Русская линия
Агентство национальных новостей Марина Ишкова09.12.2005 

В самарской богадельне происходят чудеса и присутствует благодать

Средний возраст обитательниц единственной в Самаре богадельни — 90 лет, у многих из них нет родственников и близких, но они не чувствуют себя одинокими.

Самарская богадельная расположена в небольшом двухэтажном домике, рядом с Вознесенским храмом.

Заведующая Ирина Потапова прямо у порога сообщает: «Нашей богадельне в этом году исполнилось пять лет. За это время у нас умерло несколько бабушек. Средний возраст нынешних обитательниц — 90 лет. Когда богадельня открывалась, мы и не думали, что к нам выстроится целая очередь из одиноких старушек».

Все женщины, живущие в богадельне — прихожанки Вознесенского храма.

«Наши бабушки все одинокие и… никому не нужные, — говорит Ирина. — Они остались без всего: без квартир, которые отдали родственникам, без ухода и внимания. Их родным, как теперь ясно, нужны их жилье да пенсии. А сами бабушки — нет. Но все равно старушки любят своих родственников и все им прощают. Мы ни разу не слышали, чтобы они осуждали близких».

94-летнюю Гликерью Дмитриевну родной сын не навещает вот уже два года. Бабушка ушла жить в богадельню, чтобы сын не ссорился из-за нее со своей женой: сноха свекровь невзлюбила.

«Мы уж и не надеемся, что он когда-нибудь появится на пороге нашей богадельни. А Гликерья все ждет, — рассказывает дежурная Нина Конделевская. — Когда к нам приходят журналисты, она их просит: «Напишите, может быть, сын случайно прочитает про меня в газете — и придет?».

80-летняя Ксения Сигарева, раньше работавшая в епархии, поселилась в богадельне пять лет назад. Пришла сюда потому, что в своем доме жить стало страшно. Соседка после смерти мужа ушла к дочери, а свою комнату стала сдавать чужим людям.

«В квартире постоянно появлялись новые жильцы, — вспоминает Ксения Константиновна. — Я все думала: «Вот убьют меня однажды ночью — и все». Но Господь меня сохранил. Из родственников у меня одни племянники, но они ко мне не приходят: некогда».

Некоторые старушки до прихода в богадельню вообще жили на улице.

Недавно здесь схоронили женщину, которой на восьмом десятке лет пришлось ютиться в подъездах. Она долгое время голодала, и только в приюте при храме ее впервые за долгое время накормили горячей пищей. Как выяснилось, бывшую заведующую районной библиотекой домой не пускала родная дочь. И это несмотря на то, что бездомная бабушка исправно вносила плату за квартиру своей дочки! Дочь явилась в богадельню только через полгода после смерти матери. Забрала документы и сберкнижку, на которой лежали накопленные ее матерью деньги.

Анне Алексеевне Сергеевой 4 ноября исполнилось 90 лет. Ее привезли в богадельню прямо из больницы. Приемный сын и сноха Сергеевой умерли, а 40-летний внук уже давно сидит на наркотиках. Поначалу старушка просила, чтобы внука к ней не пускали, даже боялась его.

«Видно, бил он ее, — говорит Ирина. — Но теперь они живут мирно. Она очень рада приходам внука. Он, говорит, ласковый, всегда меня целует. А родственничек регулярно клянчит у бабушки деньги якобы для того, чтобы закодироваться, ест пищу, которую она ему оставляет, экономя на себе. Мы за нее очень переживаем».

«Между прочим, в прошлом все наши бабушки были знаменитостями, — не без гордости сообщает Ирина. — Анна Алексеевна, например, работала в столовых МВД. Кормила всю элиту: Ворошилова, Устинова и других «больших людей». У нее есть много фотографий, где она снята рядом с руководителями СССР».

В богадельне не скрывают, что ухаживать за 80−90-летними бабушками очень тяжело. «Врачи к нам приходят и говорят: «Молитесь за них! Столько не живут, сколько лет вашим старушкам!».

Сейчас за бабушками ухаживает всего четыре дежурных. Их коллектив складывался не сразу.

«Сначала к нам добровольцами пришли прихожане Вознесенского храма. Все хотели спасаться, но вскоре поняли, что до спасения в таком месте еще грехов можно нахватать. Выдержали не многие. Зато сейчас дежурные у нас очень хорошие. Да я и сама-то раньше каждый год собиралась отсюда уходить, — признается мне Ирина. — А теперь уже привыкла. Да и бабушки меня не отпускают. Мучаешься с ними, но они понимают, как это трудно, жалеют…»

Вместе с Ириной заходим в келью к Евдокии Павловне. Женщина сидит на кровати в одной ночной рубашке, гайтан надет на голову, крестик — на лбу.

«Ирина, я всю ночь молилась в храме, просила Богоматерь нам помочь, — говорит бабушка. — Купи мне, пожалуйста, пломбирчика».

«В июле ей исполнилось 90 лет, — поясняет мне Ирина. — Она уже давно не выходит из комнаты. Что касается ночных молитв в храме, так это ее фантазии. Родственников у Евдокии нет. Когда-то она участвовала в восстановлении самарского Покровского храма после пожара».

И добавляет: «Ножницы ей давать нельзя, иначе она все ими изрежет: и сорочку, и простыни…».

Строгого распорядка в богадельне нет. Старушки просыпаются, когда хотят, обедают, ужинают, в перерывах читают церковные книги, молятся или смотрят по телевизору передачи на духовные темы. Те, кто на ногах, посещают храм.

«Особо верующих среди них мало, — говорит Ирина. — Мы пытались их как-то дисциплинировать, утром и вечером всех организованно собирали на общую молитву. Но у нас ничего не вышло. Да ведь богадельня — это не детский сад и не пионерский лагерь, чтобы их строем водить. Кто хочет, тот и приходит в храм».

Богадельня существует на пожертвования прихожан Вознесенской церкви. Когда бабушки приходят, их никто не спрашивает о сбережениях.

«По уставу богадельни мы берем на содержание половину их пенсии, независимо от ее размера, — говорит Ирина. — Остальное на волю божью: хочет человек что-то пожертвовать на храм, он отдает, нет — так нет».

Надо сказать, что за все время только одна старушка пожертвовала храму 10 тысяч рублей. На эти деньги для богадельни купили покрывала и справили умершей похороны и поминки.

Сотрудники богадельни отмечают: характер у их подопечных — тот еще. Некоторые старушки очень любят ябедничать, другие дерутся между собой. Причем, как рассказывает Ирина, поводом к потасовке может стать любая мелочь: не понравилось, как соседка шмыгает носом или сколько ложек сахара кладет в чай. Отчасти поэтому у каждой из бабушек отдельная келья. Вдвоем старушки, как правило, не уживаются.

«Как-то у двух наших бабушек был день ангела, — вспоминает заведующая. — Я подарила им по две совершенно одинаковых коробки конфет. Так вот одна из них, слепая, тут же заподозрила, что у соседки коробка лучше. А как обиделись наши старушки, когда во время одного из праздников мы с дежурными накрыли себе стол отдельно от них! Они тут же заявили, что мы забрали себе все самое лучшее, а их кормим объедками. Теперь мы поступаем наоборот: покормим бабушек, а потом сами садимся за их же стол. И старушки очень довольны».

Несмотря на свой возраст и на то, что в богадельню по указанию старосты храма не принимают дедушек, бабушки любят прихорашиваться и принаряжаться. У каждой из них в келье, кроме икон, висит зеркало.

А на праздники они радуются, как дети.

«Я им дарю подарки: покупаю конфетки, шоколадки, фрукты, торт, лимонад, — говорит Ирина. — Они ревнуют, следят, как бы кому лучше подарок не достался. Поэтому я всем им все покупаю одинаковое. В общем, жизнь у нас идет полным ходом. В праздник бабушки даже «кагорчик» себе позволяют. Невзирая на почтенный возраст, они не сдаются, хотя практически каждую из них мы уже не раз хоронили».

И заведующая рассказала такой случай. На прошлое Рождество повар прибежала к ней и сообщила, что Анна Алексеевна умерла.

«У всех было праздничное настроение, мы как раз звали бабушек обедать, — вспоминает Ирина. — А тут — покойник! Глаза у Анны Алексеевны были закрыты, нос заострился, пульс не прощупывался. Мы позвали батюшку, он ее причастил. Я стою и плачу: «Как же так, Господи?! Такой праздник, а у нас умерла бабушка». И вдруг Анна Алексеевна ожила! Оказывается, она находилась в состоянии комы, но затем очнулась. Потом она нам все рассказывала, по каким ступеням ходила, как на том свете была. Вообще, чудеса у нас здесь часто случаются».

Бабушек в богадельне не просто кормят и обстирывают. Они находят здесь приют в полном смысле этого слова.

«Здесь присутствует благодать, — уверена Ирина. — Это трудно объяснить, но здесь это чувствуется».

Сейчас старушки мечтают дожить до Рождества Христова. В богадельне повесят гирлянды, устроят праздничное застолье, по телевизору можно будет посмотреть трансляцию службы из Храма Христа Спасителя. А в окошко будет виден празднично светящийся огоньками храм.

http://www.annews.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=23 625


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru