Русская линия
Парламентская газета Нина Пузанова22.12.2005 

Храм — с молотка

«Я не считаю себя глубоко верующим человеком, но факт продажи храма Петра и Павла потряс меня до глубины души. Воистину мы не ведаем, что творим. Где предел цинизму? У современной российской буржуазии один бог — деньги», — пишет камбаряк А. Широков.

То, что всё теперь продаётся и перепродаётся, ни для кого не новость. Но вот церквями наша новоявленная российская буржуазия ещё не торговала. Дожили и до этого. Здание закрытого в 30-е годы Петропавловского православного храма, что в городе Камбарке, было в октябре выставлено на торги и продано за 408 тысяч рублей. А через неделю новый владелец начал предлагать его за сумму, намного превышающую первоначальную.

Камбарка — людный городок, а на все верующее православное население — один тесный деревянный молельный дом, где во время службы набивается так много народу, что люди падают в обморок от духоты. О том, что нужен еще один храм, прихожане говорят и пишут с начала 90-х годов, как раз с того времени, как вышли распоряжение и указ Президента России о возвращении церковных зданий бывшим владельцам. Писали они и в нашу газету. При этом камбаряки имели в виду конкретный адрес — бывшую Петропавловскую церковь.

Храм этот освящен 17 сентября 1889 года и построен на пожертвования местного купца Гаврилы Степановича Кондюрина. В 1933 году, когда начались массовые гонения на религию, Петропавловская церковь была закрыта и превращена в клуб. Снесены купол и колокольня. В 1941 году руководство Камбарского завода попросило районную власть передать здание под компрессорную, что и было сделано. В 2003 году, в связи с готовящимся юбилеем завода, тогдашний генеральный директор Юрий Харитонович Кертанов решил сделать горожанам подарок и принял совместно с владельцами завода решение продать это здание по скромной цене районной администрации с последующей передачей Ижевской и Удмуртской епархии РПЦ. Все оборудование с территории было вывезено, и процесс начался.

Был организован приход, назначен священник отец Алексий. По инициативе районного отделения Общества русской культуры во главе с Борисом Николаевичем Панкратовым начался сбор денег. Местная пресса освещала и поддерживала акцию. Но вдруг завод оказался банкротом, руководство сменилось. Был назначен внешний управляющий. Передать здание в собственность муниципалитета не успели, а все непрофильные активы с разрешения совета кредиторов должны были выставляться на продажу. Решение это вынес внешний управляющий москвич В.В. Клименко. В этих условиях глава администрации района Георгий Васильевич Кислов вел переговоры почти год. С собственниками, исполнительным директором. Они не отказывали — говорили, продадим для благого дела. В апреле был создан попечительский совет по восстановлению церкви, возглавил который камбарский предприниматель Геннадий Михайлович Селезнев. А тем временем на здание церкви был наложен арест. Кислов вызвал главу камбарских приставов Денисова и попросил: сними арест, а мы его выкупим, пока завод соглашается. Но оказалось, что это уже невозможно. Подтвердил это и руководитель республиканской службы судебных приставов. Поздно.

В середине октября в Камбарке состоялись эти злосчастные торги. Покупателей оказалось четверо: двое от администрации Камбарского района и двое ижевчан. Ставки поползли вверх. Представители администрации попытались уговорить ижевских конкурентов уйти с дороги для святой цели, но встретили отказ: «У нас — коммерческий интерес». В результате стоимость от 16 тысяч поднялась до 408 тысяч рублей. Аукцион выиграл ижевский предприниматель А.Ю. Вилков. Зачем ему это здание? Он — торговец недвижимостью. Правда, Вилков опубликовал в местной газете объявление о том, что собирается реконструировать строение и передать его под церковь, для чего просит граждан выслать ему старые фото. Но сам начал искать клиентов для перепродажи купленной собственности.

Для населения это стало ударом. Никто не ожидал такого развития событий. Собралась сессия местного районного Совета, и этот вопрос обсуждали. Верующие подали заявку на проведение митинга на фоне сессии, но запозднились по срокам, и их представителей пригласили поучаствовать в заседании сессии.

Из Камбарки ушли письма президентам России и Удмуртии. На них — больше пятисот подписей. «Люди ждут ответа, а отвечать трудно, — говорит заместитель начальника отдела по взаимодействию с общественными объединениями Управления по внутренней политике администрации президента и правительства УР Сергей Игоревич Ильинский. — На первый взгляд, все действия были законными, и опротестовать их теперь будет сложно. Можно ли упрекать предпринимателя Вилкова? Он все сделал по правилам, принял участие в аукционе и выиграл его, предложив наибольшую сумму. Если и можно обвинить, то с точки зрения христианской нравственности. Но вряд ли он человек верующий, иначе выкупил бы храм и передал церкви». (Телефон Вилкова сейчас отключен, и редакции не удалось задать ему вопросы.)

Продажа церкви. Ситуация неприятная, но достаточно показательная. Вот реальное лицо рыночной экономики, освобожденной от морали. В своих письмах верующие камбаряки пишут: церковь — наше духовное наследие, она очень важна для народа, и в первую очередь для молодежи. Иначе с чем мы останемся? С пепси, джинсами и мобилами? «Я не считаю себя глубоко верующим человеком, но факт продажи храма Петра и Павла потряс меня до глубины души. Воистину мы не ведаем, что творим. Где предел цинизму? У современной российской буржуазии один бог — деньги», — пишет камбаряк А. Широков. Однако предприниматель предпринимателю рознь. Так, руководство ОАО «Белкамнефть» построило в Ижевске храм Царственных мучеников, Рауфа Кустарникова в Уве возвела маленький, но очень изящный храм, сенатор от Удмуртии В.Г. Хорошавцев — роскошную церковь в Якшур-Бодье, сельский фермер А. Иванов преподнес храм жителям деревни Шадрино Сарапульского района. Есть и еще примеры. Все наши мечети реставрируются и возводятся на средства татарских предпринимателей.

С. Ильинский отмечает, что в основном все предприятия, которые занимали в советские годы здания прежних церквей, постепенно возвращают их. Особенно бурно этот процесс проходил в 90-е годы. На сегодняшний день непереданными остались чуть больше десяти храмов.

А на днях пришла новость. Вилков перепродал церковное здание ижевскому предпринимателю Ф.С. Камалтдиновой, по ее словам, за сумму в 1 миллион 700 тысяч рублей. Об этом она сообщила в беседе главе администрации Кислову. Администрация предложила ей выгодный обмен — первый этаж добротного здания в центре города под магазин, но она не согласилась. На этом все и застопорилось.

Да уж, камбаряки — мастера задавать трудноразрешимые задачи. Уже более десяти лет республика пытается развязать узел с Камбарским машзаводом. И вот снова проблема не из простых. Вопрос о передаче здания церкви своевременно не решили и потому, что органы местного самоуправления затянули с присвоением ему статуса памятника истории и культуры. А без этого на него не распространяется действие указа Президента России о запрете на продажу и возвращении прежним владельцам. Показательно, что частные и юридические лица Камбарки даже не пытались опротестовать приватизацию храма в судебном порядке, не обращались в районную прокуратуру — ни два с половиной года назад, когда ФГИК «Камбарский машзавод» был преобразован в ОАО, ни после октябрьских торгов. А может быть, стоит попробовать? Если же здесь не за что будет зацепиться, то останется договариваться с новыми владельцами. Ведь им для успешного ведения бизнеса нужна хорошая репутация. И как последний вариант — скинуться всем миром и выкупить храм. В республике немало богатых людей и предприятий, которые могут преподнести камбарским верующим такой бесценный дар. А купец Кондюрин там, на небесах, непременно благословит их.

http://www.pnp.ru/archive/18 440 145.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru