Русская линия
Пресс-служба Псковской епархииИеромонах Вениамин (Крашенниников)27.12.2005 

«Господь сказал: женщина слабый сосуд»

Наше путешествие по Плюсскому благочинию продолжается, и разговор о приходской жизни и проблемах духа мы вели, в основном, в машине иеромонаха Вениамина (Крашенниникова).

У отца Вениамина три прихода, еще недавно было четыре. За руль «пятерки» отец Вениамин садится часто, приходы находятся на немалом расстояния друг от друга, пешком не дойдешь, а транспорт в районе редок, да и денег на поездки не наберешься. Машина оказывается необходимым помощником в службе батюшки.

Дорога абсолютно пустынна, деревеньки тихие, с храмами, иногда деревянными, и кажется Псковщина безкрайней, какова же тогда Россия?!

Отец Вениамин говорит: «По требам ездишь, за два года — сто тысяч километров от одного прихода к другому».

У Вас, отец Вениамин, на этих дорогах вся жизнь: служба и дорога, служба и дорога?

Да.

Как же Вы до Церкви добрались?

Родился в 1961 году, родители короткое время жили в Марийской ССР, я там и родился, детство прошло в Вятке Кировской области. Я всегда искал себя, было внутреннее ощущение какой — то неправды. Страсти, конечно, были и выявились, и все было на себе испытано.

В армии служил в спецбатальоне войск МВД. Потом работал в совхозе, баранку крутил, затем уехал в Питер, там тоже баранку крутил. Поступил в Мухинское (Высшее художественное училище — прим.) на факультет художественной обработки металлов и четыре года учился рисовать. Закончил, преподавал, в выставках участвовал, но недолго вся эта жизнь продолжалась, потому что душа все равно кричала.

На моей последней картине — триптих «Скоморошество» один скоморох вдруг стал белым. Вот на этом вся моя художественная работа и закончилась.
Я крестился в 33 года, сразу после Рождества Христова, был в совершенном тупике. Промыслом Божиим попал к нашему старцу отцу Николаю Гурьянову, он мне сказал: «Будешь монахом, Вениамином». Я еще был в своих погремушках и тумане, но внутренне уже готов к переменам и искал выхода.

Потом я семь лет к нему ездил и крутил баранку у отца Романа (Загребнева), был пономарем, а с отцом Николаем часто приходилось разговаривать, просил его помощи, его молитвы.

Милостью Божией попал за неделю до смерти отца Николая к нему, он уже как на кресте висел, все его внутреннее состояние было видно, попросил: «Батюшка, возьмите меня, не отставьте». Он сделал знак, благословил, руку на голову мне положил, как — то хорошо стало сразу. На похоронах мы не были, освящали в это время храм в Новоселье Покрова Божией Матери, я там целый год служил. Потом Владыка предложил мне выбрать: Ляды или Новоселье. Я выбрал Ляды.

Отец Вениамин, когда начинаешь смотреть в себя, то ужасаешься тем безднам, которые там внутри, хотя внешне ты вполне можешь быть приличным человеком, не совершаешь преступлений, не нарушаешь заповедей. Но сердце и ум остаются в безднах, и когда человек идет к Богу, он это начинает видеть особенно четко, понимать в себе, замечать эту двойственность. А как проходит духовная жизнь у человека, который стал священником, является духовником Творожковской обители?

Обо мне не будем говорить. А на ваш вопрос буду отвечать Евангельскими словами, потому что Господь нам все открыл о человеке, а человек всегда одно и то же, любой человек любого века. Господь говорил о внутреннем повреждении человека, и о сердце человека.

Когда Господь врачует — человек начинает видеть себя, а это самое главное. Самое главное -осознать свою внутреннюю поврежденность, отсюда и вся высота. Да и Святые говорят. Сысой Великий, воскрешавший мертвых, говорил: «я просил бы у Бога еще покаяния». Святые, идущие праведным путем, чем больше проживали жизнь, тем больше просвещались в познании полной своей никчемности, поврежденности, своей несостоятельности. Отсюда и начинается действие благодати Божией. Господь же говорил: «Кротким, смиренным дается благодать, а гордым Господь противится». Вот отсюда вся высота.

Уточните, пожалуйста, батюшка.

Чем больше человек узнает сам о себе правды, тем он больше войдет в смирение, возвысится над своим грехом.

И коснется его благодать Божия?

Конечно. Она его освящает. Самому человеку не исправится, бесполезно. Фарисеи попробовали и впали в еще большую гордость.

Гордость такой тонкий грех, тонкая ловушка, его никто и не замечает в себе.

Да. Святые же говорят, что гордость есть совокупность всех грехов.

Гордость поглощает все остальные грехи, поедая их, чтобы самой возрасти. Я не буду есть, чтобы показаться постником, я не буду спать, чтобы показаться подвижником, я не буду говорить, чтобы показаться молчальником — отсюда и внутреннее состояние смерти человеческой.

Святые говорили «я есмь червь из червей». И они это говорили искренне, из глубины своего существа.

Человеку в миру, отец Вениамин, очень трудно оценить себя, он так занят попечениями мира, что взор свой внутренний не может обратить в себя, нам это и в голову не приходит. Может, поэтому так мало православных, поэтому «малое стадо». И Господь говорил «не бойся, малое стадо, ибо Я победил мир». Православных никогда много не будет?

Это секрет Бога. И я не могу ответить, почему «малое стадо»? Это не человеческая область. Могу сказать, что избранные сейчас — это не кого Бог избрал, а кто избрал Бога — избранные.

Один из Ваших приходов — маленькая деревенька Лосицы, как Вы там оказались? С чего началась Ваша жизнь приходского священника?

Мы туда приехали с отцом Романом (Загребневым) на Митрофана Воронежского, в храме Святителя Митрофана Воронежского не было тогда священника. А я еще не был священником, но увидел это место и подумал, как бы мне сюда попасть. И все разрешилось. Когда я был рукоположен лет пять назад, меня направили сюда. Через этот приход многие священники нашей Епархии прошли, и отец Валентин Мордасов здесь служил.

Что же за святой Митрофан Воронежский, он так собирает священников у себя?

Морской святой в лесу. Тот, кто строил храм Святителю Митрофану, был морским человеком, и храм этому Святому единственный в Епархии, и вообще это редкий храм в честь Святителя Митрофана Воронежского.

Как — то мы раз поехали в Плюссу за колоколами, и нам там икону Святителя Митрофана подарили. Вот такое чудо. У нас и мощи есть Святителя, мы в Воронеже в Епархии их у Митрополита Мефодия попросили. Он нам сам частицу мощей святых положил.

Cколько причащаются у Вас?

Причащающихся у нас из деревни нет, только свои дети из Общины новомученика Вениамина, Митрополита Петроградского и Гдовского. А все эти деревни стругокрасненские и плюсские раньше относились к Гдовскому уезду. До меня на приходе была только семья директора музея в Лосицах писательницы Маргариты Ямщиковой (Ал. Алтаев), а сейчас и наши дети из общины причащаются.

Три раза храм грабили. Сама деревня мертвая, да и сейчас она живее не стала. К больным идешь, хотя у многих и потребности нет. Многие сейчас умирают от рака, приходишь поговорить, утешить, чтобы причастились, кто — то отказывается, кто-то говорит: «Я — неверующая». В Лосицах человек 20 всего жителей.

Кто-то стоит еще, а остальные — лежат. Приходишь, причащаешь их после службы. У нас бабушке одной почти 95, ее из Санкт — Петербурга привезли, а здесь в общине за ней ухаживают. Мы ее причащаем каждое воскресенье.

Теперь мы служим по благословению Владыки и воскресение, и праздники. Притвор к храму строим.

Как раньше было мудро, если ты один — дорога тебе в монастырь, чтобы было кому на старости лет за тобой ухаживать, чтобы не остался ты в миру никому не нужный и не умер от голода.

Да, и для монашествующих была польза в уходе за больным. И больному жить при монастыре было гораздо легче и духовно, и физически.

Значит, Вы делите свое время Богослужений на три прихода?

Да. В пятницу — субботу я служу в Лядах, в субботу — воскресенье в Лосицах, а на неделе служу в Творожковском монастыре.

На что существует приход в деревне, где почти никто не ходит в храм?

На пожертвования добрых людей.

Удивительно, приход сейчас держится не на пожертвованиях прихожан, а на благодетелях?

Да. Мне помогают мои питерские друзья, знакомые. А нужно было делать ремонт, учился штукатурным работам, потолки штукатурил, не сразу все получалось, и надо было еще иметь терпение, выдержать силу удара на тебя.

Даже обычный ремонт в храме может оказаться духовной сложностью?

Конечно. Община у нас в Лосицах есть, о ней вы, наверное, слышали. Дети приехали в Заянье из Ленинграда к отцу Роману, и отец Роман поехал благословится на ее окормление у отца Николая, и я с ним. Отец Николай благословляет отца Романа, ко мне поворачивается — и меня. А я еще не священник, но отец Николай говорит: «Можно, можно». Сердцем чувствовал, что батюшка благословлял меня на этих детей. И когда меня благословили на приход в Лосицах, дети за мной потом приехали из Питера.

Какая она жизнь, здесь в глухом краю, в деревне, с детьми, какая она?

Сложная. Через детей открывается все наше общество. Они обнаженные, как без кожи, все откровенно, все наружу. И видно, насколько глубока степень поражения нашего общества.

Батюшка, вот ездят у нас по проторенным дорогам: в Изборск, в Печеры, в Святые горы, в Порхов, в Никандрову пустынь, а кто же в такую глушь поедет? Никто? Что же за люди здесь живут? Что за лядский народ тут?

Меня сюда Боженька послал, в Ляды. Храм здесь был в детском саду, в яслях, так что все по-библейски. Возрождение нашей церкви в Лядах начиналось с яслей, милостив Господь. Там был когда — то в Лядах храм Преображения Господня, но там танцы, клуб, и решили мы построить новый храм на новом месте, администрация местная нас поддержала, не мешала, даже помогала. Помогали, кто чем мог. И Господь нас испытывал: насколько нам это нужно. Милостью Божией храм уже стоит, в конце декабря будем освящать. Даст Бог, к Рождеству будем служить.

А Преображенский храм остался клубом для молодежи?

Да. И там до сих пор танцуют. В поселке много несчастных случаев, детские трагедии: кто — то утонул, кто — то разбился, ведь там с храмом рядом и кладбище старое. И не понимают люди, что нельзя в храме танцевать. Но народ увидел, как сейчас храм поднялся новый, обрадовался, хотя и не верил, что мы его построим. Начали мы его строить в мае: храм Вознесения Господня.

Много ли прихожан в Лядах?

Для священника приход очень перспективный. Там есть школа, есть дети, которые съезжаются с окрестных деревень, можно с ними говорить. И населения полторы тысячи. На службе человек двенадцать есть. Надеемся, что в новом храме будет больше. Мы и крестим, и отпеваем, но отпеваем, правда, пока больше, чем крестим, очень редко венчаем.

Иконостас готов?

Нет. Много чего надо. Как только начинаются эти мысли — метания, так сразу говоришь: Господи, благослови! Господи, помоги! Тут же появляется человек, который предлагает свою помощь. Все совершается чудным образом.

По молитве?

Да. По просьбе нашей Господь нам дает.

Он не может отказать?

Никогда. Как солнце не может не светить и не греть, так и Господь не может не дать.

А нам что дать Господу?

Давать нечего: «Жертва хвалы прославит Меня», — говорит Господь. Жертва хвалы. А что ему давать, если «все Мое». И тело наше, и ум наш, и красота — все Его. Чего мы можем ему дать? Увидите милость Божию и восхвалите Его.

А разве Таинство Евхаристии, когда мы причащаемся, не есть наше благодарение Господу за все?

«Кто не ест тело Мое, кто не пиет крови Моей, части Моей не имеет». Господь говорит, если хотите жить, принимайте Меня в себя, и Я оживлю вас. Без Меня никакой части не имеете, какие бы вы ни были прекрасными и умными. Все достоинства человека без Бога могут послужить к его гибели.

Как же в Творожковском монастыре оказались, отец Вениамин, Владыка благословил?

Благословил окормлять. Были там молебны, службы не было. Начал ездить, служить. Езжу из Лосиц, где мой первый приход.

Женский монастырь — это специфическое служение, батюшка, какие обостряются духовные проблемы?

Одна проблема, Господь сказал, женщина — слабый сосуд.

Она сама себе кажется сильной, а, на самом деле, это и есть немощь?

Ее конек в слабости. Если она вернется к этому, поймет сущность благословения Божьего, Самого Творца, все будет нормально. Вся высота женщины в немощи, когда же она занимает другие опоры, то теряется ее высота, и она повреждается — что есть следствие неисполнения Закона Божьего. Что установил Творец, то должно исполняться. В противном случае, начинается духовная болезнь. И от мужчин Он тоже требовал: «Научитесь от Меня, ибо еси кроток и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим» — вот и вся высота человека. Как только смиришься, чувства сразу направятся к Богу, а женщине дано больше чувствовать, сердцем постигать Бога, а не разумом, как мужчине. И тогда Господь дает благодать, разумение, чистоту сердечную.

Спаси Господи.

Информационная служба Псковской епархии предоставляет почтовый адрес Лосицкого прихода церкви Святителя Митрофана Воронежского.

Возможно, кто-то из земляков, или благотворителей сможет помочь приходам отца Вениамина:

Псковская область, Плюсский район, д. Лосицы, храм. св. Митрофана Воронежского, священнику Вениамину Крашенниникову.

Телефон 8−233- 27 837

Продолжение следует.

http://www.pskov-eparhia.ellink.ru/browse/show_news_type.php?r_id=906


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru