Русская линия
Газета.GZT.Ru Надежда Кеворкова19.12.2005 

Первый публичный диспут мусульман и православных состоялся в «России»

Экстремисты сидели тихо

В минувшую пятницу в конференц-зале московской гостиницы «Россия» прошел первый в истории России публичный диспут между мусульманами и православными.

Темой его стала боговдохновенность Библии и Корана. Инициаторами собрания выступили мусульмане, организаторы самого известного из исламских ежедневных сетевых журналов «Ислам.ру». Православную точку зрения представлял один из наиболее ярких священников протоиерей Даниил Сысоев. А исламский взгляд на богословские расхождения разъяснял доктор Али Вячеслав Полосин, исследователь богословских интерпретаций писания.

Зал, наполненный под завязку верующими обеих конфессий, просидел почти не шелохнувшись три часа, слушая аргументы сторон по весьма, казалось бы, абстрактной и далекой от сегодняшних проблем теме: боговдохновенность Корана и Библии с точки зрения ислама и христианства.

Строгие рамки и уровень диалога с самого начала были заданы его модератором — ведущим ток-шоу «Судите сами» на Первом канале Максимом Шевченко, объявившим, что политические выпады, некорректное поведение в отношении оппонентов или вопросы не по теме исключены.

Представительный уровень был достаточно высок — присутствовали видные ученые, богословы и полемисты, преподаватели Свято-Тихоновского богословского института и Исламского университета.

«Неудобность» Библии и «брезгливость» Всевышнего

Диалог состоял из четырех частей: 20-минутных выступлений главных оппонентов, далее они задавали друг другу вопросы, затем вопросы ставили их помощники-советники (по два с каждой стороны), и в конце по 12 вопросов от каждой из сторон задавали слушатели из зала.

Диспут начал протоиерей Даниил Сысоев, который обозначил основные узлы непонимания между православными и мусульманами.

С его точки зрения, главным, что не могут принять христиане, является самодостаточность Корана, который не предполагает личного душевного отклика и диалога с Всевышним. И как следствие неизвестность для верующих «внутренней жизни Аллаха» — священник обозначил это как некую «брезгливость» Всевышнего, который не хочет «мараться».

«Мы семь с половиной лет общаемся с Творцом», — заверил Сысоев мусульман, которым Всевышний, по его мнению, только отдает приказы и велит повиноваться.

Библия же воплощает саму полноту нетривиальности. Она ставит высокую моральную планку для каждого и поэтому «неудобна всем — царям, беднякам, богачам, пророкам, священникам».

Священник высказал мысль о том, что нравственные нормы и требования Корана ниже, чем в Библии. Для православных неприемлемым является требование к женщине сперва выйти за другого, если она хочет снова выйти замуж за своего первого мужа. Не понимают христиане и многочисленных, с их точки зрения, призывов в Коране к насилию. В Коране нет сбывшихся пророчеств, по мнению Сысоева, в то время как в Библии 330 обетований «сбылись на явлении Христа», сама Библия исцеляет, а авторы Библии, в отличие от автора Корана, творили чудеса.

Тут люди из Союза православных граждан разразились аплодисментами. Но ведущий, напомнив, что хоть это и старинная университетская традиция одобрения в диспуте, попросил воздерживаться от бурных выражений чувств, которые и так накалены.

Покорность Богу или эго

Доктор Али Вячеслав Полосин, выступавший вторым, начал с того, что главная разница между православными и мусульманами в том, что мусульмане признают всех пророков и саму Библию, за исключением «некоторых исторических хроник и ритуальных песен».

Другое дело, что мусульмане, в отличие от христиан, учитывают, что текстуальная достоверность библейских книг требует внимательного отношения, над чем и работает библеистика. Полосин подчеркнул, что покорность Всевышнему в исламе считается сутью веры, поскольку «ислам» в переводе и означает «покорность».

Ученый заметил, что благодаря такой постановке вопроса в исламе снята эгоцентрическая, индивидуалистическая и эгоистическая мотивация: покорность воле Всевышнего не оставляет места для служения своему «я».

Тема многоженства получила любопытное развитие. Полосин напомнил, в Торе количество жен не было ограничено, там говорилось о женах любимых и нелюбимых, что цари Давид и Соломон имели много жен и за это не были осуждаемы, что библейский закон предписывал брать в жены жену брата, если тот умирал.

Ученый подчеркнул, что Иисус Христос на тему жен не высказывался, апостол Павел предписал епископам и дьяконам иметь не более одной жены. Коран же именно ограничил число жен четырьмя, но не предписал их иметь. При этом Коран повелел быть справедливым в отношении всех и запретил делить жен на любимых и нелюбимых.

Не споткнуться на Троице

Надо сказать, что в ходе всего диспута православный оратор занимал скорее наступательную позицию, подвергая сомнению тезисы противника и трижды вопрошая о том, чем же могут доказать правоверные, что Коран продиктован самим Всевышним и что пророк Мухаммед — истинный пророк, а не самопровозглашенный.

Полосин трижды обосновывал боговдохновенность текста Корана тем, что в нем четко отстаивается единобожие, ни в чем нет расхождения с законом Моисея, и что учение это привело к вере отпавшую от единобожия часть человечества.

Однако данное направление диспута скорее обещало завести дискуссию в тупик, нежели открыть новые перспективы. По сути, один утверждал: доверяю вашему преданию и верю в наше учение, потому что оно истинно. Другой говорил: только наше учение верно, а ваше — чистое заблуждение.

Тем не менее обе стороны достойно вышли из тупика и продолжили разговор. При этом обеим сторонам удалось избежать и других опасных подводных камней, сформулировать темы следующих дискуссий и наладить выработку понимания терминов.

Ни тема Троицы и христианский догмат о троичности Бога, ни тема божественной природы Христа центральными в диспуте, как можно было ожидать, не стали. К счастью — ведь именно на этих двух подводных камнях богословские споры в Средние века перерастали в конфликты.

Протоиерей Сысоев, во избежание обсуждения темы Троицы и Христа как Бога-сына, объявил аудитории, что православные ценят единобожие в исламской и иудейской традиции, но для христиан тема единобожия центральной не является вообще.

Экстремисты сидели тихо

Спецкор «Газеты» была неприятно удивлена тем, что обычно чрезвычайно дотошная охрана гостиничного комплекса пропускала на диспут всех без какой-либо проверки, без металлоискателя и без требования хотя бы предъявить документы или приглашения.

Мусульмане сидели справа от трибуны, православные — слева, хотя разделение было не строгим и кое-где ряды мешались. Молодежь, люди среднего возраста, мужчины и женщины были примерно поровну представлены в обеих частях зала.

Не обошлось и без агрессивных и привычно провокационно высказывающихся экстремистов, которые, как показалось «Газете», больше наблюдали друг за другом, нежели за ходом самой дискуссии.

Тихо сидела кучка представителей Союза православных граждан — это те самые люди, которые 4 ноября шли во главе колонны 10-тысячного марша националистов, а на днях потребовали отставки министра образования Андрея Фурсенко. Одиноко стоял Харун аль-Руси, бывший то ли скинхед, то ли эрэнешник, недавно принявший ислам и организовавший группку русских мусульман. К счастью, диспут обошелся без провокаций.

Надо заметить, что католики ведут с исламом диалог уже четверть века. Однако латинское христианство сознательно избегает острых тем и реального обсуждения богословских расхождений. На встречах католиков и мусульман говорят все больше о поведенческих аспектах, уходя от теологии и терминологии.

Так, недавно состоявшаяся в Москве встреча католического духовенства и мусульман не стала исключением: обе стороны ограничились взаимными реверансами, но собственно диспута так и не получилось.

Первый православно-исламский диспут прошел в живой обстановке. А завершилась встреча уже разрешенными аплодисментами. Православные прокричали «Христос Воскрес!», мусульмане — «Аллах Акбар!».

http://www.gzt.ru/society/2005/12/18/210 810.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru