Русская линия
ТрудМитрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)13.12.2005 

«Пора бить в набат»

Активные усилия Русской православной церкви все более заметны в борьбе против наркотизации страны. Настоящим событием стала недавняя Всероссийская конференция, посвященная этим проблемам. Один из участников — митрополит Ташкентский и Среднеазиатский ВЛАДИМИР поделился с нами взглядом на ситуацию.

— Владыка, довольно часто в своих выступлениях вы обращаетесь к проблеме наркоугрозы. Это объясняется тем, что вы служите на Востоке, а вся эта зараза, как считается, идет в основном оттуда?

— Восток не только дело тонкое, но и весьма разноликое. У меня перед глазами пример Узбекистана. Там оптовая наркоторговля расценивается как особо тяжкое, а розничная — как тяжкое преступление.

Местный криминалитет давно понял, что в этой сфере здесь больше потеряешь, чем найдешь. И сейчас в Узбекистане са? мый низкий уровень наркотизации среди стран СНГ. Это при том, что Уз? бекистан граничит с Афганистаном, который сегодня, к несчастью, стал мировым лидером по производству героина. А Узбекистан для Средней Азии является оплотом борьбы с терроризмом и наркобизнесом, и попытка США опорочить и разрушить этот оплот весьма показательна.

— Но ведь американцы настойчиво декларируют необходимость борьбы с накромафией.

— Слова и дела не всегда совпадают. Начиная войну против талибов, США клялись покончить не только с терроризмом, но и с главной ее экономической составляющей — афганской наркомафией. Что же произошло на самом деле? Оккупировав Афганистан, американские «миротворцы» уподобились «крыше», под защитой которой местные наркобароны ставят все новые и новые рекорды по производству героина. Львиная доля «белой смерти» от? туда поступает в Россию. По экспертным оценкам, через северный маршрут, а значит, через страны Центральной Азии в Россию и Европу идет 60 — 70 тонн героина в год. При советской власти этого «добра» проходило меньше в разы!

А США действуют по поговорке «Медведь дерет и сам орет». Ведь получается так: американские «контртеррористы» сегодня клеймят позором Узбекистан… за борьбу с терроризмом. Недавнюю якобы мирную демонстрацию в узбекском городе Андижане организовала пришедшая из-за границы группа боевиков «Хизб-ут Тахрир аль-Исламийя», в ней также участвовали местные ваххабиты и выпущенные из тюрьмы убийцы, насильники, рецидивисты. При этом генпрокуратура Узбекистана обнаружила свидетельства того, что вылазка «Хизб-ут Тахрир» финансировалась американцами. Когда же американских военных попросили покинуть Узбекистан, республику тут же провозгласили изгоем.

— Извините, владыка, но мне кажется, что я беседую с политиком, а не иерархом Русской православной церкви…

— Возможно, для духовного лица получается резковато, но что поделать, если все это правда. Какой бы горькой она ни была, ее следует не только знать, но и высказывать своевременно. А как молчать, когда на наших глазах погибают сыновья, дочери, внуки, пропадает надежда на будущее России — и все это из-за наркотиков! Счет погубленных идет на миллионы… И это уже не вопрос политики и юриспруденции, это общенародная трагедия. Испо? кон веков Русская церковь имела право печалования за народ во время ве? ликих бедствий. Призыв к непримиримой борьбе с наркомафией есть печалование Церкви перед властью, обществом, бизнесом, перед всеми, в ком жива совесть, — за погибающих детей, подростков, юношей и девушек России. Только вдумайтесь: средний возраст приобщения к наркотикам уже достиг двенадцати лет… О дипломатии ли думать в такой ситуации?

— Но разве только за рубежом источник наших бед и проблем?

— Речь, конечно, не только и не столько о внешних причинах. Самое ужасное, что в самой России до сих пор ни законодателями, ни политиками, ни самим обществом не дано должной оценки наркоугрозе. Господа депутаты устраивают шумные дискуссии по поводу таких малозначимых вопросов, как, например, страхование автомобилей, а о национальной катастрофе молчат. В обществе царит труднообъяснимое равнодушие, а средства массовой информации зачастую камуфлируют ужас наркоугрозы, бывает — явно или скрыто рекламируют наркотический «кайф». По верному определению президента России Владимира Путина, «меры по стабилизации и оздоровлению наркотиче? ской ситуации в стране остаются неадекватными масштабам наркотизации».

— Но что-то же может предостеречь от «белой смерти»?

— Прежде всего необходимо сказать правду о наркомании, и сказать ее во весь голос — так, чтобы быть услышанными. Необходимо показать нашим детям — на фактах, фотографиях, в талантливо и жестко сделанных документальных фильмах — эту жуткую правду. Надо объяснить подростку: если однажды ты закуришь кажущуюся безобидной «травку» или проглотишь «колесико», после этого ты почти неминуемо — в восьми случаях из десяти — всадишь себе в вену шприц с героиновой «белой смертью». А через 3 — 4 года превратишься отнюдь не в «крутого супермена», а в дегенерата с шелушащейся, покрытой гнойными прыщами кожей, пропахшего мочой и разлагающейся кровью. Ты забудешь своих родных и друзей, ты не сможешь думать ни о чем, кроме героина. Тот «кайф», который ты поначалу испытывал после укола, сменится кошмарами, но ты все равно будешь рваться к этому ужасу, потому что без него тебя истерзает невыносимая боль. Ты будешь ждать и просить смерти, пока не умрешь. У тебя никогда не будет настоящей любви, семьи и детей. Для тебя погаснут солнце и звезды. Ты никогда не сможешь радоваться всему, чему радуются нормальные люди. Попробовать наркотик — значит испытать на себе восточное проклятье: «жизнь твоя будет короткой, а смерть — долгой».

— Ужасная перспектива.

— Другой у наркоманов нет.

— Но как быть с теми, кто уже сделал свой первый шаг, — есть шанс отбить охоту?

— Часто мы слышим: наркоманов надо жалеть. Да, эти люди вызывают определенное сострадание, они страшно несчастны. Но в том ли жалость, чтобы попустительствовать совращению ими других? Под лозунгом такой фальшивой жалости в мае 2004 года было принято правительственное постановление N 231 об увеличении разрешенной дозы наркотиков и разрешении иметь при себе до десяти доз. Нужно быть слепцом, чтобы не понять: это же фактическая легализация розничной наркоторговли! Последствия не заставили себя ждать: резкий рост наркотизации и четырехкратное увеличение количества смертей от передозировки наркотиков. Фальшивая жалость обернулась массовым убийством. Несомненно: данное постановление лоббировалось наркомафией. Среди мифов, бытующих как в среде наркоманов, так и в средствах массовой информации, — сказочка о том, будто страсть к наркотику легко излечима: «захотел — сел на иглу, захотел — слез». Это изощренная и подлая ложь. Наркомания излечима только на ранних стадиях. Но как отличить раннюю стадию от необратимой, если смертоносная зависимость у взрослого может возникнуть после трех доз, а у подростка — даже после одного укола героина? А в отношении наркозависимых, согласно медицинской статистике, после курса лечения достигают ремиссии (то есть более-менее долго воздерживаются от наркотика) всего 3 процента. Всего три человека из ста. А пока врачи с огромным трудом вытаскивают из бездны этих немногих, наркомафия совращает новые сотни и тысячи. Настоящая жалость и сострадание к наркоманам в том, чтобы лечить этих несчастных людей принудительно. Может быть, кого-то из них еще удастся спасти.

— Но у Церкви, видимо, есть и свои методы лечения наркоманов?

— Самой твердой опорой для победы над страшной болезнью оказывается опора духовная. Единственным учреждением, которому удалось изменить прискорбную медицинскую статистику — и не только в России, но и в мировой практике, — стал Православный душепопечительский центр на Крутицком патриаршем подворье. 97 процентов наркоманов, прошедших через его общины, достигают длительной устойчивой ремиссии. Действует уже не только медицина — здесь вступает в силу «божественная благодать, всегда немощных врачующая». Руководитель центра иеромонах Анатолий Берестов говорит: «Хочется плакать от радости, когда видишь преображение души вчерашнего наркомана». Увы, наша церковь пока не имеет ни сил, ни средств для существенного умножения количества подобных центров.

— Какие же союзники необходимы в этой борьбе?

— Надо признать: тотальная наркотизация — это угроза национальной безопасности, самому существованию России. Для победы над наркомафией необходим единый фронт, в котором сплотят усилия законодательная, исполнительная и судебная ветви власти, духовенство религий, поклоняющихся Единому Богу, врачи, педагоги, бизнесмены, общественные организации — все, кто любит Россию, в ком не угасла совесть. А вот те, кто попустительствует наркомафии, становятся предателями родного народа, соучастниками массового убийства. Когда в России случались общенародные бедствия, их побеждали всем миром. Только так мы сможем справиться и с нынешней бедой.

Сердюков Михаил

http://www.trud.ru/2005/12/13/200 512 132 330 102.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru