Русская линия
Радонеж12.12.2005 

Поход против Креста или торжество толерантности?

Как сообщает РИА «Новости», делегаты проходящей в Женеве конференции Международного Красного Креста, утвердили новую эмблему международного движения Красного Креста — Красный Кристалл. Такое решение было продиктовано требованием Израиля, чья служба спасения «Маген Давид Адом» (МДА), категорически не признала существующие эмблемы Красного Креста (в качестве своей символики МДА использовала до сих пор звезду Давида).

Для того, что бы Маген Давид Адом смогла стать членом организации, было принято решение принять еще один, «не оскорбляющий» чувств евреев и не несущий «никакой национальной, религиозной или культурной нагрузки» символ. Такой стерильной во всех отношениях гуманитарной эмблемой и стал Красный Кристалл.

В конференции участвовали 144 из 192 стран — участниц Женевских конвенций. В голосовании приняли участие 125 стран. За принятие новой эмблемы проголосовали 98 стран, против — 27. Накануне Сирия фактически заблокировала утверждение новой эмблемы Красного Креста, заявив, что сначала сирийское общество Красного Полумесяца должно получить право работать на территории оккупированных Голанских высот, аннексированных Израилем в 1981 году. Позицию Сирии поддержали многие арабские и мусульманские страны, входящие в Организацию Исламская конференция (ОИК). До самого последнего момента и Швейцария выступала за утверждение эмблемы на основе консенсуса. В случае голосования новую эмблему должны были поддержать две трети государств. В итоге консенсуса не получилось, но протокол, тем не менее, был принят.

За принятие новой эмблемы выступила и Российская делегация. Возглавлявший ее заместитель директора правового департамента МИД РФ Владимир Тарабрин приветствовал принятие протокола, выразив при этом сожаление, что он не был принят консенсусом: «Необходимо было возвыситься над политическими разногласиями ради достижения гуманитарных целей», — заявил Тарабин, весьма, по-видимому, довольный своим возвышенным взглядом.

Свое сожаление позволим себе выразить и мы. Но совсем по другому поводу. Не ради достижения абстрактных «гуманитарных целей» надо было возвыситься делегатам, а до элементарной нравственной оценки происходящего.

Напомним кратко историю Красного Креста. Создание этой международной благотворительной организации было (как это всегда и бывает в любом настоящем деле) инициативой одного человека. В 1859 г. гражданин Швейцарии Анри Дюнан стал свидетелем кровопролитного сражения при Сольферино между франко-сардинскими и австрийскими войсками. Дюнан был потрясен видом многих тысяч раненых французов и австрийцев, которым никто не был в состоянии оказать первую помощь.

Несколько дней Дюан сам, призвав на помощь местных жителей, оказывал помощь раненым. Вернувшись в Женеву, он задался вопросом: а возможно ли создать такую благотворительную организацию, которая бы оказывала помощь раненым во время войн и вооруженных конфликтов? Ответом на этот вопрос и стало создание организации, символом которой стал Красный Крест на белом фоне — цвета Швейцарского флага.

Немного спустя, в 1876 году во время русско-турецкой войны Османская империя категорически отказалась допускать к себе «крестоносцев», потребовав заменить крест красным полумесяцем. А в 1929 году Женевская конвенция утвердила Красный Полумесяц в качестве еще одной официальной эмблемы организации. И вот спустя семьдесят с лишним лет Красный Крест «оскорбил» еврейское государство…

Никто, конечно, не собирается оспаривать у евреев славы первых законников. С юридической точки зрения все здесь выглядит безукоризненно и корректно. Но разве в этом дело?

Человеческое сердце — не стерильный «представительный орган», и основатель Красного Креста, Анри Дюнан не был озабочен проблемами толерантности. Он был потрясен видом тысяч страдающих людей. Из этого потрясения и выросло его детище. Он был, безусловно, сыном христианской культуры и не случайно символом этой организации стал Крест — вечный и всечеловеческий символ милосердия, жертвенности, любви.

Евреев не «оскорбляло», когда Красный Крест спасал их от гитлеровского геноцида, почему же сегодня он стал вдруг так оскорбителен и неприемлем? Потому ли, что сегодня законы и духовная расслабленность мира позволяют открыто вести вечную, непрекращающуюся ни на миг борьбу с Крестом?

Печально, что не нашлось никого в христианской Европе, кто бы мог встать и, возвысившись над «политическими разногласиями» сказать: «Позвольте, а почему собственно кого-то должен оскорблять символ международной организации, к истории которой ни арабы, ни евреи никакого отношения не имеют? Может быть проще и политкорректней взять и выкинуть из символики Красного Креста присоседившийся к нему Полумесяц, чем и избежать дальнейших «политических разногласий»? Притом, что сам Красный Крест не является религиозным символом, а является символом независимого европейского государства, гражданин которого своей жертвенностью и собственной кровью засвидетельствовал право на него?

Но не нашлось такого человека во всей Европе. И дело тут, кажется, не в возвышенной толерантности, а в отсутствии каких бы то ни было святынь, которые бы имело смысл защищать. Но отсутствие святынь означает и отсутствие памяти, смысла, и, в конце концов, силы… Сердце же, оставленное святыней, тут же, как известно, подвергается атаке иных духовных сил. Свидетелями того, как за фасадом вежливых слов, которые, к сожалению, повторяет сегодня и Россия, агрессивность и умная казуистика зла ведут свою нескончаемую войну против истины жертвы, милости и любви — мы и становимся сегодня.

http://www.radonezh.ru/new/komentariy/?ID=3968


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru