Русская линия
Правая.Ru19.12.2005 

На волнах «Аллах-радио»

Когда на одном конце Европы жгут автомобили, а на другом идёт цивилизованная теологическая дискуссия — притом, что крайне важно, по-русски — ясно, где правда и за кем будущее мира. Но нельзя не отметить и катастрофическую недисциплинированность, неорганизованность православных, из-за которой создалось численное превосходство магометан

«Православные налево, мусульмане — направо» — так до времени рассудили организаторы первого публичного богословского диспута между представителями соответствующих конфессий. Конференц-зал гостиницы «Россия» разделен проходом на две половины. Символизм места подчеркивал иронию: Россия — гостиница, обреченная на слом. В проходах теснились операторы с телекамерами, а половинки заполнялись. В 17.00, когда было назначено официальное время начала, мусульманский сектор был уже заполнен до отказа, а в православном пустовало больше половины. Причем если «справа» сидели, в основном, бородатые юноши, то «слева» — девушки, женщины и старушки. Всё словно бы подтверждало сомнительный тезис о «молодой пассионарной религии» и «религии старушек».

Но постепенно и православный сектор заполнился: пришли молодые семинаристы, отец Олег Стеняев, игумен Кирилл (Сахаров), директор «Радонежа» Евгений Никифоров и Ваши покорные слуги. «Радонеж» и «Правая.Ру», похоже, были единственными СМИ на мероприятии. Это и понятно: кого ещё сегодня заинтересует богословский диспут!

В итоге приверженцев ислама в зале оказалось в два (если не в три) раза больше, чем православных. Стоит напомнить, что дело происходило в столице России, Москве, в самом ее центре. Но, видимо, рядовым православным было недосуг или никто не дал команды, а может, и просто никто не знал. Например, не знал диакон Андрей Кураев, которому мы позвонили из зала, но прийти он уже не смог.

Однако, в отличие от покорных Аллаху, мы знаем, что для свидетельства об Истине не нужно создавать толпы. Бывают эпохи, когда об Истине свидетельствует один — можно вспомнить Афанасия Великого или Иоанна Дамаскина, а можно — князя Михаила Тверского. Тем не менее, организаторам-мусульманам следовало было бы напомнить, что мы, конечно, рады принять у себя стольких гостей. Но все-таки здесь мы — хозяева, а они — гости. И мы любезно согласились обсудить с ними вопросы их веры. Но не потому, что все веры хороши. А только лишь потому, что наше свидетельство об Истине может привлечь кого-то их них. Как известно, по статистике из Православия в Ислам ежегодно переходит около двух с половиной тысяч человек, в то время как наоборот — из Ислама в Православие — около двух с половиной миллионов.

И это Правильно.

Тем не менее, усилиями ведущего диспута — им, конечно же, был Максим Шевченко — а кто же ещё! — было создано полное «равноправие», и временами не было понятно, кто у кого в гостях. На стороне ислама играл тот «один из немногих», что переходят в ислам — в прошлом священник, протоиерей, «Али"-Вячеслав Полосин. Православие защищал известный миссионер, священник Даниил Сысоев. Дискуссия была выстроена так: начинает отец Даниил (и потому нападает), Полосин защищается и после дискуссии произносит последним заключительное слово. Так что, несмотря на жесткий и как будто справедливый арбитраж Шевченко, тактическое преимущество было отдано мусульманам — самой структурой организации диспута.

Впрочем, всё это и не так важно по сравнению с тем, кто играет главные роли. Тому, кто имеет очи, было очевидно, на чьей стороне Истина, то есть благодать Святаго Духа. Отец Даниил говорил «без бумажки», он выдвинул аргументы, на которые так и не прозвучали ответы, блестяще, сходу отвечал на вопросы. «Докажите, что Коран является Боговдохновенной книгой, — говорил он, — что он чем-то отличается от «евангелия» мормонов или «евангелия от Виссариона». Ясно, что доказать этого магометане не могут — они в это верят; в ответ Полосин смог что-то, водя пальцем в книге, очень невнятно говорить о неравноценности текстов Библии, что Библия-де тоже «не вся» Боговдохновенна, что есть в ней сомнительные книги, что «учение Иисуса Христа, мир Ему» отличается от «учения Павла Тарсийского», что в самих канонических Евангелиях-де есть «вставки и добавки». В частности, догмат Троичности — это «позднейшая вставка IV века».

Что можно возразить и нужно ли возражать этому квазинаучному, восходящему, наверное, к талмудистике методу выявления повсюду «позднейших вставок»? Поверить во «вставку» на самом деле гораздо труднее, чем в то, что никаких вставок не было. Для этого нужно обладать изрядно критическим, не верующим разумом. Этот метод может быть более убедителен лишь для современного, испорченного модерном человека. Да и вообще, нам, исповедующим Духа Святаго, Иже от Отца исходящего, Иже со Отцем и Сыном споклоняема и славима, глаголавшаго Пророки, — идея «вставки» не может быть страшна ни в коей мере. Если един Дух — то и вставки будут лишь раскрывать и дополнять, а не создавать противоречий. Те же, кто не единого Духа с нами, — не уразумеют, будут видеть сплошные «противоречия», поскольку благодати не имут.

Отец Даниил в конце своего выступления прямо назвал Мухаммеда лжепророком, чем едва не завел «молодых пассионариев». Ведущий, впрочем, не позволил им распоясаться, апеллируя к авторитету старших, не позволил кричать по каждому поводу «Ала акбар!» — они послушались, но после диспута зато оттянулись по полной, добавив к традиционному ещё и «батюшку на мыло», что также вполне ясно свидетельствовало о том, кто победил в споре. В ответ прозвучало менее дружное, но более сильное: «Христос Воскресе!»

На том и разошлись.

В целом, если пытаться увидеть данное событие в медийном контексте, можно сказать, что диспут удался. Когда на одном конце Европы жгут автомобили, а на другом идёт цивилизованная теологическая дискуссия — притом, что крайне важно, по-русски — ясно, где правда и за кем будущее мира. Другой вопрос, что и к дискуссии надо готовиться ответственнее: кроме отца Даниила и нескольких молодых семинаристов, задавших очень хорошие вопросы мусульманам — естественно, оставшиеся без ответа, — трудно найти хоть какие-то внешние плюсы. Видеокартинка (диспут станет основой фильма) даст подавляющее численное преимущество мусульман, их, в целом, более респектабельный вид (соединение элементов традиционности и современности в одежде), наконец, их позиция, по меркам «общества спектакля» внешне более выигрышна: они ни на кого не нападают, «пророк Иса» для них — уважаемый человек (как сказано в Коране «Слово и Дух Аллаха»), Священное Писание они признают — только с «научной» критикой. Православные же как носители Вселенской Истины вынуждены отрицать священность Корана, истинно-пророческий дух Мухаммеда и говорить о нравственном «снижении планки» ислама по сравнению с Нагорной проповедью. В современном мире позиция «у нас — Истина, у вас — нет» не будет пользоваться успехом. Она есть юродство, которого не приемлет мир сей.

Нельзя не отметить и катастрофическую недисциплинированность, неорганизованность православных, из-за которой создалось численное превосходство магометан. Было очевидно, что 2/3 присутствующих мусульман вообще, что называется, «не в теме». Но они пришли — чтобы оказать поддержку, из чувства солидарности. Почему у православных до сих пор отсутствует эта самая солидарность, желание поддержать своих? Почему до сих пор о таких потенциально сильных мероприятиях информация распространяется только через электронные СМИ? Совершенно непонятно. Россия — не гостиница, мы здесь хозяева, нас больше, мы умнее, свободнее, с нами Бог благодатью Святаго Духа — но все это, увы, остается за кадром. Толерантность же, которую демонстрируют проповедники ислама (и заодно отступники от Христа) в кадре, весьма обманчива, поскольку за кадром реализуется одна весьма сильная идея, которую несколько раз озвучил «Али» Полосин: «Мы утверждаем, что Царство, которое было обещано Богом иудеям и отнято у них, как свидетельствует Иисус Христос в Евангелии от Матфея, — передано нам, последователям пророка Мухаммеда. Это царство — вселенская Теократия, которая уже установлена, начиная с VII в., в тех странах, которые приняли ислам».

Иными словами: готовьтесь, господа. Скоро «вселенская Теократия» распространится и на Москву. А поскольку, как мы знаем, Аллах Корана не тождествен Первому Лицу Святой Троицы, это будет отнюдь не Теократия, а сами понимаете, что.

Из кафе гостиницы звучали позывные. «На волнах «Аллах-радио"… - почему-то послышалось мне. На самом деле, это было, конечно же, «Love-радио». У афонского старца Паисия (Эзнепидиса), служившего в армии радистом, часто можно встретить выражения, вроде: «радиостанция работает не на той частоте, что радиостанция Бога [1]». Откровение Аллаха в Коране — это, действительно, вещание на другой частоте, нежели вещает «радиостанция Бога». Именно это и пытался доказать отец Даниил. И обратное доказано не было.

Нет, разумеется, никакого «Аллах-радио». Есть только радио Бога, которое вещает на волнах Любви. Так учил Господь наш Иисус Христос. Так учил апостол Иоанн Богослов. И это не «позднейшая вставка». Это Истина, за которую мы, если надо, умрём. И ничего страшного, что православные оказались оказались посаженными слева, а мусульмане — справа. Ведь это всего лишь диспут — пусть хоть и модель Суда, но все-таки модель. На настоящем же Суде Господь (а не организаторы диспута — www.islam.ru) будет решать, кому стоять одесную, а кому ошуюю от Него. Тем более, что, если смотреть из Президиума, православные были, как и положено им, справа.

Из душного гостиничного помещения мы вышли на Славянскую площадь, к памятнику Кириллу и Мефодию, высоко держащими Святой Крест. Орудие нашего спасения и нашей Победы.



[1] См. напр., Старец Паисий Сятогорец. Слова. Т. III. Духовная брань. Салоники-Москва, 2005. С. 118.

http://www.pravaya.ru/dailynews/5927

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru