Русская линия
Первое Осетинское Радио Соня Хубаева15.12.2005 

Интервью с Уполномоченным по делам религии при Президенте РЮО Соней Хубаевой

По данным Уполномоченного по делам религии при Президенте РЮО Сони Хубаевой в Южной Осетии в настоящее время действует пять религиозных объединений. Официально зарегистрирована одно — Аланская Епархия. Деятельность религиозных объединений в Южной Осетии регулирует, принятый Парламентом Республики Южная Осетия в 1998 году, Закон о свободе совести и религиозных организациях.

«Осетинское радио»:Соня Абесалоновна, в каких социальных условиях возникла необходимость осуществления государственного контроля над деятельностью религиозных организаций?

— Возрождение религиозных верований в Южной Осетии в постперестроечное время, происходило не только в направлении возрождения исконных верований, но и в направлении развития западных религиозных учений. Такими оказались модернизированные учения протестантского толка. Обычно такие объединения возглавляет харизматический лидер, называющий себя наместником Христа. В связи с появлением новых организаций встал вопрос о необходимости государственного контроля над религиозными организациями. После принятия закона, государственный контроль над соблюдением законодательства о свободе совести и религиозных объединениях, свободе вероисповедания возлагается, прежде всего, на государственный орган по делам религии. Закон, конечно, дал нам возможность применять некоторые наши постановки в регулировании процессов, но вместе с тем, в законе сказано, что каждый имеет право исповедовать любую религию и не исповедовать никакой.

ОР: Какие препятствия по законам РЮО ожидают религиозные объединения, желающие получить юридический статус?

— Отказ в государственной регистрации может быть в том случае, если цели и деятельность религиозного объединения противоречат Конституции и законодательству РЮО. Могу озвучить некоторые положения — служить в рядах армии и защищать отечество является обязанностью каждого гражданина, а мы знаем, что некоторые религиозные организации призывают своих братьев не брать в руки оружие.

Или религиозная организация способствует отчуждению собственности в пользу организации. Конечно, каждый гражданин вправе распоряжаться своей собственностью по своему усмотрению, но есть случаи, когда члены религиозной организации под психологическим воздействием своих лидеров передают свою собственность в пользу организации и это тоже нарушение закона.

Нарушением закона является также отказ от принятия медицинской помощи в случае опасности для жизни и здоровья. В этом смысле можно привести в пример, организацию Свидетелей Иеговы. Членам этой организации запрещено прибегать к переливанию крови. Если кто-либо нарушает этот запрет, то подвергается осуждению со стороны организации и исключению из ее рядов. Переливанию крови они предпочитают смерть. Поэтому, я думаю, заранее предполагая отказ, некоторые религиозные организации не подают документов на регистрацию.

Официальной религиозным объединением считается Аланская Епархия. На сегодняшний день, это самое большое по численности религиозное объединение. Епархия находится под юрисдикцией Синода Греческой Православной Церкви Противостоящих Митрополита Киприана, которая дала ей статус Благочиния и Аланской Епархии. Здесь есть историческая справедливость, поскольку аланская православная церковь пришла к своим историческим корням. Мы все знаем, что некогда аланская православная церковь непосредственно находилась в подчинении Византии. Мы сейчас под юрисдикцией той церкви, которая окормляла наших предков алан.

ОР: Какие еще верования являются для Южной Осетии традиционными?

— У нас сохранилась синагога. Еврейское население Южной Осетии в результате грузинской агрессии вынуждено было покинуть свои дома. Еврейский квартал подвергся сильным обстрелам и практически полностью был разрушен. Сейчас в синагоге проводят собрания пятидесятники и, благодаря им, здание синагоги сохранилось. Если евреи вернутся, то пятидесятники в любой момент готовы освободить ее и не раз это высказывали. Конечно, памятники культуры под охраной государства, но наше государство сейчас не располагает достаточными возможностями для сохранения здания синагоги.

Также традиционной является Армянская Григорианская Церковь. Армянское население, к счастью, не покинуло свою родину. Сейчас действует армянское общество «Арарат», которое неоднократно обращалось и к нам, и к Его Святейшеству Гарегину II с просьбой содействовать восстановлению армянских церквей в Южной Осетии.

ОР: Какую опасность представляют новые религиозные течения для населения Южной Осетии? Как определить грань, где нарушается закон, наносится вред, и где главенствует стереотип и негативное отношение к какому-либо религиозному учению?

— Это очень важный вопрос. На первый взгляд явных нарушений не видно. Первое что неприемлемо в наших условиях, на наш взгляд, — они хотят «похоронить» наши национальные традиции, осмеивают их. Говорят людям о том, что «если бы наши предки делали хорошо, то мы не находились бы сейчас в такой ситуации» и т. д., т. е. лишают человека исторических корней и национальной идентичности. В такой ситуации вопрос уже может зависеть от того, какие цели могут преследовать лидеры этой религиозной организации. Родственники новых адептов должны понимать и реагировать более активно и грамотно, потому что если люди уже глубоко уходят в религию, то вернуть их очень сложно. Конечно, есть специальные медицинские институты и реабилитационные центры. Люди подвергаются длительному лечению, чтобы вернуться к прежней жизни. Мы неоднократно выступали с разъяснительной целью в средствах массовой информации, как в журналах и газетах, так и на телевидение.

ОР: Какие методы воздействия на людей, на ваш взгляд, используются религиозными организациями для вовлечения в свои ряды?

— В религию в основном приходят люди, которые очень нуждаются. Когда человек живет хорошо, то он не особенно склонен искать религиозное утешение. У многих организаций своя методика и механизм вовлечения. На собраниях нового адепта лишают общения с другими людьми, в том числе родственниками. Всячески ему помогают в решении его проблем. Человек становится зависимым. Затем они уже начинают выдвигать свои требования, например, беспрекословное выполнение всех требований, которые выдвигает секта. Собираются деньги, хотя они всегда отказываются это признать и говорят, что «члены объединения дают столько денег, сколько могут». Разумеется, верующий человек дает столько, сколько он может, зная, что Бога не обманешь. Эта просьба звучит на каждом собрании.

ОР: Распространены ли в Южной Осетии какие-либо мусульманские течения?

— Мусульманство не является исконной религией в Южной Осетии. Мусульмане здесь исторически не проживали и ислам в Южной Осетии не распространен.

ОР: В каком положении находятся церкви в селах Южной Осетии с преимущественно грузинским населением?

— Мы не трогаем храмы, которые находятся на территории Южной Осетии с преимущественно грузинским населением. Осетины их не посещают.

Беседовала Салима Туаева.

http://osradio.ru/2005/10/14/intervju_s_upolnomochennym_po_delam_religii_pri_prezidente_rjuo_sonej_xubaevoj/#cut1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru