Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Яков Шустов14.12.2005 

Ползучий исламизм

«Мы постоянно поднимаем эту проблему, — заявил председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла Аширов. — К примеру, в Дагестане некоторые мусульмане-милиционеры подпиливают кресты на кокардах, так как это противоречит их убеждениям и религии. Нельзя навязывать христианство на государственном уровне. Ведь 10% граждан России — мусульмане. Если президент Путин говорит, что Россия, одновременно являясь и христианской, и мусульманской державой, остается светским государством, то это должно исполняться». Глава мусульман Карелии Али Висам Бардвил высказался ещё категоричнее: «Крест — не мусульманский символ. Мы уважаем, религиозные чувства христиан, но мы не признаем распятие Христа. Поэтому я считаю, что православную символику надо убрать с герба!» Председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль, которому неугомонная пресса приписала, чуть ли ни руководство «антикрестной» акцией, высказался наиболее терпимо, как бы опровергая свою репутацию главного экстремиста: «Мы много сил и времени тратим на непринципиальные вещи. Неужели проблемы мусульман закончатся, если на гербе добавят полумесяц?»

Однако вопрос о легитимности православной символики внёс раскол в ряды мусульманских иерархов. «Еще не время ставить в резкой форме вопрос об исключении православных символом из российского герба», — заявил руководитель аппарата Духовного управления мусульман Нижегородской области Дамир Мухетдинов. «Общество — прежде всего православные граждане и мусульмане — само должно созреть до того, чтобы возродить в себе толерантность, политкорректность, и только потом можно будет в такой жесткой форме ставить эти вопросы. Кроме того, через 15−20 лет в российском обществе произойдут сильные изменения, мусульман будет уже не 10%, а гораздо больше. И поэтому мы должны будем учитывать и фактор мусульманского компонента, если хотим, чтобы у нас все было мирно и прекрасно». Мухетдинов уверен, что в более толерантном обществе вопрос об удалении православных символов с государственного герба первыми поднимут сами православные.

Между тем, далеко не все авторитетные мусульмане столь нетерпимы к гербу РФ. «Мы живем в светском государстве и уважаем государственную символику Российской Федерации, принятую Государственной Думой и утвержденную президентом России», — сказал Равиль Гайнутдин — председатель Совета муфтиев России.

Можно было бы свести всю эту суету вокруг герба к «усердию не по разуму» некоторых мусульманских идеологов, для которых ислам не Вера, а инструмент политического влияния. Но проблема гораздо шире. Речь идёт о том, что отдельные, и весьма влиятельные, представители мусульманской части населения России начинают вести себя как бытовые хулиганы в отдельно взятой коммунальной квартире. «Вот совсем намедни ихний сын головой упал у нашей двери, и разбил нарочно мой графин, а я мамаше счёт в тройном размере». Российский герб виноват в первую очередь тем, что он не исламский. Ибо исламизм не признаёт сосуществования, а признаёт только подчинение, ему единственно истинному. Очень ошибаются те, кто рассматривают исламистов, как союзников в борьбе с сионизмом, глобализмом, империализмом и американской экспансией, далее по списку. Так вот, исламизм не может быть союзником. Он рассматривает любую помощь от неверных только как законное искупление их грехов. Ни о каком сотрудничестве речи идти не может. Некоторые «общечеловеки» считают мусульман «братьями», то есть людьми, которые равны им. Но исламисты так не считают. Мы для них либо «неверные», либо «временно полезные неверные».

Ислам в России относительно благополучно пережил эпоху строительства коммунизма (кстати, атеистический герб СССР, что-то не вызывал у мусульман никаких претензий) и стал в перестройку консолидирующим фактором для тюркоговорящих этнических групп. Следует учесть, что основной идеологический удар «воинствующего атеизма» нанёс по православной Церкви. Атеизация Средней Азии, проводимая в основном слабо подготовленной «национальной» интеллигенцией, а не профессиональными безбожниками, как в центральных областях России, слабо повлияла на вековой, неразрывно связанный с исламом уклад мусульманских республик СССР. Поэтому и в 1991 году духовная и общественная жизнь этих местностей мало, чем отличалась от уровня 1918 года.

Приводимая постоянно цифра в 10% российских мусульман, касается не только постоянно проживающих в РФ верующих. В неё входит и ежегодно пополняющаяся популяция мусульман-мигрантов. Это, зачастую, более агрессивная среда, чьи представители иногда пеняют «местным» на забвение истинной веры и предательство принципов шариата.

Одновременно с неприкрытой экспансией «мусульманских» людских ресурсов, происходит её поощрение со стороны как чиновничьих структур, заинтересованных в притоке дешевой и безропотной рабочей силы, идеальной в роли «штрейбехеров». Ничего не имеют против миграции и некоторые вожди оппозиции, рассчитывающие на помощь мусульманской диаспоры в свержении «полицейского режима Путина».

На Западе религиозные исламистские группы активно интегрированы в политическую жизнь на стороне леваков. В отечественной политической жизни повторяется та же картина. Автор заявления о неправильном гербе Гейдар Джемаль по совместительству является соучредителем Левого фронта — организации объединяющей наиболее активных доморощенных ультралевых. Единственное отличие ситуации на Западе от российской в том, что период сращивания «красных» с «зелёными» Россия способна пройти не за полстолетия как, например Франция, а за гораздо меньший срок.

Исламистская экспансия развивается по двум направлением. Первый путь — создание конспиративной исламской сети террористического характера, предназначенной для силового давления. Это вариант «Нальчик». В принципе, данное направление исчерпало себя, так как российские правоохранители научились достаточно адекватно упреждать экстремистские вылазки и оперативно реагировать на появление «шахидов» и «мюридов».

Второе направление — это «ползучая» экспансия, в которой упор делается на спекуляцию расхожими штампами либеральной доктрины. Толерантность, терпимость, права человека, экуменизм. Шаг вправо, шаг влево карается ярлыком «фашист». Причем система подавления любого инакомыслия в области межнациональных отношений, отличающегося от либеральной, выстроена во всей высоте властной вертикали. Миф об угнетенном мусульманине усердно вдалбливается в головы электората через сочувствующие исламистам СМИ. То есть повторяется история «агентов влияния» времен Горбачева и Ельцина. Но не в формате салонных болтунов, а в виде самых настоящих «камикадзе джихада».

Вот свежий пример. В сентябре задержан один из организаторов взрывов у станции метро «Рижская», в тоннеле метро «Автозаводская — Павелецкая», на автобусных остановках в Воронеже. Он оказался русским, принявшим ислам. Разделял идеи ваххабизма, что и привело его к совершению этих преступлений. Зарегистрирован этот человек по фамилии Понарьин был в Ростовской области. Как выяснилось, он входил в Законспирированную террористическую группу, образованную по инициативе и профинансированную эмиссарами международных террористических центров Абу аль-Валидом, Абу-Кутейпом, Абу-Дзейтом.

Как пишет в статье «Ислам атакует» Роман Коноплёв: «Далеко не всегда бесплатно, российские масс-медиа ведут пропаганду „перехода“ в ислам, подавая подобные единичные факты через либеральные и откровенно происламистские масс-медиа. Как правило, переходящие в ислам молодые люди становятся рупором и наиболее активно действующей частью политических, философских и прочих, симпатизирующих исламистам, либо учрежденных исламистами группировок. Как правило, обработанный „новый мусульманин“ уже после нескольких месяцев активного „погружения в ислам“ провозглашает первичность собственных новых религиозных ценностей. Окружающим, таким образом, ислам преподносится как некий „базис“, на котором уже якобы формируются старые и новые политические, национальные и социальные убеждения и амбиции. Ислам для новообращенного всегда первичен. Все остальное, включая любовь к Родине, гражданский долг, морально-нравственные категории — вторично».

Стоит добавить, что процесс «погружения в ислам», сходен с процессом вовлечения в деятельность тоталитарных сект и политических квазирелигиозных групп, типа «Народного Храма» или НБП. Сначала неофит лишается какой либо позитивной картины мира, путём лжи, поношения и осмеяния традиционных ценностей. Потом с помощью НЛП (нейро-лингвистическое программирование) в его сознание внедряется сектантская догма, как единственно правильная и непреложная. Разрушенное сознание, как правило, не восстанавливается и человек функционирует, управляемый заложенной в него программой, уподобляясь самому настоящему «зомби» из мистических триллеров.

Нападки на герб РФ, это отнюдь не капризы горстки религиозных фанатиков. Это фрагмент сатанинского плана по дискредитации России как государства, где всё плохое и неправильное, включая герб. В дальнейшее этот план включает замену орла, ведь ислам запрещает изображать живые существа, на «Зелёный Квадрат» кисти Гейдара Джемаля, который можно украсить сурой Корана. Например — «27(27): «О вы, которые уверовали, не входите в дома, кроме ваших домов, пока не спросите позволения и пожелаете мира обитателям их. Это лучшее для вас, — может быть, вы опомнитесь!»

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=15 704


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru