвердил курс, в основе которого лежало «сосредоточение сил на внутреннем развитии страны, используя противоречия европейских держав».

Но Тютчеву и этого мало. Ему нужно сформировать широкое общественное мнение. Для достижения этой цели он использует всё: деловые совещания, салонное остроумие и просто задушевные беседы с сильными мира сего. Он пишет государственным деятелям десятки писем, не обходит вниманием придворных дам, а также родственников и друзей. Главная же задача, на первый взгляд, утопична: сделать их всех своими единомышленниками.

Особую роль в своих планах он отводит творческой интеллигенции, особенно той её части, которая состоит из литераторов, издателей и публицистов.

Начисто лишённый честолюбия в лучшем смысле этих слов, Тютчев набрасывал им интересные мысли и идеи, касающиеся внешней политики государства, которые перерабатывались авторами в интересные статьи и публикации. Наиболее частыми его корреспондентами стали муж дочери Анны И.С. Аксаков, издающий газеты «День», «Москва», «Москвич» и М.Н. Катков, издававший «Московские ведомости». И, странное дело, в своей титанической подвижнической деятельности Тютчев был вроде бы одинок, и поэт изначально обречён на неудачу, но, возможно, благодаря именно этому ему удалось заложить основы просвещённого общественного мнения в России, которые во многом определили судьбу и место в современном мире.

В этот период и поэзия Тютчева подчинена государственным интересам. Он создаёт много «зашифрованных лозунгов» или «публицистических статей в стихах». Это «Гус на костре», «Славянам», «Свершается заслуженная кара», «Современное», «Ватиканская годовщина». Но среди них есть и подлинно гениальные стихи, переросшие свою первоначальную задачу: «Два единства», «Ты долго ль будешь за туманом…». Настоящей же жемчужиной его творчества стали широко известные строки: «Умом Россию не понять».

17 апреля 1858 г. действительный статский советник Тютчев был назначен Председателем комитета иностранной цензуры. На этом посту, не смотря на многочисленные неприятности и столкновения с правительством, Тютчев пробыл 15 лет, вплоть до своей кончины. 30 августа 1865 г. Тютчев был произведён в тайные советники, тем самым достигнув третьей, а фактически и даже второй степени в государственной иерархии.

К концу 1872 года здоровье поэта заметно ухудшилось. Появились приступы тошноты, иногда отказывала левая рука. На предписания врачей Тютчев не обращал никакого внимания. 3 января 1873 года Аксаков навещает Тютчева, и тот «бегло сказав о себе: „Это начало конца“, сейчас же пустился говорить о политике, о Хиве, о политике…». 5 января стало известно, что царь изъявил желание навестить больного поэта. Узнав об этом, Тютчев едко заметил, что «это приводит его в большое смущение, так как будет крайне неделикатным, если он не умрёт на другой же день после царского посещения». Острота его дошла до императора, и запланированный визит не состоялся. Агония длилась 195 дней. Тютчев писал стихи, письма, наставления Горчакову, заставлял жену читать газеты.

19 мая Тютчев настоял на переезде в Царское село, которое очень любил. 23 июня его настиг новый удар. Первое, что он сказал, очнувшись: «Какие последние политические новости?». Но теперь большую часть времени он проводил в забытьи.

Воскресным утром 15 июля 1873 года, великий русский поэт, философ, государственный деятель и дипломат, тайный советник Ф.И. Тютчев скончался в Царском селе. Из-за летнего времени и дачного сезона лишь немногие смогли помянуть поэта. 18 июля он был похоронен на Новодевичьем кладбище в Петербурге.



Используемая литература:

1) Ф.И. Тютчев. Полное собр. соч. в 6-ти томах. — М:2002−2004.

2) Ф.И. Тютчев. Полн. собр. соч. в стихах и прозе. — М:2000.

3) Ф.И. Тютчев. Литературное наследство. Ч.1. — М:1988.

4) В.В. Кожинов. Пророк в своём отечестве. Век XIX. (Ф.И. Тютчев). — М:2002.

5) И.С. Аксаков. Биография Ф.И. Тютчева. — М:1997.

6) В.В. Кожинов. Тютчев. (Серия ЖЗЛ). — М:1988.

7) В.В. Кожинов. Россия: вчера, сегодня, завтра. — М:1997.

8) Русская идея. — М:1992.

9) Русская философия. Словарь. — М:1995.

10)Русский патриотизм. Словарь. — М:2001.

11)Русское мировоззрение. Словарь. — М:2003.

12)Русская литература. Словарь. — М:2004.

13)Б.Н. Тарасов. Христианство и политика в историософии Ф.И.Тютчева, //"Москва" N8, 2001. С. 180 -201. — М:2001.

14)Летопись жизни и творчества Ф.И. Тютчева. Кн.1−3. (?). Вышло 1−2. — Мураново, 1999−2003.

15)В.М. Карев. Ф.И. Тютчев: Наполеон и революция. //Россия и Европа: дипломатия и культура. С.152- 160. — М:1995.

16)Г.В. Флоровский Из прошлого русской мысли. — М:1998.

17)В.В. Зеньковский. Русские мыслители и Европа. -М: 1997.

http://www.pravaya.ru/ludi/450/6125


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru