Русская линия
Российская Федерация сегодня Шамиль Султанов26.12.2005 

Россия и исламский мир: стратегический диалог
Наш диалог с исламом

Если посмотреть на ближневосточные события последних лет, то складывается ощущение, что мы сталкиваемся, несмотря на новое идеологическое обрамление, с продолжением классической глобальной американской стратегии периода после Второй мировой войны, направленной на геополитическое окружение Советского Союза, а сейчас и России.

Соединенные Штаты Америки — ключевой игрок на Ближнем Востоке. Это — единственное государство, которое открыто выдвинуло долгосрочную стратегию трансформации в своих эгоистических интересах и целях Большого Ближнего Востока, протянувшегося от Магриба до Средней Азии (что почти равнозначно исламскому миру). И с этим нельзя не считаться. Все остальные государства на планете, в зависимости от своего силового потенциала, целей, уровня внутренней стабильности, качества руководства, могут либо сопротивляться или подлаживаться под политику Вашингтона.

США начали прямое силовое наступление против исламского мира в 2001 году с оккупации Афганистана. И тем самым вышли к подбрюшью бывшей советской Средней Азии. Потребовалось небольшое время и незначительный прессинг, чтобы американцы получили военные базы в Узбекистане, Киргизии, а также некоторые другие военные возможности во всем регионе Средней Азии — уже в непосредственной близости от геополитического пространства России.

Затем американцы оккупировали Ирак, который последние десятилетия имел особые отношения, прежде всего с Россией, а также с Францией и Китаем. (Кроме того, не будем забывать, что надзор за Ираком — важнейший шаг к обеспечению контроля над районом всего Персидского залива.) Сразу после оккупации Ирака США начали жесткое давление на Иран и Сирию. Во-первых, эти страны расположены в непосредственной близости от России. Во-вторых, и Сирия, и Иран традиционно играли во внешнеполитической повестке дня Советского Союза и России очень важную роль. Геоэкономическое значение этих стран еще более возросло в последние годы, с учетом углеводородного потенциала Ирана и больших открытых месторождений газа в Сирии.

Иначе говоря, стратегия Соединенных Штатов, направленная на исламский мир, одновременно нацелена и против России. Американцы фактически продемонстрировали, что Россия с ее ядерным потенциалом по-прежнему остается для них основным геополитическим противником, в отношении которого «стратегия окружения» будет продолжаться.

Таким образом, США, под прикрытием необходимости «борьбы с международным терроризмом», фактически начали долгосрочную стратегическую операцию по обеспечению жесткого американского контроля над углеводородным потенциалом Большого Ближнего Востока, тотального вытеснения из этого региона своих соперников (прежде всего России и Франции), а также проведению системной трансформации этого региона в чисто американских интересах.

Однако даже в условиях господства США в рамках «однополярного мира» ситуация в этом регионе стала развиваться для Америки в весьма драматическом направлении, в частности, из-за того, что Соединенные Штаты сделали слишком много ошибок. Прежде всего в Ираке, где американцы все меньше и меньше контролируют реальную ситуацию, сталкиваясь с усилением исламского сопротивления. Еще год назад нынешний иракский президент Талабани называл силы, противостоящие американской оккупации, не иначе как «террористическими», а сегодня он вынужден признать, что агрессия США сталкивается с организованным сопротивлением, поддерживаемым широкими мусульманскими слоями Ирака.

Россия, прежде всего в лице Президента В. Путина, не только осознала растущие стратегические угрозы в отношении своей безопасности, исходящие от американского развертывания на Ближнем Востоке, но и продемонстрировала в 2005 году жесткую готовность ответить на эти вызовы и риски.

Москва приступила к системному укреплению своих военных, политических и экономических позиций в Средней Азии и на двусторонней основе, и через многосторонние механизмы, в том числе и через вытеснение США. Речь идет о том, что в 2005 году существенно изменились отношения России с такими странами, как Узбекистан, Казахстан, Киргизия и Таджикистан, и прежде всего в сфере стратегического сотрудничества. С другой стороны, в нынешнем году активизировалась политическая и военная деятельность Шанхайской организации сотрудничества, которая явно имеет антиамериканский характер, хотя официально и подается как «антитеррористическая». Военно-политические позиции США в Средней Азии в нынешнем году существенно ослабли.

Россия, несмотря на жесткий прессинг Вашингтона, продолжала свое сотрудничество с Ираном, в том числе и в военной сфере. Многие аналитики считают, что американцы, несмотря на свои угрозы, так и не смогли предпринять силовых акций против Тегерана по трем причинам. Во-первых, американский прессинг и давление привели к тому, что иранское общество еще более радикализировалось и сплотилось под руководством иранских фундаменталистов. Во-вторых, в силу ослабления позиций США в Ираке и, наоборот, усиления здесь иранского влияния. И, в-третьих, благодаря гибкой, но принципиальной позиции России.

Жесткое соперничество между Россией и США возобновилось почти в открытой форме и вокруг Сирии. В январе 2005 года состоялся визит в Москву сирийского президента Б. Асада, в ходе которого были подписаны соглашения, резко повышающие уровень российско-сирийского сотрудничества (в том числе и в военной сфере) в рамках всего региона.

Одним из знаковых внешнеполитических достижений России в 2005 году стало принятие нашей страны в состав Организации Исламская конференция (ОИК). Российская Федерация получила статус наблюдателя в этой одной из наиболее влиятельных международных организаций в мире, в которую входит 57 государств. Принятие в ОИК означает, что Россия получила уникальную возможность укрепления своего стратегического положения в этом регионе, реализации своей долгосрочной стратегии. Не секрет, что абсолютное большинство исламских стран заинтересованы в том, чтобы Россия вновь возвратила себе статус великой державы, способной обеспечивать мировой баланс. Примечательно, что такой влиятельный американский идеолог, как Збигнев Бжезинский, весьма нервозно отреагировал на сближение между Россией и ОИК. (Характерно, что ни одна из стран «восьмерки» такого привилегированного статуса, как Россия, в ОИК не имеет.)

Наконец, в прошедшем году весьма существенно изменились отношения России с целым рядом арабских, мусульманских стран, в том числе в сфере военного сотрудничества. Следует упомянуть состоявшиеся в 2005 году официальные визиты В. Путина в Египет и на Палестинские территории, рабочий визит в нашу страну короля Иордании Абдаллы II. Отдельного разговора заслуживают бурно развивающиеся связи России с Турцией.

Внешнеполитическая стратегия Российской Федерации на Ближнем Востоке, в исламском мире в 2005 году стала более рельефной, менее конъюнктурной, ориентированной на долгосрочные интересы безопасности и развития нашей страны и в гораздо большей степени учитывающей традиционные цели «великой России».

Шамиль СУЛТАНОВ, депутат Государственной Думы, координатор Межфракционного депутатского объединения

http://www.russia-today.ru/2005/no24/24_topic3.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru