Русская линия
Правая.Ru Виталий Аверьянов,
Кирилл Фролов,
Протоиерей Олег Стеняев,
Яков Погребняк
22.12.2005 

Правда и ложь о религиозных свободах в России

Стенограмма пресс-конференции «Правда и ложь о религиозных свободах в России», прошедшей 15 декабря 2005 г. в РИА «Новости». В пресс-конференции приняли участие философ Виталий Аверьянов, пресс-секретарь СПГ Кирилл Фролов, священник Олег Стеняев, глава Братства Иоанна Предтечи Яков Погребняк

ВЕДУЩИЙ: Добрый день, коллеги. Мы начинаем пресс-конференцию на тему «Правда и ложь о религиозных свободах в России». Я представлю наших участников: философ Виталий Владимирович Аверьянов, пресс-секретарь Союза православных граждан Кирилл Александрович Фролов, руководитель братства Иоанна Предтечи Яков Яковлевич Погребняк. И у нас заявлен священник Олег Стеняев. Мы ждем его позже.

Сегодня участники пресс-конференции готовы обсудить такие актуальные темы, как попытки запретить преподавания «Основ православной культуры в школе», что стоит за критическими нападками ряда радикальных исламских организаций на государственную символику России, «зачем и есть ли причины поддерживать США тоталитарные секты в нашей стране. Так же у нас стоит очень актуальная тема — это закрытие действующего Храма в Сокольниках. Мы начнем с Вас, Кирилл Александрович, с первого вопроса: в чем заключается протест против преподавания такого предмета, как «Основы православной культуры в школе».

Кирилл ФРОЛОВ:Я думаю, что-то, о чем Вы говорили, свидетельствует о некой общей тенденции ограничить деятельность Русской Православной Церкви в рамках ее приходской ограды, ограничить ее влияние на общество, и ее, и православной культуры, и изменить этно-конфессиональный баланс в России, конфессиональную картину нашей страны, изменить ее традиционно православный характер, православное прошлое, настоящее и будущее. Речь идет о системном нарушении прав православного большинства граждан России. Православные верующие составляют более 90% населения нашей страны, это не только этнические русские, которых 82%, это и украинцы, и якуты, и чуваши, и осетины. И, таким образом, сам факт православного большинства в России не является нарушением чьих-либо прав.

Это, естественно, исторический факт, и факт политический. Но дело в том, что не секрет, что у Русской Православной Церкви и у России как таковой существует геополитические, политические оппоненты, которые прекрасно понимают ключевое значение Православия и в духовной, и в политической жизни нашей страны, и хотят это влияние ограничить. Я считаю, что эти тенденции являются очень серьезной угрозой суверенитету России, национальной, духовной безопасности. Мы видим заказчиков всех этих процессов, которые происходят в религиозной сфере России. Типичный пример — это доклад Государственного департамента США «О религиозных свободах в России», который именно бьет по ключевым пунктам церковно-государственных отношений. А именно — по праву на преподавание «Основ православной культуры» в школах, праву на то, чтобы в российской армии были военные священники, и праву на признание точки зрения, согласно которой все религии равны перед законом, но не все религии равны перед историей России, культурой России.

И вот американский доклад пытается подвергнуть сомнению тот очевидный факт, что Русская Православная Церковь имеет, мягко скажем, несколько большие заслуги в российской истории и культуре, чем какая-нибудь тоталитарная секта. И именно «Вашингтонский ЦК», «Вашингтонский Обком» пытается диктовать нашей стране политику в религиозной сфере, вмешивается в ее внутренние дела и, таким образом, мы видим двойные стандарты. Мы видим то, что, например, отменяют поправку Джексона-Венника по отношению к Украине, аргументируя это тем, что Украина, якобы, является страной нормальных религиозных свобод. Это в той ситуации, когда на Украине происходят захваты православных храмов, и государство грубо вмешивается в церковную жизнь, стремясь оторвать Украинскую Православную Церковь от Московского Патриархата. Это двойные стандарты, и, к сожалению, в нашей стране нашлись проводники линии этого самого «Вашингтонского ЦК». И проводники этой линии нанесли несколько ощутимых ударов по церковно-государственным отношениям, пытаются вбить клин между Церковью, обществом и государством, ограничить деятельность Русской Православной Церкви приходской оградой. Одним из побед этого антироссийского и антицерковного лобби является вытеснение из Министерства образования разработчиков программы «Основы православной культуры» Любови Гармаш, и профессора Леонида Гребнева, которое осуществилось при новом министре образования Фурсенко, и поэтому Союз православных граждан России неоднократно требовал отставки этого министра. Этот человек публично в присутствии Святейшего Патриарха заявляет, что является противником преподавания «Основ православной культуры», который не является «Законом Божиим», а является добровольным культурологическим предметом и заменяет ее атеистическо-секулярным курсом «Основы мировых религий». Показательно, что в написании учебника «Основы мировой религии» принимали эксперты Фонда Карнеги.

Сейчас, как известно, обсуждается закон о «неправительственных организациях», и теперь мы видим, как «вашингтонский ЦК», грубо говоря, заявляет доклад, направленный против православного большинства граждан России. Мы видим, как неправительственные организации проводят эту линию, но мы удивлены, что некоторые государственные чиновники также проводят эту линию. И это все вопросы национального суверенитета и национальной безопасности. Потому что «Основы православной культуры» — это предмет, который обеспечивает национальную безопасность, национальную идентичность, в конце концов, и борьба с ним — это борьба с нашей национальной идентичностью и государственностью. И заинтересованность наших неправительственных организаций, «оранжевых» организаций достаточно очевидна.

Именно обсуждение темы неправительственных организаций, закона президентского, который ограничивает деятельность этих организаций в России, совпало с нападками на государственный герб России, на его православную символику. Наличие этой православной символики не может никого оскорбить, оно принципиально и для истории России, и для ее современности, потому что Россия только в системе координат восточно-христианской цивилизации несет свою столичную функцию. Во всех остальных геополитических проектах мы провинция или нас нет вообще. Будь то вашингтонский, брюссельский и параисламский проект. И поэтому борьба с гербом — это борьба с самим суверенитетом России. Нам нужен полноценный орел со святым Крестом, скипетром и Державой, со святым Георгием, а не общипанная курица, как предлагают наши оппоненты. И показательно, что выступили против нашего священного герба не традиционные исламские организации, а параисламские, ваххабитские. Имеется в виду маргинальный философ Джемаль, его ваххабитские заявления не являются «секретом Полишинеля», и сопредседатель «совета муфтиев России» Нафигула Аширов.

Это человек, который приветствовал разрушение статуй Будды в Афганистане, который разжигал межнациональную, межрелигиозную роль в России тем, что заявлял в эфире НТВ, что если будут введены основы православной культуры в школах, то они устроят «вторую Чечню». И, к сожалению, целый ряд деятелей «Совета муфтиев» заявляют совершенно ксенофобские заявления. Например, глава Нижегородского исламского института Мукадасов заявил, что Православие не пользуется популярностью в Нижнем Новгороде, а вот ислам является религией молодых русских. И что русские девушки, принимающие ислам, должны быть готовы к тому, что будут работать на банановых плантациях в Турции. Глава «Совета муфтиев» Гайнутдин назвал «деградацией татарской нации» крещение татарских детей и даже подверг нападкам межнациональные браки между русскими и татарами. Он также выступил против введения «Основ православной культуры» и против празднования победы русского народа в Куликовской битве.

Одновременно идет попытка убрать лояльных муфтиев, таких, как Пшихачев и Измаил Бердиев на Кавказе. И что самое интересное в борьбе с традиционным исламом на Кавказе подключился ведущий телепрограммы «Судите сами» Максим Шевченко. Вместе с Джамаалем они проводят кампанию по нейтрализации традиционных муфтиев. Таким образом, власть на Северном Кавказе в исламе может прийти к радикальным ваххабитским джамаатам. И, несомненно, это следующий этап по отторжению Кавказа от России. Это очень тревожные и опасные тенденции, «оранжевые» тенденции нацелены на лишение у России государственного суверенитета.

И в этой ситуации, в связи с ситуацией этого натиска мы видим истерику так называемых правозащитников о том, что происходит пресловутая «клерикализация России». Тот же самый муфтий Аширов тут недоволен, видите ли тем, что освящаются храмы в военных частях, государственных учреждениях. На самом деле под натиском антицерковного лобби, под натиском «вашингтонского ЦК», под натиском этих западных фондов происходят совершенно другие тенденции, происходит вытеснение Православия. Происходят попытки столкнуть Церковь и государство. И мы видим, что во всех странах Европы преподаются не культурологические, а религиозные предметы — Польше, Литве преподаются католический «Закон Божий». И никто не считает это угрозой светскому демократическому государству. Мы видим, что на самом деле никакого, к сожалению, полноценного союза Церкви и государства, столь необходимого в современной ситуации, столь необходимого для защиты геополитических интересов в России, так как Русская Православная Церковь является единственной нерасчлененной структурой на постсоветском пространстве, и колоссально интегрирующим фактором, не происходит. Эти антицерковные грантоедские силы мешают установить такой союз. Мы видим чудовищные прецеденты, что во всех странах, где был когда-то коммунизм, Церкви возвращено имущество. У нас не только не произведена реституция, а происходят попытки закрыть действующие храмы.

В Сокольниках чудовищный прецедент, напоминающий большевистскую политику отчуждения церковного имущества. Мы видим, что под натиском некой «оранжевой» экологической организации остановлено строительство Храма Неопалимая Купина в Отрадном, притом, что там уже две мечети, один буддистский дацан и одна синагога. Мы ничего не имеем против того, что они там будут, но запрещают-то строительство православных храмов, а не других каких-то культовых учреждений. Мы видим в Ясенево такой же пример: почему-то какие-то организации не дают построить храм в этом районе, сопоставимым с иным областным центром.

Мы видим, что нарушаются права православного большинства граждан России, а ваххабитское меньшинство претендует на роль привилегированной касты, которую нельзя критиковать. И ситуация вокруг лидера Романа Силантьева — это претензии на установление цензуры на любую критику ваххабизма. Это очень тревожные тенденции. И в этой ситуации Союз православных граждан проводит широкую правозащитную кампанию по защите прав традиционного большинства верующих России. Это и православные граждане, и традиционные мусульмане, страдающие от ваххабизма. Мы требуем вновь отставки Фурсенко как человека, который публично выступил против позиции Святейшего Патриарха. Мы требуем введения основ православной культуры в федерально-образовательный компонент. Мы требуем прекращения антицерковной истерии в СМИ. Последний пример — это заявление в еженедельном журнале главы «МАРСА» (Международной ассоциации религиозной свободы) Красикова, который обвинил отдел Московского Патриархата по взаимодействию с вооруженными силами в подготовке к государственному перевороту и установлению «военной православной хунты» в России.

Подобного рода демарши членов вот этих самых «оранжевых» фондов — это угроза безопасности России. И они нас, как представителей традиционного православного большинства, возмущают. И им всем по пунктам будет дан ответ. И поэтому я прошу Якова Яковлевича рассказать о беспрецедентном случае, попытке закрыть действующий миссионерский приход в Сокольниках, отца Олега Стенява рассказать об этой тоже ситуации, и Виталия Аверьянова поделиться своими мыслями по поводу ваххабитского выступления.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо, Кирилл Александрович. Виталий Владимирович, не рассматриваете ли Вы высказывания исламских радикалов как попытку дестабилизировать наше общество?

Виталий АВЕРЬЯНОВ:Мы, как представители православной общественности, достаточно внимательно следим за высказываниями представителей исламского сообщества. И в целом можно говорить о том, что мы наблюдаем определенные возрождения традиционной гармонии между конфессиями. В России в целом ситуация такая. Мы ее оцениваем в целом положительной. И вот на этом фоне хотелось бы отметить, что когда говорят об угрозе «оранжевой» революции в России или об угрозе утраты суверенитета и целостности нашего государства, то наиболее продвинутые аналитики и эксперты отмечают, что направлением главного удара для тех сил, которые стремятся нарушить нашу целостность и суверенитет, как раз является эскалация этнических и религиозных конфликтов. Учитывая, что вторым по численности после Православия в России является именно исламское вероисповедание, ясно, что в этом направлении надо ждать главного удара. И вот эти пробы, эти попытки спровоцировать конфликт время от времени повторяются. Можно собрать целый список.

Вот если говорить о последних месяцах, то это скандал вокруг книги Романа Силантьева «Новейшая история исламского сообщества в России». Прозвучало требование со стороны официальных представителей ислама, со стороны некоторых руководителей общин уволить Силантьева с поста исполнительного секретаря межрелигиозного совета России. Он был назван в этих документах очернителем ислама, потом, правда, последовали более мягкие уже выступления. Однако надо отметить, что книга, вышедшая тиражом 1000 экземпляров, носит научный характер. Полемизировать с ней можно только в академической плоскости. Эта книга не богословская, не вероучительный документ и не политическая акция. Это исследования религиоведа. И эту книгу надо рассматривать именно в этом плане. Ученым, чиновникам, представителям спецслужб, которые предотвращают те же самые террористические акции в России, такая литература крайне необходима для того, чтобы учитывать весь спектр мнения, весь спектр высказываемых точек зрения. Иными словами книга чрезвычайно полезная для государства Российского. Более того, в ней не было ни оскорбления исламских святынь, ни критики верования наших уважаемых сограждан. И поэтому обвинения в исламофобии носит, конечно, неадекватный истерический характер. Это один из фактов того, как искусственно разжигается межрелигиозный конфликт в настоящий момент в России. Мы, как представители православного сообщества, выступаем против смещения Силантьева с этого поста ответственного, поскольку он в течение многих лет в ходе ежедневной работы кропотливо трудился как раз над укреплением солидарности межрелигиозного диалога, укреплением союза традиционных вероисповеданий в их патриотических чаяниях, патриотических тенденциях. И утрата этого человека на этом посту будет, конечно, ударом и в том числе по исламскому сообществу, а не только для нас православных, к которым Силантьев относится.

К другим измерениям этой эскалации можно отнести заявление о том, что, в частности, нижегородский муфтий заявил, что поддержка дня народного единства основной части исламского сообщества в России — это предательство исламских интересов. К этому же ряду надо отнести последнее заявление Нафигуллы Аширова о том, что христианская символика якобы оскорбительна для чувств мусульман. Вот эти два последних заявления по сути своей являются абсурдным переворачиванием реальной природы вещей, оскорбительным и предательским по отношению к исламу называются вещи, которые такими быть не могут по определению. Просто потому, что христианский крест для ислама не является символом зла. Он входит в исламскую культуру наравне с другими символами. Точно также Георгий Победоносец не является символом антиисламским. Более того, традиционный ислам почитает этого святого как одного из своих героев. И то, что этого не знают муфтии многие в России, говорит лишь об их крайне низкой степени компетенции религиоведческой, исторической и так далее.

Но еще раз хочу сказать, что все эти досадные вещи, о которых со скорбью мы говорим, все-таки свидетельствуют о том, что в целом ситуация взаимоотношения между двумя крупнейшими конфессиями в России остается стабильной. Вот эти попытки прощупать какие-то слабые места показывают, что они во многом бессильны. И, во всяком случае, пока им не удается раскачать ситуацию. И мы будем делать все для того, чтобы этого у них не получилось.

Я плавно перейду к другой теме для того, чтобы предоставить слово уважаемому отцу Олегу и Якову Яковлевичу, которые в данном случае представляют один из приходов Москвы, и не просто один из приходов, а патриаршее подворье в Сокольниках, то есть такое православное место, которое имеет особый статус. Я бы хотел сказать, что вот эти все примеры, о которых мы с Кириллом говорили, примеры определенного нагнетания отрицательных эмоций, отрицательных идей в отношении национальной государственной традиции, в отношении духовной традиции России, как ни странно, находят свою поддержку и среди официальных чиновников. Оказывается, что они косвенно смыкаются и вступают в союз с такими явными врагами нашей национальной государственной традиции многие коррумпированные чиновники и предприниматели.

И вот примером этого как раз является совершенно беспрецедентная ситуация, которая сложилась на Сокольническом подворье, в Храме Рождества Иоанна Предтечи, который уже почти три года действует, и в нем происходят литургии. Дело в том, что, как выяснилось, в результате попыток упорядочить юридические дела подворья храма юридически вообще не существует. В результате определенной серии подмены, подлогов, которые были осуществлены предпринимателями в союзе с чиновниками из Росимущества и Роскультуры, бывшая территория электромеханического завода была приватизирована и продана на аукционе. А вместе с теми зданиями, которые по распоряжению правительства России должны были быть отнесены к храму, и принадлежать церкви, фактически они тем самым расстроили или ликвидировали как бы сам статус подворья. То есть храм существует почти три года, он действует, в нем идет литургия, однако его юридически нет, у него нет даже реальных кадастровых номеров, фактически он остается юридически до сих пор гальваническим цехом уже не существующего ликвидированного предприятия. И вся эта затея, если попытаться реконструировать замысел предпринимателей о новейшей технологии связи и коррумпированных чиновников, которые проводили этот аукцион, видимо, состояла в том, чтобы в результате перетасовок и подмены номеров зданий, как можно больше отщипнуть реального имущества и недвижимости от той собственности, которая должна принадлежать Церкви.

Я думаю, что здесь можно передать слово непосредственным участникам событий, которые недавно провели митинг в Москве, он состоялся 11 декабря. Митинг был очень многочисленный, собралось от 1,5 до 2 тыс. человек на Славянской площади, и принял резолюцию с обращением к Президенту и к представителям власти в России для того, чтобы они разобрались с этой ситуацией и навели там элементарный порядок, который так необходим для прихожан, для верующих.

ВЕДУЩИЙ: Хотелось бы спросить, Яков Яковлевич у Вас как у главы братства, как обстоят на сегодня дела, какие есть положительные сдвиги в этом отношении?

Яков ПОГРЕБНЯК:Я, во-первых, очень признателен Кириллу Александровичу Фролову и Виталию Владимировичу Аверьянову, которые организовали этот круглый стол и эту встречу. Низкий им поклон и уважение от братства, от прихожан. Та тема о собственности, которую раскрыл Виталий Владимирович, он затронул только маленький круг. Вопрос стоит гораздо глубже. Совершенно очевидно, что у Росимущества отсутствует стратегия возвращения церковного имущества, что они только в аренду, бессрочное пользование отдают, и не больше. Ныне только, как известно, монастырь Донской и храм Николая Чудотворца на Кулишках является собственностью Московской Патриархии, а все остальное только на арендах. Мы — собственники церкви — являемся квартирантами у государства. И это является главным элементом подрыва развития социальной жизни. Кирилл говорил об Основах православной культуры. Мы хотели в этих зданиях бывшего городского дома помощи сиротам открыть детский приют, открыть окружной дом детского творчества и духовного развития. Хотели мы сделать колледж по народно-прикладным видам. Нам это не дается. 105 фирм сдано, они превратили исторически святое место в промышленно-складскую зону. Но сделали это профессионально жестко, четко и продуманно. Председатель Правительства в месячный срок определил передать Патриарху (это было 11 сентября), 2 октября 1998 года (еще дефолт этот знаменитый) Патриарх учреждает Патриаршее подворье, а 9-го появляется документ совместно с распоряжением Министерства культуры и Росимущества за подписью Брагина 1-го зама и Медведева. Так вот этот документ уже констатирует, что здание храма является памятником. Это самая настоящая ложь. Как вот заявлена тема — правда и ложь в пресс-конференции, ибо храм был в 17-м году построен, в 23-м ему срубили колокольню, и он остался цехом. И вот подлог первый. Он в том заключается, что чиновники бесконтрольно взяли и по своему усмотрению сделали, и никто их не мог проверить. 14 сентября этого года настоятель нашего храма игумен Иоанн Ермаков обратился к заместителю Председателя Правительства Жукову Александру Дмитриевичу. Александр Дмитриевич Жуков расписывает вопрос двум высокопоставленным министрам Грефу, Соколову. И мы получаем от нынешнего руководителя Росимущества Валерия Львовича Назарова ответ, что не представляется возможным вернуть храм, потому что милицейский адрес, его почтовые реквизиты принадлежат кому — вот этому ООО «НТС», фирма была образована неизвестно кем и не имеет исторических никаких корней. И вот в аукционную массу здание храма было вогнано и номер отнят. Трансформировали все, храм стал безымянной величиной, четвертой стеной вот этой трехстенной пристроенной котельной. Я говорю об этом, как есть, как в сопромате говоришь капля в море. Так вот эта капля отражает все события, которые происходят у нас в России. В этот беспредел чиновников. Когда мы повторно обратились к Александру Дмитриевичу Жукову, сделав анализ того, что написал нам Назаров. А нам говорят — извините, уже все. Жуков использовал все возможности. Вот такая система управления у нас сейчас с чиновниками. Они что хотят, по-русски, то и воротят. И это является бедой. Журнал «Эксперт», журнал «Профиль» об этих белых воротничках говорили давным-давно. И вот эти хозяйчики, которые засели в Росимуществе подгребают все под себя. Повторяю, нет стратегии передачи церковной собственности. Это позор. Церковь должна сама у себя брать в аренду свои же помещения. Это настоящий беспредел, другого слова я не могу найти. Академик Раушенбах, это правая рука академика Сергея Павловича Королева, когда он вышел из состояния клинической смерти, принял сразу Православие. Академик Вейник из Белоруссии — тоже самое. Православие — это громаднейший пласт, это такая мощь невидимая. Когда еще в те времена советские, когда я еще в академии наук при ЦК КПСС учился, то я занялся специально этой темой и понял, что это сила, мощь и величие, что Православие — это основа основ нашего государства, что с закрытием Православия настанет конец мира. Я не хочу пророчествовать про Апокалипсис. Есть великие русские философы — Иван Ильин, вот сейчас его Донской монастырь, есть у нас Тихомиров, который был революционером и стал верным православным. Я рад, что Кирилл Фролов, Виталий Аверьянов продолжают это начатое ими дело. Я приветствую Олега Кассина, который организатор митинга, главный организатор, мотор и сердце митинга был. И вот мы говорим о том, что сейчас эта подмена номеров, эта трижды измена почтовых адресов, более того вам скажу — они даже подлог ввели в государственный реестр прав собственности, монтируя номера, вместо 2 вогнали номер 2а. Я не хочу деталировку давать, там уже юристы дадут оценку. Сам факт. Мы неоднократно обращались. Господа, давайте сядем за стол переговоров, давайте разбираться. Они разбираются просто — отключают воду на 2 недели, электричество отключают, когда захотят, они пытаются поставить нас на колени. Они хотели гетто резервацию — предложили план земли. Они свое беззаконие хотели закрыть законным действием, разделом земли с Патриархией, как бы брак совершить, и закрыть свой позор договором с Патриархией. Не дождутся. И они игумену Иоанну предлагали так, что мы опять по дождевым дорожкам должны бегать, что вся земля серо-ртутная, что мы не можем слова сказать. Они пользуются нашей котельной, а мы им за это и деньги платим. И как можно с ними? Неоднократно писали четырежды в Правительство, в Генпрокуратуру 5 раз. Сибиричев сидит там в Правительстве, и дело N 1 (это у нас называется) в урну отправляет — не по регламенту. Вот чиновники — они сейчас главный враг развития России. Мы же не можем развивать социальные направления. Мы не можем действовать, чтобы при храмах создавались те социальные учреждения, которые нужны. Сколько у нас сирых и обездоленных. Но, к сожалению, то, что нас по рукам и ногам вяжут… В Орле, в храме Александра Невского, «Бог не в силе, а в правде» его знаменитый тезис, кинотеатр. В Чувашии ко мне обращаются священники за помощью, там налеты бандитские на трех машинах приезжают, храм вскрывают, иконы забирают. Идет просто беспредел. И этому пора уже ставить наш заслон. Вот почему мы вышли на митинг, мы заявили в полный голос — пора уже и защищаться, как философ Иван Ильин говорил: «Христианство должно быть с кулаками», надо себя уже уметь защищать. Мы не призываем, мы в своем обращении говорим о согласии национальном, религиозном согласии, но так топтать — это уже выше наших сил. Еще раз выражаю свою признательность и уважением организаторам, и надеюсь, что мы еще не раз встретимся.

Виталий АВЕРЬЯНОВ:Я добавлю маленькую ремарочку. По сути дела, отец Иоанн Ермаков и прихожане подворья, и общественный комитет по защите храма, они, соприкоснувшись с этой чудовищной ситуацией, вскрыли один из нарывов, которые сложились в современной нашей российской жизни, в нашей бюрократической и экономической практике. Который, конечно же, если посмотреть в суть дела, типичен. И это действительно пример, который позволяет нам объединиться нам вокруг конкретного дела, упереться, встать здесь, грубо говоря, насмерть. Я просто сам прихожанин этого подворья, знаю, что православные этот храм не отдадут. Об этом можно смело и уверенно говорить, и митинг об этом свидетельствует. Интересно, что, когда этот нарыв стал вскрываться, выяснилось, что там еще масса других всяких нарушений, о которых мы даже сегодня и не говорим на пресс-конференции. Это, скорее, пусть прокуратура, если она все-таки всерьез займется этим делом, она разберется. Но там действительно жуткий такой клубок коррупции и нарушений вскрылся.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо большое за дополнение. Отец Олег, хотелось бы узнать Ваше мнение как клирика этого подворья. Что происходит и какие можно сделать прогнозы?

отец ОЛЕГ СТЕНЯЕВ:Я очень благодарен Якову Яковлевичу, он взял на себя как бы основную часть сообщения по поводу храма. Я единственное, что могу сказать, что в этих чудовищных условиях мы все-таки работаем. У нас при храме действует приемный центр реабилитации жертв нетрадиционных религий. Каждый вторник с 12:00 до 16:00 мы принимаем лиц, пострадавших от деструктивных сект. Причем к нам присылают этих людей не только из других православных храмов, но и из мечетей. Бывают такие случаи, когда мусульманские дети попадают в какую-нибудь христианскую секту, и к нам обращаются за консультацией, мы никому не отказываем в помощи. При храме действует воскресная школа для взрослых. Ее посещает где-то 100−150 человек. Это библейская школа, каждое воскресение после литургии мы изучаем книги Священного Писания. В окончании этого года мы начинаем изучение Пятикнижия Моисея. До этого изучали Книгу Откровения. Есть детская школа, она малочисленная, но она существует. Храм участвует в разных программах. По линии программы «Центр реабилитаций» мы осуществляли гуманитарные программы на территории Чеченской Республики. Мы 5 раз вывозили туда помощь, помогали чеченским детям, старикам, всем, кому могли. Когда мы осуществляли эти программы, то священноначалие ставило условие помогать всем, не только своим, но помогать и чужим. И мы проводили такие программы в Гудермесе, Грозном, в других местах. И по линии таких программ у нас сложились неплохие отношения, собственно говоря, с мусульманами. Но ситуация, конечно, очень тяжелая. Когда нам не давали тепло в начале этого года, дети сидели в классе одетые в пальто, и стоял вопрос о том, что у нас не смогут функционировать ни взрослая, ни детская школы, и мы хотели даже сворачивать программу реабилитации. Тем более, что у нас есть вторая приемная. Это в храме Всех Скорбящих Радость на Большой Ордынке. Но по милости Божией, под нажимом общественности в храм все-таки тепло дали, свет дали, и мы как-то функционируем. Но мы хотим, чтобы эти инициативы росли. У нас возникла новая программа. Она сначала возникла на Ордынке, сейчас мы хотим ее разворачивать и здесь, это помощь наркозависимым. По программе на Ордынке, которой я тоже руковожу, мы делаем небольшие группы наркозависимых в 5,6,7 человек, увозим их на Кавказ, в разные монастыри, к разным храмам, где они могут помогать своим трудом, и ребята проходят успешно реабилитацию. Мы можем говорить о 2,5−3% тех лиц, которые в течение уже 2−3 лет не употребляют наркотики. И вот эти все программы мы хотим развернуть здесь, потому что сам смысл моего перехода в этот храм был обусловлен тем, что у нас на Ордынке нет никаких помещений. А с отцом Иоанном Ермаковым я сотрудничаю очень давно, и он предложил разворачивать наши миссионерские реабилитационные программы как раз на подворье. Поэтому решение этой проблемы имело для города и социальное значение. Потому что храм не занимается собственно чисто религиозными вопросами, мы занимаемся и психологической реабилитацией. У нас есть своя юридическая служба. Мы занимаемся юридической реабилитацией лиц, пострадавших от разных сект. Но так как эта конференция называется «Правда и ложь о религиозных свободах в России», я хочу высказаться и по тем темам, которые были уже обозначены.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо, отец Олег. Коллеги, мы переходим к сессии вопросов и ответов, тем более, по-моему, у Вас, Кирилл Александрович, уже есть вопрос. У меня просьба, дожидайтесь микрофона, пожалуйста, представляйте себя и свое СМИ.

Кирилл ФРОЛОВ:Вопрос касался того, какие существуют препятствия для введения православных полковых священников в армии. Я отвечу — существует одно и главное препятствие для введения института православных священников в армии, для введения в школах основ православной культуры, для крайне необходимого в наше время морального разложения народа православных телепрограмм на общенациональных СМИ в доступное время. Это препятствие называется антицерковное лобби в России. Это группа чиновников, журналистов, многих представителей медиакратии, те самые, которые ждут — не дождутся свержения действующей власти и возвращения в Россию проамериканских сил. Часть из них формально находится в оппозиции, часть продолжает оставаться формально в структуре госаппарата. Эти люди придумывают всякого рода обоснования, информационные кампании против Церкви и нарушают наши права, права православного большинства. Везде, даже в армии тех же самых США институт военных капелланов введен давно, и это никого не удивляет и не вызывает никаких протестов. Соответственно, и мы будем этого добиваться. Кто же у нас основные рупоры этого антицерковного лобби? Это группа СМИ, которая связана с определенными государственными чиновниками, с западными фондами. Вспомним, что Фонд МакАртуров давал деньги на издание скандальной книги «Теневая деятельность Православной Церкви». Мы знаем, мы видим деструктивную, разрушительную, антигосударственную деятельность портала «Кредо. Ру». Мы видим, что это издание сейчас проводит линию на то, что необходимо разрушить Отдел Внешних Церковных Связей Московского Патриархата и Межрелигиозный совет России, а функции по религиозной политике России перенести в Общественную палату. Эта провокация направлена на дестабилизацию церковно-государственных отношений, потому что функции Общественной палаты совсем в другом. И в ОВЦС, и в Межрелигиозном Совете работают профессионалы, которые знают, что такое межрелигиозный диалог, и задача этих провокаций вообще лишить Русскую Православную Церковь статуса субъекта истории и политики, превратить ее в некий приводной ремень, в подчиненное состояние секулярной бюрократии. Я думаю, что хозяева этих сил находятся за пределами России, мы видим какие тенденции происходят в Брюсселе, когда принимается Конституция, которая напрочь отрицает христианские корни Европы, мы видим, как даже в Чехии сейчас принят закон, который лишает Католическую Церковь права на социальные действия, на присутствие в школе и так далее.

Такие издания, как «Кредо.Ру» действуют для политической элиты, потому что один из его авторов — Лункин — все время ссылается на некоторых чиновников в Администрации, которые «понимают опасность», которая якобы исходит от Русской Православной Церкви и от ее наиболее дееспособных иерархов, таких как митрополит Кирилл и таких дееспособных структур, как ОВЦС, и понимают, что их нужно дискредитировать и разрушать. Мы выясним, что это за чиновники, на которых ссылается Лункин, и добьемся их увольнения. И мы не сидим сложа руки, мы добиваемся. Мы прекрасно знаем, кто составляет антицерковные лозунги в государственном аппарате России. В частности, 21-го числа будет заседание правительственной комиссии по связям с религиозными организациями, один из членов этой комиссии Андрей Себенцов публично выступал против «Основ православной культуры», против возвращения Церкви ее собственности. Мы знаем, что министр образования Фурсенко не просто запрещает основы православной культуры, но пытается навязать дискуссию об отмене стандарта теологии в светских ВУЗах. Это еще одно нарушение наших прав, теология есть во всех европейских государствах. Мы видим разнузданную деятельность одиозной газеты «Московский Комсомолец» и клеветнические нападки ее автора Сергея Бычкова на иерархов нашей Церкви. Он не брезгует, как и портал «Кредо. Ру», никакой ложью. И насколько нам известно, в регламенте Общественной палаты сказано, что члены Общественной палаты не должны критиковать друг друга. Поэтому таким образом мы будем требовать от православных членов Общественной палаты добиться исключения гл. редактора «МК» Павла Гусева из числа ее членов, если Сергей Бычков продолжит работать в этом издании. Потому что такие журналисты, такие деятели, которые не брезгуют ложью и клеветой, которые поливают грязью нашу мать-Церковь, для нас нетерпимые персонажи, мы будем добиваться того, чтобы они не присутствовали в этих СМИ, мы не будем это терпеть. И речь не идет о том, что мы запрещаем критиковать церковные порядки или церковных людей. Речь идет о разнузданной кампании клеветы на Церковь, которую проводит Бычков, «Кредо» и так далее. Мы будем добиваться прекращения опасных экспериментов, таких как «Русский ислам», которые велись в администрации Приволжского округа при прошлом полпреде. Теперь эти люди находятся частично в Росатоме, я имею в виду Петра Щедровицкого. И они после того, как «Русский ислам» был раскритикован, проводят новый доклад, он называется «Государство-антропоток «, согласно которому якобы 75% населения Приволжского округа в течение последующих десятилетий должно радикально измениться и поэтому, они говорят, в Россию нужно ввести чуть ли не, речь идет о миллионах, эмигрантов из мусульманских стран. Такие провокационные вещи подрывают межрелигиозный диалог, они провоцируют экстремизм. И это попытка изменить этно-конфессиональный баланс в России и поссорить народы, живущие в ней. И это должно быть естественным образом пресечено. И несомненно, те силы, те люди, те чиновники, которые нападают на Русскую Православную Церковь, они являются прямой угрозой безопасности нашей страны. Последняя публикация в выше упомянутом «Кредо» это попытка скомпрометировать самых последовательных друзей России на Украине: Народную оппозицию Натальи Витренко. Это уже работа против ключевых интересов нашего государства, и мы обращаемся к правоохранительным органам, к аналитическим структурам с просьбой проверить источник финансирования этих изданий, их деятельность. Мы поздравляем работников органов Госбезопасности, у них скоро праздник, 20-е декабря. И надеемся, что они услышат нашу просьбу, потому что это антицерковное лобби, заключаю я, это ключевая угроза национальной безопасности нашей страны.

. Сохранение религиозных свобод подразумевает в нашей российской ситуации уважение и почтение к традиционным конфессиям и к тому, что Русская православная церковь стояла и стоит нашей государственности и культуры и является религией большинства. То есть, мы не выступаем за ограничение религиозных свобод. Мы считаем, что Русская православная церковь способна действовать активно миссионерски и будет действовать, но для этого должно быть реализованы права ее православного большинства. Если у нас будет нормальная основа православной культуры, если у нас будут священники в армии, если у нас будут православные телепрограммы, то мы никаких сект бояться не будем, и это выгодно государству. Ведь та же самая проблема нелегальной миграции. Мы категорически против разных скинхэдов и так далее, потому что это только сплачивает людей, которые живут в нашей стране, вокруг радикальных и вахабистских группировок. Но государство должно быть заинтересовано, чтобы инкультурировать этих людей с помощью великой и могучей традиции православной культуры. Храмы на рынках, около общежитий — вот ответ экстремизму с обеих сторон.

И это очень серьезная программа для церковно-государственного взаимодействия и в рамках Рождественских чтений 1 февраля будет круглый стол «Проблема миграции и православный вопрос в России». Поэтому без уважения православного большинства, без реализации наших прав, реализация религиозной свободы в России невозможна. И здесь очень много должно быть определенной корректности. Допустим, мы не пытаемся чинить каких-то препятствий традиционным конфессиям. Но мы полагаем, что тот же самый Совет муфтиев реконструирует соборную мечеть в Москве на Проспекте Мира и строит минареты высотой 75 метров. Простите, это вышина колокольни Ивана Великого, все-таки как-то нужно уважать православный облик Москвы и оптимизировать подобного рода размеры.

И, конечно, наша позиция, что в каждом новом микрорайоне Москвы, где в основном живет православное население должны быть православные храмы, также как поликлиники, стадионы. Почему? Потому что мы православные налогоплательщики. Мы содержим бюджет нашей страны и поэтому мы требуем храмов в каждом микрорайоне, основы православной культуры в школах, православных священников в армии, православные телепрограммы в СМИ, поддержку деятельности церковных дипломатических структур, межрелигиозного совета России, как уникальной площадки, где представители традиционных конфессий могут без так называемых разводил, политтехнологов, грантоедов, без всяких ненужных посредников решать вопросы межконфессионального диалога и умиротворять ситуацию.

Отец ОЛЕГ:Немного о скинхэдах хочется сказать. Среди апостолов был один скинхэд. Это апостол Симон Зилот. И что интересно, только за двумя апостолами сохранилась их прежняя деятельность. Это Матфей Мытарь и Симон Зилот. Это сделано для того, чтобы показать, что даже люди самых радикальных взглядов смогут в церкви воцерковившись приобрести совсем другой образ мышления. Матфей бросает свои деньги, свой обменный пункт валюты, идет за Иисусом. Симон уже не бегает за зелотами, не ловит римлян и греков, чтобы избивать их на улицах Иерусалима. Я имею послушания от священноначалия работать как раз с такими нетрадиционными молодежными группами резкорадикальной политической направленности. И я хочу сказать, что их общение с церковью, тех же поркашевцев, ребят из «Памяти», из других структур, тех же скин-хэдов, приносят в их миропонимание совсем какие-то новые нотки, которые меняют этих людей, делают их более открытыми, способными именно к дискуссии более, чем к каким-то несуразным действиям.

Кирилл ФРОЛОВ:Маленькая ремарка. Я считаю, что эти миссионерские действия о. Олега Стеняева, должны быть поддержаны государством. Почему? Потому что он занимается социальной реабилитацией трудных подростков. И те же самые антицерковные журналисты все время на нас, на Союз православных граждан, на священников пытаются наклеить ярлык политического экстремизма. И даже пытались скомпрометировать наш митинг в защиту православного храма в Сокольниках. Утверждалось, что там ДПНИ, Движение против нелегальной иммиграции, распространяло какие-то листовки, что это было сборище национал-радикалов. Это ложь. Это было законное и верноподданническое собрание православных граждан. Но действительно социальная работа с людьми, которые попали в секты, в том числе и политические секты, крайне необходима.

Если мы, православные, не пройдем, то эти ребята будут накручены национал-экстремистами, которые являются, как правило, язычниками, потому что подлинный нацизм в России носит антиправославный, языческий характер. Они считают Православие этакой еврейской религией, навязанной русским. И поэтому я вас прошу правильно понимать нашу работу по социальной реабилитации трудных подростков и поддерживать таких замечательных миссионеров, как отец Олег Стеняев, потому что Церковь не имеет больше права отсиживаться в своей церковной ограде, она должна идти и к русским, и к татарам, как отец Даниил Сысоев, который завтра будет вести диспут с Полосиным, крестил около 50 татар. И к трудным русским подросткам. И она, борясь и преодолевая всяческий экстремизм, Церковь наша является сокровищницей русской культуры и русского патриотизма, она воссоединит разделенный русский народ, 25 млн соотечественников — это очень серьезная проблема. И она придаст русскому возрождению тот самый культурный возрожденческий, преображающий импульс без всяких красных, коричневых и прочих экстремистских уклонов.

Михаил Тюренков, Православно-политический интернет-проект «Правая.Ру»: У меня вопрос к Виталию Владимировичу. Я думаю, что и Кирилл Александрович обязательно некоторую ремарку по данной теме добавит. Сегодня очень много говорилось по поводу того, что права православного большинства в России нарушаются. Думаю, ни для кого не секрет, что все правозащитные организации, как международные, так и отечественные, занимают антигосударственную, антицерковную позицию, фактически все. Возможно ли сейчас и необходимо ли создание некой православной «Антидиффамационной лиги» и что может сделать для этого Союз православных граждан и другие православные общественные организации?

Виталий АВЕРЬЯНОВ:Термин «Антидиффамационная лига» именно в таком понимании — русская, православная, он впервые прозвучал в «Русской доктрине», документе, который мы разрабатывали на базе Фонда русских предпринимателей, я там был активным участником. И Кирилл Фролов -соавтор этой доктрины. Да, действительно, такая идея родилась где-то год назад, она постепенно набирает свою мощь, появились первые точки. Скажем так, правозащиты подлинного национально мыслящего патриотического гражданского общества. Не искусственного гражданского общества, не мертворожденного, каким являются многие проекты по защитам прав человека в России, а именно подлинного патриотического и национально мыслящего гражданского общества. Такие маленькие прецеденты были в разных городах России, и я считаю, что мы по сути дела присутствуем сейчас при рождении более серьезного центра, это движение Народный Собор, это то братство, которое представляет здесь Яков Яковлевич.

Фактически на примере храма, как я уже говорил, скрываются какие-то общенациональные проблемы. И если удастся здесь переломить ситуацию и удастся отстоять права в данном случае православных верующих, это будет прекрасным прецедентом для начала какого-то действительно национального наступления и защиты прав нации в каком-то новом понимании. Не в понимании 90-х годов, а в понимании традиционном. То есть, нации как некой традиционной целостности, традиционного оплота государства в России, как его существа, как его некоего субъекта русской цивилизации. Так я бы ответил.

Кирилл ФРОЛОВ:Я хочу отметить, что такой прецедент уже существует. Как известно, в Элладской Православной Церкви (не путайте ее с Константинопольским патриархатом, это церковь Греции), существует антидиффамационный центр, потому что там антицерковные силы, которые требуют подавить Элладскую Церковь и выкинуть из Конституции Греции за упоминание о православном характере этого государства, развернули кампанию травли против архиепископа Элладского Христодула, и там Церковь приняла адекватные меры. Кстати говоря, Элладская Церковь использует термин «секулярный тоталитаризм», который был введен Союзом православных граждан, характеризуя деятельность антицерковного лобби. И там церковь отбила эти атаки, добилась очень серьезных успехов, и я думаю, что этот опыт будет несомненно востребован, я думаю, что нам нужно писать свой доклад о религиозных свободах в России на постсоветском пространстве, в частности, на Украине. Оранжевая Украина — это пример попрания религиозных свобод и прав православного большинства. И я думаю, назрела пора для показательных судебных процессов над наиболее одиозными клеветниками церкви, такими как Бычков, как «Кредо. Ру» и так далее.

РИА НОВОСТИ: Не могли бы вы уточнить, термин, произнесенный параисламский фашизм, он что под собой подразумевает? Как расшифровать это?

Кирилл ФРОЛОВ:Параисламский фашизм — речь идет именно о ваххабитах, о ваххабитском движении, которое подавляет как собственно традиционный ислам, и которое пытается ввести цензуру. Я думаю, что истерия, которая развернута вокруг книги Селантьева, это попытка ввести цензуру на любую критику ваххабитских тенденций. Также как и история с изгнанием журналиста «Аль Джазиры», которого свернул Гейдар Джемаль, Шевченко и Ко за, якобы, непочтительное отношение к исламу. Это попытка навешать ярлык всем православным правозащитным организациям. Как известно, Максим Шевченко, ведущий «Судите сами», который неоднократно защищал ваххабитов в печати, назвал Союз православных граждан «легальным крылом террористической организации». То есть, сами ваххабиты апеллируют к светскости государства, апеллируют к якобы многоконфессиональности России, а на самом деле это им необходимо для того, чтобы поставить под сомнение факт православного большинства в нашей стране и подавить своих оппонентов. Ваххабиты являются очень жесткими противниками религиозных свобод, очень жесткими противниками любой свободы. И что если они дорвутся до политических информационных ресурсов, они будут беспощадно подавлять инакомыслие в своей же исламской умме. Вспомним, какую травлю ваххабиты делали против Кабардинского муфтия Апанаса Пшихачева. И эта угроза действительно существует. Что когда традиционные муфтии будут изгнаны из тех регионов, где мусульманская община довольно большая, в Татарстане, в Кавказе, они установят очень жесткий режим, который мы называем параисламским фашизмом. Вот такая ситуация, допустим, в Набережных Челнах. Это город интернациональный, где 75% русского населения. Там 11 мечетей, три еще строятся, и всего четыре православных храма. И вспомним, какая была история, какие были попытки не дать построить храм Святой мученицы Татьяны. Мы видим очень жесткую их информационное наступление. Посмотрите все эти их сайты: «Коран. Ру» — это сайт Карельского управления мусульман, это русские ваххабиты, несколько человек, принявших ваххабитскую версию ислама (там, конечно, ссылка на сайты террористов в Чечне призыв «Русские люди, читайте Коран, принимайте ислам»), и вспомним, что часть этих ваххабитов при поддержке администрации Приволжского округа группа Щедровицкого и Градировского был снят фильм «Русские в исламе», который презентовался на наши бюджетные деньги в администрации ПФО при Кириенко. И эти люди, например, нашли что-то оскорбительное для себя в фильме «Девятая рота». То есть, это настолько высосано из пальца, эти мнимые оскорбления. Эти нападки на наш герб. То есть, мы говорим о том, что ваххабизм это тоталитарная сила, которая будет подавлять не только православное большинство, но и которая будет подавлять инакомыслящих мусульман, традиционных умеренных мусульман.

И опасность параисламского фашизма огромна. Потому что мы знаем примеры, когда меньшинство брало власть, те же самые большевики, и навязывали свою волю большинству. Поэтому ситуация с гербом, когда ваххабитов поддержали самые ярые оранжевые силы, противники российской государственности, так называемые правозащитники, очень характерна и очень опасна. Ведь действительно, что это за нападки на герб. Три деятеля, которые представляют отнюдь не весь ислам, которые находятся в жестком конфликте с представителями традиционного ислама, что-то заявили и почему-то в их честь все центральные газеты, все центральные СМИ раздувают этот вопрос, делают из него общенациональную проблему. Это очень серьезная угроза. И мы видим, кто первый поддержал Аширова и Джемаля, конечно же, радио «Эхо Москвы».

Виталий АВЕРЬЯНОВ: Я даже могу сказать, что по имеющимся данным, а они легко проверяемы, никто бы и не заметил эту публикацию на сайте, если бы Джемаль сам не позвонил бы на «Эхо Москвы» и не попросил бы откомментировать, не дал свой комментарий. То есть, фактически это некий такой пиар-ход, который призван, как я уже говорил ранее, сделать еще одну пробу, еще одну попытку навязать в поле общественной дискуссии новый межрелигиозный конфликт. Я абсолютно согласен с Кириллом, я только уточню, что эти факты провокации все имеют действительно своего субъекта, своего носителя. И его всегда можно назвать по имени. Сейчас фактически в последний год это общественное движение Российское исламское наследие, я хочу акцентировать на этом названии — Российское исламское наследие. Мы полагаем, что если они будут в том же духе продолжать свои провокации, как это происходит в последние месяцы, в общем-то есть все основания инкриминировать им разжигание межрелигиозной розни, это именно так и надо квалифицировать эту деятельность. Фактически люди нарушают закон, пока это сходит с рук, но я думаю, что эта наша зарождающаяся Антидиффамационное движение патриотическое станет не только защищать права, но и наступать, и обвинять, если враги России, русофобы, враги православия и враги конфессионального мира в России будут продолжать свои провокации.

ФРОЛОВ: Членами Российского исламского наследия являются Гейдар Джемаль, ведущий программы «Судите сами» Максим Шевченко, браться Джебраиловы.

АВЕРЬЯНОВ:Фактически в эту команду входит и Вячеслав али Полусин, перешедший из православия священник, единственный может быть за последние 100 лет православный священник, который перешел в ислам, может, меня отец Олег поправит. И есть еще в регионах люди типа Руслана Нахушева и других, Рашид Егофаров.

Александр Жилин, ЖУРНАЛ «ФАКТ»: Мне бы хотелось вернуться от философии к ситуации с храмом в Сокольниках Иоанна Предтече. И вопрос у меня такой, в условиях, когда коррупция стала в России сутью внутренней политики и, может быть, единственным университетом, в условиях, когда все ветви власти едины только в одном — в отсутствии совести, а там где нет совести, нет Бога, вообще вы на что рассчитываете?

Яков ПОГРЕБНЯК: Православие должно занять свое достойное место по праву, тогда чиновники, они боятся света, когда их вытаскиваешь за ушко на солнышко, надо объединяться, надо больше говорить на эту тему. Как раз как бы совпадающий с вашим вопрос, публикация в «Московской правде» материалы «Компромат» на «Русской линии», молебные стояния на Словенской площади 11 декабря, это звенья одной цепи? — Да. Это звенья одной цепи и продолжение следует. Ибо была предыдущая цепь. Мы обращались, у нас целый список есть этих чиновников-мародеров, варваров, вандалов, которые принимали участие в юридическом уничтожении храма. Например, Москомнаследие, мы раз восемь обращались — разъясните нам, за каким номером в реестре памятников России значится наш храм. Не имея ни стыда, ни совести, официально заявляю, Владимир Иосифович Чернышенко отвечает: «согласно постановлению правительства 13−47 Р храм является памятником культурного наследия общероссийского назначения». Я задаю ему вопрос: «Владимир Иосифович, это, вроде бы, региональный памятник-то, общероссийский, как ты его, на каком основании?». Ответа нет, ждите ответа. Зашел к Соколовскому, к новому начальнику Москомнаследия. «Владимир Владимирович, объясни». Нашлась добрая русская душа среди всего этого сборища чиновников, которая говорит: «Яков Яковлевич, — и показала документ, — вот, — говорит, — Соколовский обращался к бывшему руководителю Москомрегистрации Урсову в 2001 году, оттуда получен ответ, — как Виталий говорил, — о том, что храм значится почившим, исключенным из реестра юридических лиц России. Они нам нагло утверждают, что он есть. Как же так, Назаров, руководитель не представляется возможным, храм стоит. Сейчас мы обратились в ТБТИ Восточное-1, ездили туда, приезжали люди, мы сейчас возьмем справку из ТБТИ Восточное-1 о том, что этот храм имеет место, и пойдем к Назарову снова и будем говорить, давай, доказывай. Так вот, мы обращались четырежды к Правительству России, мы обращались, я повторяюсь уже, в Генпрокуратуру многократно, — обет молчания. Какая-то амерта чиновничья.

Мы имеем заговор чиновников, которые равнодушны к будущему России. Мы имеем дело с этими червоточинами, которые Россию превращают в колосс на глиняных ногах. Когда Жуков повторно, зам председателя правительства, не может спросить у чиновника нижестоящего, а почему это так. Вот мы имеем дело, это не отдельные разрозненные факты, это явление и это диагноз болезни нашего общества. Потому что у нас нет никакого контроля, ни народного, даже они сами, чиновники, между собой не разберутся. Почему олигархические кланы разъедают Россию, они препятствуют среднему классу. И мы имеем дело с этой разрушительной силой в экономике. Происходит колонизация России. И здесь если мы сейчас не скажем во весь голос о том, что если бы Православие по праву заняло свое место, то вопрос бы совсем был по-другому. И мы сейчас собираем силы. И мне очень радостно, что Кирилл Александрович отметил эту газету, которая системно опорочивает иерархов, которые стараются верно служить России.

Поэтому я от всей души приветствую и готов выработать план мероприятий против этих конкретных журналюг, которые порочат имя иерархов. Ибо здесь уже неразрывно связанно и то, что опорочено имя Патриарха. Как же так, Патриарх 2 октября 1998 года учреждает Патриаршие подворье, издает указ, и семь лет они ничего не делают. Они только через 4 года — возьми Боже, что нам негоже. Они пока свои делишки все не провернули… Это вопиющий факт, которому положено дать ему правовую оценку. И мы обязательно доведем до конца. Такого позора Русская Православная Церковь не допустит, и мы — православные граждане России — честь имеем и постоим за Православие. Спасибо.

ВЕДУЩИЙ: Еще есть вопросы, коллеги? Судя по всему, это завершающий вопрос. Я благодарю вас за участие в пресс-конференции и благодарю наших гостей. Спасибо.

http://www.pravaya.ru/word/586/5999


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru