Русская линия
Правая.Ru Сергей Фомин20.12.2005 

Опамятование через гробокопательство

От редакции: Мы решили перепечатать мягко говоря странную статью историка С.В.Фомина с сайта «Правая.Ru», очерняющую «Русскую линию». В данном случае мы верны своему правилу публиковать все материалы, которые могут быть интересны нашим читателям, независимо от того, что автор пишет о РЛ. Однако как сообщил редактор РЛ А.Д.Степанов, он намерен подготовить ответ на публикацию «Правой.Ru», в которой содержится целый ряд передержек, искажений и лукавых интерпретаций.

Авторские комментарии к ВЫНУЖДЕННОЙ публикации

Бывают обстоятельства, когда собственная правота не радует, ибо есть вещи несоизмеримо выше и важней каких бы то ни было человеческих амбиций и честолюбий. Именно таковой оказалась ситуация вокруг захоронения Алапаевских Мучеников в Пекине в связи с опубликованным мною сначала в Интернете, на сайте Правая ru, а потом в «Русском вестнике» (2005, N 2. Спец. вып.) очерком «Алапаевские мученики. Убиты и забыты». Лейтмотивом его стали слова одного из поэтических посланий румынского классика Михая Эминеску «Так оставьте же хоть мертвых, пусть они лежат спокойно…». (Тема, затронутая ранее в другом очерке о сожжении тела Григория Распутина [i]). Особенность или даже, если хотите, необычность обстоятельств появления самого материала об Алапаевских Мучениках была подчеркнута в его подзаголовке: «Необходимое предуведомление перед ВЫНУЖДЕННОЙ публикацией».

Но обо всем по порядку.

Еще с конца 2004 года известный в православно-патриотических кругах сайт «Русская линия» (далее РЛ) стал «раскручивать» эту тему. За дело взялся лично А. Д. Степанов. Это стало возможным благодаря тому, что в Пекине оказался нужный человек — гражданин России Дмитрий Напара, поселившийся в посольстве РФ с семьей. Сам он, правда, к МИДу, по крайней мере формально, отношения не имел. Зато, судя по всему, обладал связями с Синодом Зарубежной Церкви и ОВЦС Московской Патриархии, с некоторыми правительственными кругами. Он и развил инициативу, в освящении своей деятельности сделав ставку на «Русскую линию».

В 2004 г. во время представления в С.-Петербурге книги О. Н. Куликовской Романовой «Царского Рода» Напара через Интернет задал ей вопрос «о судьбе Алапаевских Мучеников». Наконец, 25 декабря 2004 г. РЛ разместила его материал «Алапаевские Мученики в Пекине» с говорящим подзаголовком: «Православная общественность надеется, что власть возьмется наконец за решение проблемы».

«По свидетельству родной сестры владыки Виктора [начальника Русской Духовной миссии в Китае (далее РДМК)], записанному с ее слов ее родной дочерью — Ксенией Кепинг, в 1947 году, — читаем в статье, — по приказу советских властей владыка Виктор вынужден был перевезти гробы с останками Алапаевских Мученикв с территории РДМК обратно на территорию миссийского кладбища и поместить их в склепе часовни в честь св. преп. Серафима Саровского. В период так называемой „великой культурной революции“ 1966−1976 гг. русское кладбище подвергалось надругательствам и разрушениям. Окончательно русское кладбище было стерто с лица земли по решению муниципальных властей Пекина в 1987 году.

Но — сколько мы ни искали и ни расспрашивали очевидцев тех событий — нет ни одного устного или письменного свидетельства о том, что в этот период государственного вандализма были уничтожены гробы с останками Алапаевских Мучеников.

Напротив, личный переводчик Мао Цзэдуна — товарищ Ли Юэжань (я был с ним очень близко знаком с конца 80-х гг. прошлого века до самой его смерти в 2003 году, неоднократно бывал у него дома в Пекине, хорошо знаю его жену и сыновей) на мои расспросы о судьбе останков Алапаевских Мучеников неоднократно заявлял, что „эти гробы были забетонированы властями и находились в парке Цинняньху“. По мнению этого старого убежденного коммуниста, „еще не пришло время возвращать эти гробы России, т. к. при их возвращении надо будет давать политическую оценку деятельности тех, кто в них покоится, поскольку эти люди были против строя, победившего в Китае в 1949 году…“ Оставим эти суждения без комментариев. Нам важно лишь его свидетельство, что гробы с останками Алапаевских Мучеников не были уничтожены в годы „культурной революции“ и покоятся в забетонированном склепе на месте расположения часовни в честь св. преп. Серафима Саровского. Вряд ли пекинские власти стали их переносить в иное место.

Предположение, что гробы с останками Алапаевких мучеников все еще находятся в земле названного парка косвенно подтверждается также и тем, что никто из живших в то время и здравствующих доныне потомков так называемых „албазинцев“ [1] […] не помнит, чтобы кто-либо, когда-либо упоминал о факте надругательства над гробами Алапаевских Мучеников, их уничтожения, уничтожения склепа храма в честь св. преп. Серафима Саровского, эксгумации и т. д. Потомки албазинцев упорно и уверенно утверждают, что склеп не скрыт водой озера Молодежи, а находится под нынешней гольф-площадкой в одноименном парке».

Со слов Д. Напары выходило, что в сохранившемся склепе до конца 1980-х стоявшей в нынешнем парке часовни преп. Серафима «до сих пор лежат в забытьи шесть гробов невинно убиенных членов Русского Императорского Дома».

Через некоторое время (2.2.2005) РЛ разместила на своем сайте другой материал Д. Напары, написанный им 5 января: «Памяти Алапаевских Мучеников, в земле Китайской под спудом находящихся»:

«В серый промозглый декабрьский вечер затрепетала ярким живым огоньком в Пекине поминальная свеча, зажженная на территории помольства РФ в Пекине — бывшей территории Российской Духовной Миссии в Китае […] Зажег ее и установил на камень, некогда служивший частью памятника 222 китайским мученикам за Веру Христову, внук Бориса фон Кепинга — Борис Александров, приехавший на несколько дней в Пекин для того, чтобы увидеть воочию места, которые знал с детства из рассказов своего дяди, митрополита Виктора (Святина) […] В 1947 г. в связи со все более овеществляющейся угрозой прихода к власти коммунистического режима, святыни были вывезены с территории Миссии обратно на миссийское кладбище. Руководить этой тайной операцией владыка Виктор (Святин), до пострига — офицер Русской армии Леонид Святин, поручил своему верному соратнику — дьякону Михаилу Решетникову. Борис Александров вспоминает, что бабушка рассказывала ему о подводах с шанцевым инструментом, которые готовились в Миссии для перевозки гробов Алапаевских Мучеников на миссийское кладбище. А его дед — Борис Михайлович фон Кепинг, артиллерист Русской армии, хранил молчание об этой операции и не посвящал в ее детали даже самых близких членов семьи. Просто молился об Алапаевских Мучениках всю свою жизнь. Офицеры, как известно, не становятся „бывшими“». В высшей степени многозначительное замечание, особенно если учесть, что сам Д. Напара закончил Военный институт иностранных языков, выпускники которого поставляли кадры для Главного разведывательного управления.

Всё это было написано до публикации нашего очерка, об обстоятельствах появления которого теперь и расскажем.

В конце 2004 г. (точной даты сейчас не припомню, но, кажется, одновременно с появлением первого материала о судьбе мощей Алапаевских Мучеников на РЛ) ко мне позвонил А. Д. Степанов, который настоятельно просил меня написать для них материал об истории захоронения, обязательно используя при этом имеющиеся у меня (о чем он знал) не публиковавшиеся до тех пор документы о перезахоронении их останков после установления в Китае социалистического режима.

Напрасно я пытался убеждать, что сейчас не время для этого. Говорил об осторожности. О том, что можно погубить искомое, что мы пока не хозяева в своем доме, что нужно же, наконец, считаться с таким фактором, как Китай — в реально-политическом и эсхатологическом плане. Впрочем, все эти аргументы были потом изложены в моем очерке. Однако Степанов твердо продолжал стоять на своем. Не нам, мол, решать. Мы-де должны сделать, что можем, а в остальном — Бог управит. Своими словами он как бы снимал с автора ответственность, вопреки давно уже сказанному по этому поводу народом: Береженного Бог бережет. На Бога надейся, а сам не плошай. Ну и т. д.

Убедить я не сумел, доступ же к документам, о чем я уже писал, был, увы, не в моей власти. Местонахождение А. Д. Степанову подсказал, не думая о последствиях, наш общий знакомый. Публикация же документов без соответствующего введения в проблему, первые результаты осмысления которой были изложены автором этих строк еще в 1997 г. в комментариях, предисловии и послесловии к книге игумена Серафима (Кузнецова) «Православный «Царь-Мученик», могли привести к нежелательным впоследствии результатам.

Никаких иллюзий не оставлял и план последующих действий, откровенно изложенный редакцией РЛ во введении к материалу Д. Напары «Алапаевские Мученики в Пекине» (25.12.2004). (Это потом уже, после публикации моего очерка об Алапаевских Мучениках и вполне определенных заявлений О. Н. Куликовской-Романовой о ее отношении к переносу останков Императрицы Марии Феодоровны в С.-Петербург, РЛ подкорректировала «свою позицию», по крайней мере внешне). Но вот как тогда, в декабре 2004 г., редакция РЛ обозначала свою позицию: «…Мы хотели бы внести лепту в великое дело разыскания и перенесения на родину Алапаевских Мучеников. В последнее время в Россию перенесен прах многих видных деятелей русской культуры, скончавшихся в изгнании. Готовится перезахоронение Государыни Императрицы Марии Федоровны. Этот процесс опамятования русского народа можно только приветствовать. Надеемся, что Священноначалие нашей Церкви поставит перед соответствующими государственными структурами вопрос о необходимости переноса честных останков Алапаевских Мучеников. Это стало бы важным шагом на пути духовного оздоровления общества, окончательного преодоления трагического разделения русского народа на «красных» и «белых»».

Иными словами: копали и будем копать, переносили и будем переносить. Процесс пошел! И вообще: так надо! Верной дорогой идете, т… Простите, госпо. Фу, опять не то! Одним словом, братья и сестры. Вот так.

Сила через радость, опамятование через гробокопательство. Такой вот оживляж.

Итак, статью писать все же пришлось. Одновременно я вел переговоры о ее публикации на другом сайте Интернета. Но на то, что материал был опубликован другим сайтом, на само предисловие, в котором прозрачно намекалось на информационное вымогательство, решительно вскрывалась страшная язва современного преступного, прикрывающегося мнимым благородством «возвращения на Родину», гробокопательства, — на всё это инициаторам и исполнителям дела было наплевать. Предисловие с авторской позицией можно было выбросить в корзину и, вырезав то, что подходило, поместить у себя на РЛ без лишних слов и рассуждений, превратив меня, таким образом, в своего единомышленника. И если считать всё это чьей-то спецоперацией, то цели своей она достигла: необходимые документы были обнародованы противостоящей инициаторам «Пекинского действа» стороной.

Как бы то ни было вскоре из Пекина, от Напары, пришел отзыв: «Ваш материал «Алапаевские Мученики» прочитан мною с благодарностью и благоговением. Усилия по поиску останков жертв Алапаевского преступления будут мною продолжены. Бог даст — на территории РДМК с применением георадара. Вопрос о перезахоронении и т. д. будет решаться властями России и Священноначалием РПЦ и РПЦЗ. Сейчас главное, на мой непросвещенный взгляд, найти место их нахождения под спудом. С моей т. зр., необходимо приложить максимум усилий, чтобы место нахождения Алапаевских останков не было утрачено, не было окончательно исковеркано китайскими властями и чиновниками МИД РФ».

Совсем как в поговорке: В огороде бузина, а в Киеве дядька… Иными словами, очерк прочитал, а о чем он не понял. Правда, может, не захотел. И получив информацию, несмотря на предупреждение, продолжил дело, которому служит…

Но откуда уверенность у частного лица, что удастся противостоять и «китайским властям, и чиновникам МИД РФ», согласовать действия властей России и иерархов нашей и зарубежной Церквей? Свет на это проливают другие послания с Дальнего Востока:

«26-го прилетает владыка Марк (Егорьевский) с Дмитрием Петровским — сражаться с мидовцами за воссоздание храма Успения Пресвятой Богородицы, который до сих пор оскверняется гаражом (там уникальные фрески в нестеровском стиле под побелкой). В это же время от МИД РФ сюда прибывает заместитель министра иностранных дел Доку Завгаев — юмор: чеченец едет решать вопрос православного храма!!! Как они не противились, но митрополит Кирилл их добил — ВВП подписал распоряжение о воссоздании храма, теперь они пытаются это решение ВВП заиграть и замозолить в своих бюрократических традициях. […]…Почему такое яростное сопротивление МИД РФ? Потому что, когда будут обнаружены и будут явлены, надеемся, мощи мучеников за Веру, Царя и Отечество, то и переносить их никуда не надо, а придется храм Всех Святых Мучеников восстанавливать — будут биться в припадке…: мощи в Пекине на территории РДМК в самом сердце… посольства. Поэтому надо все очень грамотно провести. Поэтому и статья СФ — в самую точку».

«1. Отзвонил владыке Иллариону Австралийскому и Новозеландскому, он речь ведет исключительно об обретении МОЩЕЙ. […]

3. Надо молиться, чтобы во время визита владыки Марка мы отстояли (!) наше видение реконструкции Успенского храма — т. е. с куполом и крестом […, (2) право на проведение археологических изысканий с применением георадара на участке, где ранее находился храм Всех Святых Мучеников».

Так что уж не такое «частное» лицо, этот Дмитрий Напара.

Следует отдать должное: сначала всё, действительно, шло как по маслу.

19 мая 2005 г. на сайте РЛ появился материал, сообщавший: «Установлено точное место захоронения Алапаевских Мучеников. Теперь слово за властью: церковной и светской».

««Русская линия» уже писала о судьбе Алапаевских Мучеников, — говорилось в редакционном предисловии. — И вот дело сдвинулось с мертвой точки. Дмитрий Напара из Пекина, давно занимающийся этим вопросом, прислал нам уникальный документ — отчет о проведении поисковых работ на месте последнего упокоения умученных представителей Дома Романовых».

Приведем и мы этот документ в части касающейся непосредственно Алапаевских Мучеников:

«В период с 22 по 25 февраля 2005 г. на территории бывшей Российской Духовной Миссии в Китае (в настоящее время территория Посольства РФ в КНР) с разрешения и по приглашению Посла РФ в КНР И. А. Рогачева силами руководителя и организатора экспедиции Бориса Геннадьевича Александрова (С.-Петербург, внучатого племянника митрополита Виктора (Святина) […]), археолога Андрея Гервасиевича Васильева (Москва, ВНИИСМИ), главного специалиста Сергея Витальевича Меркулова (Министерство культуры Ставропольского края, ГУП «Наследие») были проведены работы по поиску месторасположения фундамента храма Всех Святых Мучеников, предполагаемого места последнего тайного захоронения гробов с останками жертв Алапаевского убийства. Исследовательские работы проводились с использованием георадара. […]

Результаты и выводы:

1. Определено местоположение фундамента храма Всех Святых Мучеников, уничтоженного в 1957 г. после передачи имущества РДМК властям СССР. […] Характер разрушений храма показывает, что в начале 1957 г. он был буквально «стерт в порошок».

2. Внутри храма Всех Святых Мучеников в западной части его правого придела (придел Симона Зилота) на глубине 1 метр имеется квадратная площадка размерами 3×3 метра. Под площадкой — «мертвая» зона, не «читаемая» георадаром. Предполагаем, что это место последнего — тайного — захоронения Алапаевских Мучеников, которое было осуществлено в апреле 1947 г. Местоположение ямы и ее размеры в точности соответствуют описанию места тайного захоронения Алапаевских Мучеников по версии С. Фомина. […]

Руководитель экспедиции,
кандидат физ.-мат. наук Б. Г. АЛЕКСАНДРОВ
Апрель 2005 г.

Отчет и ряд документов […] переданы 15 апреля 2005 г. на ауденции по данному вопросу Высокопреосвященнейшему Кириллу, митрополиту Смоленскому и Калининградскому, начальнику ОВЦС МП».

…Далее, к сожалению, случилось то, что мы и предполагали с самого начала, о чем безуспешно предупреждали.

22 июля РЛ разразилась возмущенным материалом с грозным заголовком «Действующим без церковного благословения мощи не открываются»:

«В период с 11 по 15 июля 2005 г. по частной инициативе гражданина РФ Б. Г. Александрова, имевшего, по его словам, договоренность с временным поверенным Посольства РФ в КНР С. Н. Гончаровым, без привлечения профессиональных специалистов и представителей соответствующих российских государственных структур, без письменного благословения Священноначалия РПЦ, на территории Посольства России в КНР (г. Пекин) на месте расположения фундамента храма Всех святых мучеников были проведены поисковые работы со вскрытием грунта. […] В качестве рабочей силы по вскрытию грунта гробокопателями с согласия руководства Посольства были использованы китайские граждане, выполнявшие на территории Посольства работы по ремонту водопровода».

Далее в публикации следовал подписанный Б. Г. Александровым «Предварительный отчет о поисковых работах»:

«C 11 по 15 июля 2005 г. на территории Посольства России в КНР (г. Пекин) на месте бывшего Храма Всех Святых Мучеников проводились поисковые работы со вскрытием грунта. Целью поисковых работ было обнаружение возможного тайного захоронения Алапаевских Мучеников и других храмовых захоронений. Основные стадии раскопок фиксировались цифровой фотокамерой.

1. На основании предварительных данных георадарных исследований, проведенных в феврале 2005 г., определено месторасположения фундамента храма и подхрамовых клетей. Определены и расчищены все 4 угла фундамента храма.

2. Расчищены элементы фундамента левой и правой части фасадной стены храма, часть восточной (алтарной) стены и участок северной стены. Весь правый предел храма «выбран», по нашему мнению, ножом бульдозера на глубину 50 см. вдоль фундаментной плиты. На этом участке не встречаются даже мелкие камни, что указывает на засыпку углублений привезенным грунтом.

3. Произведено вскрытие грунта на участке площадью 30 кв. м. в правой части храма. На глубине 0,5 метра обнаружена фундаментная плита, изготовленная методом последовательной заливки водой выработанного местного грунта и негашеной извести. Плита имеет толщину 20−25 см. и является основанием для кирпичной кладки стен храма.

4. Южная стена храма разрушена полностью, имеются лишь единичные серые кирпичи, скрепленные известковым раствором белого цвета. Хорошо сохранилось основание правой колонны, служившее опорой для боковой лестницы, ведущей на второй этаж храма и основание правой части фасадной стены.

5. Вдоль оси правого придела храма в фундаментной плите имеются три прямоугольных отверстия, открытые к центру храма. Это, так называемые, подхрамовые клети. Вскрытие отверстий показывает наличие плотно утрамбованного строительного мусора. В каждом из отверстий на глубине 1,5 м от поверхности находятся отдельные мелкие части человеческих костей. Во второй яме (место захоронения архиепископа Симона) обнаружен фрагмент затылочной части черепа. Остатков гробов, облачений, целых черепов и других предметов не наблюдалось. Западная (третья) яма имеет значительно больший размер и следы позднего бетонирования стенок, что подтверждает нахождение в ней тайного захоронения 1947 года, подробно описанного в материалах С. Фомина. Две другие ямы были укреплены с боков каменными блоками 13 см х 50 см х 30 см. Известно, что в подхрамовых клетях были погребены митрополит Иннокентий (умер 28.06.31) и архиепископ Симон (умер 24.02.33). Третья клеть (западная) была оставлена для архиепископа Виктора. Третья клеть существенно шире, чем две предыдущие.

6. Фрагменты человеческого черепа, челюсть и пяточная кость были обнаружены к востоку от алтарной стены храма на глубине 40 см, что не соответствует реальной глубине захоронений.

7. На всей вскрытой площади отсутствует половая плитка (квадратные плиты 40×40×5 см.) На глубине 1,5 метра (пол подземного склепа) удалось найти только лишь 3 плитки указанного размера. На глубине 1,5 метра в западной части правого придела обнаружено небольшое количество золы и обгоревших кирпичей.

8. На всей вскрытой площади отсутствует строительный мусор, характерный для такого рода объектов. Нами не обнаружено элементов колонн, кирпичей, каменных резных орнаментов, оконного стекла, белого мрамора (используемого при внутренней отделке храма), металлических стяжек и фрагментов оконных металлических решеток, половой плитки, ступеней лестницы, фрагментов арок). Визуальный анализ структуры и дисперсности вынутого грунта дает основание полагать, что образовавшийся после разрушения храма мусор был вывезен за его пределы. После чего образовавшаяся яма прямоугольной формы, очерченная стенами храма, была засыпана и утрамбована привезенным грунтом. Характер этого грунта явно не соответствует мусору образованному при взрыве, разборке или развалу храма техникой.

9. В 8 метрах к югу от храма на глубине 50−60 см от поверхности земли находится фундаментная плита, толщиной 20−30 см. Плита имеет ширину в 1 метр и длину 10−12 метров. Под плитой до глубины 1,5 метра нет никаких объектов. Назначение плиты неизвестно. Предполагаем, что данный фундамент либо был залит ошибочно на этом месте, либо служил основанием для построек до 1884 г. (см. рисунки китайских художников Северного подворья). Предполагаемое место могилы генерала Д. Л. Хорвата находится под мощенной дорожкой слева от южной стены Храма и не вскрывалось в ходе работ.

Вывод: Храм в 1957 году был тщательно уничтожен. Были предприняты особые меры по сокрытию, как характера разрушений, так и любых следов захоронений в склепе храма. Особому разрушению и зачистке подверглась южная стена храма, ограничивающая его правый придел. В этом приделе и находились известные захоронения. Наличие в клетях фрагментов человеческих костей, а также костей за стеной храма на незначительной глубине, заставляют сомневаться в цивилизованном перезахоронении останков, а указывает, скорее, на их спешное уничтожение».

В «комментарии сайта РЛ» с раздражением говорилось: «Оставим за скобками вопросы о правомерности проведенных работ и их профессионализме. О протоколировании стадий работ, фиксировании результатов и идентификации найденных объектов. Пусть это останется на совести гробокопателей, как и ответ на вопрос, зачем и почему проведение поисковых работ со вскрытием грунта надо было организовывать в такой спешке и настолько непрофессионально — без привлечения соответствующих специалистов, в том числе, и из Генпрокуратуры РФ (еще раз напомним, что речь шла о возможной идентификации святых мощей, останков архипастырей и пастырей РПЦ, членов Императорской Фамилии)».

25 июля РЛ предоставила слово Д. Напаре («Надо перестать наплевательски относиться к русскому историческому наследию».

Вот его комментарий произошедшего:

«…Тяжело. Пошел посмотрел на яму… Мне дочка говорила, что копали на месте храма (меня три недели не было в Пекине), но я не поверил. Неужели в современной России никогда не будет положен конец чиновничьему безпределу? […] На святом для любого православного человека месте, где по одной из версий должны были бы находиться мощи 222 китайских мучеников, останки архипастырей и пастырей Русской Православной Церкви, а также членов Императорской Фамилии, на этом месте можно силами непрофессионалов, в какой-то необъяснимой спешке, не соблюдая элементарных правил, не испытывая никакой ответственности, на этом фундаменте храма можно варварски все перекапывать […]

История вопроса такова: после проведения специалистами санкционированных георадарных исследований по благословению Священноначалия РПЦ появилась необходимость уточнить полученные данные путем проведения поисковых работ со вскрытием грунта. Поскольку речь, повторюсь, шла о работах на фундаменте храма — возможном месте нахождения святых мощей, захоронений архипастырей и пастырей Русской Православной Церкви, а также членов Императорской Фамилии, то требовалось получить письменное благословение. Соответствующее письмо было направлено на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия. Оставалось дождаться благословения Предстоятеля Церкви. Ведь в решении этого вопроса должны были принять участие Синодальная комиссия по канонизации и ОВЦС МП. И по получении благословения — сформировать профессиональную команду, в которую обязательно должен был быть включен представитель Генпрокуратуры России. Найти источники финансирования и приступить к работе, поскольку согласие руководства Посольства на проведение поисковых работ со вскрытием грунта уже имелось. А если по какой-то причине Святейший Патриарх посчитал бы проведение поисковых работ со вскрытием грунта невозможным в настоящее время или преждевременным, то ни о каких работах, естественно, речи не могло и быть.

Но кто-то решил действовать без благословения. Без представителя Генпрокуратуры. Без профессионалов-археологов. Бог им судья… Удивляет и другое — суетливое намерение разбить на месте, где только что копали, где в наспех засыпанных ямах располагается фундамент святого храма, цветник. Или засадить это место деревьями. Причем «проект» такого увековечения подается в Посольство теми же людьми, что копали на месте храма. Людьми, которые никого, кроме самих себя не представляют. Это делается намеренно. Вместо того чтобы оставить уж все пока, как есть. С тем, чтобы в дальнейшем — по получении согласия руководства российского МИДа и Священноначалия РПЦ — осуществить основательно совместный проект, на который будет получено благословение».

10 августа А. Д. Степанов попытался подвести итоги («Монархическая святыня в Пекине — храм Всех Святых Мучеников»): «Русская линия неоднократно обращалась к теме Алапаевских мучеников. К сожалению, в историю с поиском останков Алапаевских Мучеников некоторыми нецерковными людьми был внесен чуждый Православию дух. В результате поиск святыни превратился в настоящее гробокопательство […] В нашем распоряжении оказались фотографии с места раскопок. Как видим, работа была организована наибезобразнейшим образом. Организаторы спешного копания (раскопками то, что делалось, и назвать нельзя) не получили благословения иерархов Церкви, не пригласили профессиональных археологов (не захотели, видимо, делиться славою), не пригласили представителей Генпрокуратуры (как это положено при вскрытии могил). Более того они наняли для работ по поиску святыни, как видно на фотографиях, язычников-китайцев. Нам прислали также найденные в земле костные останки, которые, как нам сообщили, были брошены гробокопателями на месте ковыряния в земле и подобраны православными русскими, проживающими на территории посольства РФ в КНР с тем, чтобы определить, кому же все-таки они принадлежат — животным или людям. […] После всего этого не приходится удивляться тому, что Господь не открыл самозваным гробокопателям мощи и честные останки святых мучеников и подвижников Церкви. Это главный урок из этой истории».

Всё это, разумеется, хорошая мина при плохой игре. И отнюдь не этот урок главный. Прежде всего заметим: принадлежность к Церкви не делает человека специалистом в чем-либо, не предоставляет «карт-бланш» на безответственные действия и не избавляет от ответственности за них. Крещение — не свидетельство порядочности. Ведь действительными «закоперщиками дела» (по крайне мере, видимыми) были Д. Напара и РЛ. Но в итоге, выходит, с явной самоуверенностью взялись за дело, оказавшееся им не по плечу. И вот руль отобрали, ведь и другим тоже порулить хочется. Да и то: не на набережной Невы дело происходит, а в Китае — не очень-то туда дотянешься. Но и в Питере: имеете ли власть повлиять на что, если в «верхних кабинетах» не решено или, наоборот, решено? (Главные-то, конечно, решения на Небе принимаются, но речь сейчас не о том).

И однако, какова цена такому легкомыслию?.. Ведь это других легко пугать карой Божией да призывать шевелить извилинами: «Как бы кара Господня не последовала за столь неуважительное отношение к святыне. Лучше бы все же со Священноначалием посоветоваться, вместе все тщательно обдумать».

И еще: нигде и следов раскаяния в ошибке, пусть даже и в непреднамеренной, но, учитывая значимость дела, всё же преступной. Ведь преступной, как известно, бывает и безответственность. Особенно, когда о возможных последствиях ты знал, будучи предупрежденным.

Как известно, одним из признаков истинного покаяния является отказ от повторения греха. Здесь этим и не пахнет. Копать предлагают продолжить. Теперь рисковые ребята хотят попробовать на зуб китайцев: «Необходимы переговоры с китайской стороной на получение разрешения о проведении совместных поисковых работ на месте бывшего кладбища Миссии и Серафимовской церкви».

Читаешь летние публикации РЛ — и глазам своим не веришь. Такие дивные превращения! Неужели речь идет о том самом Б. Г. Александрове, которого РЛ и сам Д. Напара до этого всячески рекламировали, отчеты которого помещали, аудиенцию которому давал глава ОВЦС митрополит Кирилл? Да, это тот самый Борис Геннадьевич Александров из Петербурга — внучатый племянник митрополита Виктора (Святина), «в промозглый декабрьский вечер» 2004 г. на глазах Д. Напары возжигавший свечи в Пекине на месте первоначального упокоения 222 китайских мучеников, о чем нас информировала РЛ!

Еще совсем недавно непрофессионализм Б. Г. Александрова в области археологии, похоже, никого не волновал. А теперь, согласно новой оценке РЛ, он превращается в «гробокопателя». Племянник последнего начальника Русской Духовной миссии в Китае, по мнению журналистов православного сайта и его постоянного автора Д. Напары, оказывается, вообще «никого, кроме самого себя не представляет»; к тому же он просто относится к людям, «плохо понимающим духовную сторону вопроса» (25.7.2005).

Всё легко и просто. И главное — быстро. Даже слишком. Вот и о «некрещенном временном поверенном» С. Н. Гончарове вспомнили. Будто до этого о сем не ведали. Будто окрестили — и стал честным и порядочным. Просто тогда было удобно так, а сейчас эдак. Вот и весь принцип.

И, наконец, новая вера — в новые дела, в новых людей: «Может быть неудача с поиском мощей и останков, — уверенно пишет А. Д. Степанов, — связана с тем, что начали действовать «не с того боку»? Думается, мы имеем ясное указание Божие на необходимость прежде всего восстановить саму святыню — храм Божий на территории посольства России. А начнут возноситься в сем святом месте молитвы ко Господу, начнет приноситься бескровная жертва Богу и, веруем, тогда откроет Господь место упокоения святых мощей и честных останков. Кроме того, восстановление православного храма на территории дипмиссии было бы важно как пример совместных действий государственных и церковных структур. Восстановление стало бы явным свидетельством тесного соработничества государства и Церкви в деле духовного возрождения России. В любом случае, после всего случившегося мы возлагаем надежды на мудрость нового посла России в Китае С. С. Разова и заступничество священноначалия Русской Православной Церкви».

Как всё легко и просто: достаточно точно знать, на что указывает Бог. Но мы-то знаем… Ах уж эта наша самоуверенность!

«Одной версией меньше… Теперь версий осталось две: 1) мощи и останки были уничтожены при разрушении храма; 2) мощи и останки были перенесены на кладбище Миссии и помещены в склеп церкви в честь Серафима Саровского», — так считает редакция РЛ.

А мы так вовсе не уверены в этом. Ведь не исключена иная подоплека дела. Например, могло быть так: полномочия Александрова, вопреки первоначальным прикидкам, оказались большими. А если предположить связи Д. Напары с ГРУ, нетрудно вычислить, какая извечно конкурирующая структура могла стоять за Б. Александровым. О том, как управляются органы массовой информации, мы тоже имеем представление.

Если так, то мы вполне можем (как это уже не раз бывало) оказаться заложниками в неведомой нам игре, несущей какую угодно окраску: мистически-ритуальную, политическую, карьерную и любую иную.

Как бы то ни было, пока что мы лишены возможности определенно что-либо утверждать или отрицать. Ни Д. Напара, ни Б. Александров не прозрачны для нас. Мы не знаем их подлинного лица. И потому остается вопрос: велись ли эти странные раскопки с целью что-либо обнаружить или скрыть. Скрыть найденное или скрыть уничтоженное. Все эти вопросы, повторяем, пока остаются без ответа.

Мы же остаемся на прежней позиции: Держи, что имеешь (Отк. 3, 11); Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями (Мф. 7, 6). Да, пока лучше ничего не трогать.

А вокруг бушует целая вакханалия гробокопательства. Кажется нескончаемой лента подобных новостей. Обнаружен и вскрыт слеп родителей фельдмаршала М. И. Кутузова. В Старице извлекли из-под спуда мощи местночтимой преподобной монахини Пелагеи, ближайшей родственницы Патриарха Иова. (Мощи направили на научную экспертизу в Москву). Перезахоронен прах ген. А. И. Деникина. Продолжается борьба вокруг перезахоронения праха Императрицы Марии Феодоровны. Продолжается, вопреки вполне определенному заявлению, сделанному летом 2005 г. О. Н. Куликовской-Романовой: «…Мой покойный муж Тихон Николаевич был категорически против того, чтобы безпокоить прах бабушки. […]…До сих пор не обнародовано никаких серьезных документальных свидетельств того, что Императрица Мария Феодоровна хотела бы покоиться в России. Ложные заявления Князя Николая Романовича о существовании некой «последней воли» Императрицы быть захороненной — со временем! — рядом с Супругом Александром III я категорически отвергаю. […] Я хотела бы даже провести параллель с 1918 годом. Тогда тоже говорили: «Государь и его семья в надежном месте!» Народ не должен был знать, что Их всех уже расстреляли! Да уж, более надежного места быть не может».

Всё, однако, затмевают «поиски» могилы Ивана Сусанина. Начиная с лета 2001 г., в течение двух лет копали в 150 метрах от полуразрушенной церквушки деревни Исупово Костромской области. Было вскрыто 360 могил! «Работа адская!» — признавались сами гробокопатели. Причастный к «обретению» т. н. «екатеринбургских останков» (захороненных потом Ельциным в Петропавловской крепости) заведующий отделом идентификации личности Российского центра судебно-медицинской экспертизы, проф. В. Н. Звягин, к которому обратились за помощью из Костромы, так прокомментировал эти усилия: «Этот титанический труд можно сравнить, наверное, лишь с […] исследованием некрополя прародителей Дома Романовых в Новоспасском монастыре…» В ходе работы по идентификации праха Ивана Сусанина облеченный особым доверием профессор «составил генеалогическое древо рода Сусаниных вплоть до ныне здравствующих потомков», а также вскрыл «останки некоторых захоронений ближайших потомков героя» [ii].

Проследить динамику изменения характера доступа определенных сил к интересующему их «антропологическому материалу», часто являющегося, как мы могли убедиться, православной святыней, можно на примере пореволюционной судьбы мощей Святого Благоверного Князя Андрея Боголюбского.

Сразу же после вскрытия в феврале 1919 г. они были переданы в ведение Главмузея Наркомпроса [iii]. С тех пор, вплоть до начала войны, по крайней мере, мощи были открыты для различного рода манипуляций. Первый документально зафиксированный интерес к ним датируется 1934 годом. Известно, что 7 августа Владимiрский краеведческий музей «временно передал» (до 1 января 1935 г.) Институту истории феодального общества Государственной академии истории материальной культуры в Ленинграде «для антрополого-рентгенологического изучения костные останки князя Андрея Боголюбского» [iv]. Однако в рентгено-антропологическую лабораторию Государственного рентгенологического института в том же Ленинграде мощи попали далеко не сразу, а только в ноябре-декабре 1934 г. [v] (Где и у кого они находились в течение трех-четырех месяцев неизвестно). Лишь после этого княжеские мощи попали в руки профессора Д. Г. Рохлина [2] и его ассистента А. Е. Рубашевой [vi], входившей впоследствии, наряду с М. А. Финкельштейном, Е. И. Преловой и В. С. Майковой, в состав «палеопатологической школы», созданной их многоопытным патроном [vii]. Итоги изучения мощей, в результате которого официальным документом при возвращении во Владимiр 20 февраля 1935 г. был зафиксирован «недостаток нескольких костей от рук» [viii], были изложены сначала в статье [ix], а позднее — в специальной монографии [x].

Минуло несколько лет и перед самой войной в Москву был отправлен череп князя Андрея для воссоздания его внешнего облика. Работы вел ставший впоследствии известным антрополог М. М. Герасимов (1907−1970) [xi]. (Среди его реконструкций по черепу — Вел. Кн. Ярослав Мудрый, Царь Иоанн Васильевич Грозный и Его Сын — Вел. Кн. Феодор Иоаннович). Исследования, как правило, он вел в тесном сотрудничестве с В. В. Гинзбургом [3]. Последний произведя антропологические измерения главы Кн. Андрея Боголюбского, пришел к выводу о «нордическом» «расовом типе черепа в целом» [xii]. Первые результаты были изложены в докладах Герасимова и Гинзбурга на пленуме Государственной академии истории материальной культуры 11−15 марта 1941 г., а затем в специальных статьях и монографии [xiii]. Характерно, что на открытых обсуждениях некоторые, даже весьма «видные, ученые» не соглашались со ставшей теперь уже чуть ли не хрестоматийной реконструкцией М. М. Герасимова [xiv]. Особого замечания заслуживает то обстоятельство, что череп князя Андрея возвратился во Владимiр лишь 21 августа 1943 года [xv]. Всё это время он, скорее всего, находился у М. М. Герасимова. Причем не на работе, а дома. А возвращение его было связано с неким скандалом, возникшим в связи с аналогичной ситуацией: с черепом эмира Тимура (Тамерлана), который антрополог, несмотря на то, что давно окончил работу с ним, также не спешил возвращать. Гроза разразилась на самом верху…

Начиная с послевоенного времени, когда некоторые иерархи и приходы Православной Церкви начали ставить перед властями вопрос о возвращении мощей [xvi], положение действительно несколько изменилось. Если еще в 1940 г. по поводу лежащих под стеклом в музее без каких-либо покровов княжеских мощей посетители могли писать в книге отзывов о том, что им-де «очень понравились мощи Андрея Боголюбского и древние ножи вообще» [xvii], то в 1958 г. на официальном бланке Академии медицинских наук академик Серебряков мог уже писать, и не куда-нибудь, а прямо в обком партии «о недопустимости глумления над останками выдающегося деятеля древней Руси — только так можно назвать выставленные напоказ останки князя. Далее академик писал, что, кроме того, это экспонирование является оскорблением чувств верующих — ведь Андрей Боголюбский канонизирован» [xviii]. Возможно, в связи с этим по указанию обкома партии мощи отправляют в Государственный исторический музей в Москве. Причем без каких-либо документов о передаче. В начале 1960-х их возвращают, хранят в запасниках, до 1982 г. даже не ставя на учет! В середине 1980-х секретарь Владимiрского обкома КПСС Н. И. Шагов требует от директора музея: «Даю тебе две недели! Чтоб мощей во Владимiре не было!» Но ни один музей их не взял. Отказались. Наконец 3 марта 1987 г. мощи возвращают Церкви [xix].

Незадолго до начала этой последней подковерной борьбы, в начале 1980-х, зафиксирована еще одна вспышка интереса к обследованию мощей. Особую настойчивость открыто проявлял владимiрский судебно-медицинский эксперт М. Фурман.

Кое-что из того, что интересовало «исследователей», выболтал впоследствии сам Фурман: «уточнить бы расовые признаки»; «разве не интересно было бы попробовать проследить родословную Боголюбских, затерявшуюся в глубине веков? Ведь не исключено, что потомки князя и до сих пор живут рядом с нами» [xx]. (Вспомните в связи с этим интересы «исследовавших» останки Ивана Сусанина двадцать с лишним лет спустя к генеалогии этого рода, и вам станет ясна идентичность интересов).

«Известный владимiрский криминалист М. Фурман, — вспоминает об этом последнем нахальном напоре директор музея А. И. Аксенова, — неоднократно обращается ко мне с просьбой «выдать мощи на предмет исследования на современном уровне группой ученых». Сколько можно?! Отказываю под разными причинами — они на реставрации, еще что-то сочиняю. А он все звонит, пишет письма» [xxi].

Но — в конце концов — Фурман добился своего. В фондах музей ему приносят деревянные ящики, он разворачивает кости, завернутые в номера «Известий» 1948 года. Возвращая, завертывает их «в свежие газеты» [xxii]. Однако вернуться к исследованиям Фурману больше не удалось. «…В наши планы, — писал он, — вмешались какие-то посторонние, мощные и влиятельные силы. Бороться с ними было безполезно» [xxiii]. И далее, после передачи мощей Церкви: «Теперь до останков этой выдающейся личности не дотянуться науке, судебным медикам, археологам, историкам. Они канули в вечность, ушли в иные измерения, иные мiры» [xxiv].

Всё это, возможно, так и было. На тот момент. Однако выход из создавшегося сложного положения та сторона нашла быстро: теперь к ней всё сами несут…

* * *

После просмотра сообщения об очередном действе «историко-политического гробокопательства» в Костромской области в выпуске теленовостей на канале НТВ (14.2.2005) Н. А. Ганина так прокомментировала само событие — «очередной акт осквернения святынь, или, по удачному слову, в ином применении пущенному в оборот Н. Бурляевым — „МОГИЛИЗАЦИИ“» [xxv].

[1] Потомков русских пленных 1685 г., с тех пор составлявших православную диаспору в Китае. — С. Ф.

[2] Дмитрий Герасимович Рохлин (1895−1981) — рентгенолог-радиолог, анатом. Профессор (1932). Доктор медицинских наук (1935). Член-корреспондент АМН СССР (1946). Работал в Центральном рентгенологическом институте в Петрограде (с 1923). До 1941 г. заведовал там рентгенодиагностическим отделением и лабораторией рентгенологии, рентгеноантропологии и патологии костей и суставов. Рентгенолог ряда фронтов (1941−1945). Заведующий кафедрой рентгенологии и радиологии 1-го Ленинградского медицинского института (1945−1972) (Российская еврейская энциклопедия. Т. 2. М. 1995. С. 501).

[3] Вульф Вениаминович Гинзбург (1904−1968) — анатом и антрополог. Преподаватель анатомии в Военно-медицинской академии (1937−1959). Работал в Институте этнографии и Ленинградском университете (1938−1941). Профессор (1949). Научные труды посвящены методам расового анализа, соотношения расы и конституции. Один из основоположников этнической антропологии в СССР (Российская еврейская энциклопедия. Т. 1. М. 1994. С. 310).

Примечания

[i] Правда о Григории Ефимовиче Распутине. Как они ЕГО жгли // Русский вестник. 2002. N 21−23. Специальный выпуск. С. 1−16.

[ii] Капралова М. Сусанин запутал ученых. Эксперты опровергают версию, что народный герой погиб на болоте // Московский комсомолец. 2005. 8 февраля.

[iii] Тимофеева Т. П. Лежит в развалинах твой храм… О судьбах церковной архитектуры Владимiраского края (1918−1939). Документальные хроники. Владимiр. 1999. С. 10.

[iv] Кривошеев Ю. В. Гибель Андрея Боголюбского. Историческое расследование. СПб. 2003. С. 168−170.

[v] Там же. С. 172.

[vi] Там же. С. 171.

[vii] Бужилова А. П. Древнее население. Палеопатологические аспекты исследования. М. 1995. С. 3, 9. Библиография на с. 173−180. О Д. Г. Рохлине см.: Поповский А. Поправки к летописи // Наука и жизнь. 1964. N 1.

[viii] Кривошеев Ю. В. Гибель Андрея Боголюбского. Историческое расследование. С. 175.

[ix] Рохлин Д. Г., Майкова-Строганова В. С. Рентгеноантропологическое исследование скелета Андрея Боголюбского // Проблемы истории докапиталистических обществ. 1935, N 9−10.

[x] Рохлин Д. Г. Болезни древних людей. М.-Л. 1965.

[xi] Антропологическая реконструкция и проблемы палеоэтнографии. Сб. памяти М. М. Герасимова. М. 1973; Кисин М. В., Снетков В. А., Финн Э. А. Установление личности погибшего по черепу. М. 1973; Флоренсов В. А., Флоренсов Н. А., Медведев Н. И. Непроторенным путем. Жизнь и творчество М. М. Герасимова. Иркутск. 1979.

[xii] Кривошеев Ю. В. Гибель Андрея Боголюбского. Историческое расследование. С. 181.

[xiii] Гинзбург В. В., Герасимов М. М. Андрей Боголюбский // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Т. XI. 1945; Герасимов М. М. Основы восстановления лица по черепу. М. 1949, С. 144−151.

[xiv] Ляпунов Б. В. Из глубины веков. О работах лауреата Сталинской премии М. М. Герасимова. М. 1953. С. 77−78.

[xv] Кривошеев Ю. В. Гибель Андрея Боголюбского. Историческое расследование. С. 184.

[xvi] Фомин С. В. Последний Царский Святой. СПб. 2003. С. 541−570, 661−666.

[xvii] Аксенова А. И. Загробная Одиссея князя // Живая история. Памятники и музеи Владимiро-Суздальского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. М. 2000. С. 174.

[xviii] Там же. С. 172.

[xix] Там же. С. 172, 175.

[xx] Фурман М. Андрей Боголюбский. Прикосновение к тайне (из записок судебно-медицинского эксперта) // Владимiр. Литературно-художественный и краеведческий сборник. Владимiр. 1995. С. 198.

[xxi] Аксенова А. И. Загробная Одиссея князя. С. 175.

[xxii] Фурман М. Андрей Боголюбский. Прикосновение к тайне (из записок судебно-медицинского эксперта). С. 196, 197.

[xxiii] Там же. С. 197.

[xxiv] Там же. С. 198.

[xxv] Ганина Н. А. «Могилизация» // Правая ru.

http://www.pravaya.ru/look/5944


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru