Русская линия
Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества»Протоиерей Владимир Переслегин05.12.2005 

Памяти Хлебникова
Об основном свойстве денег

1.

18 ноября 2005 года журнал «European Business Magazine» сообщил читателям, что личное состояние Романа Абрамовича после продажи им «Сибнефти» составляет 15 миллиардов евро. Тот же журнал оценивает состояние владельца «Альфа групп» Михаила Фридмана в 8,3 миллиарда евро, Владимира Лисина в 8,1, а Олега Дерипаски — в 6 миллиардов.

Но ни одну копейку из этих сумм невозможно пожертвовать нищим, больным или на храм Божий, не вступив в войну с Небом.

Кажется, именно так учит Церковь о данном предмете.

«Недостойно есть вложити их в корвану, понеже цена крове есть», — изрекли первосвященники Иудейские о возвращенных Иудою тридцати сребрениках. «Совет же сотворше, купиша ими село скудельниче в погребание странным. Темже наречеся село то село крове, до сего дне» (Мф. 27:6−8). «Непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови. Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников; посему и называется земля та „землею крови“ до сего дня».

Не будем описывать здесь скупку акций «Сибнефти» по заниженной в 25 раз цене в ходе организованных Анатолием Чубайсом так называемых залоговых аукционов осенью 1995 года, не будем описывать другие хрестоматийные примеры грабежа коррумпированной «элитой» достояния нашей Родины. О том, что состояние Абрамовича и других упомянутых героев незаконно как с нравственной, так и с юридической стороны — хорошо показано в известной книге Павла Хлебникова «Крестный отец Кремля Борис Березовский». [1]

Купленная за кровь Христову земля горшечника сделалась землей крови, несмотря на то, что ее цена была выражена в деньгах. Не отмыли иудиных сребреников и последующее погребание в этой земле странников, как и прочие дела иудейского милосердия. Наоборот. Кровь сообщила через деньги земле цвет, запах и вес, и это не цвет серебра.

Таково действие непреложного закона, связанного с деньгами, основного их свойства.

Деньги установлены Богом как эквивалент жизни.

«Им на двести динариев недовольно будет хлеба, чтобы досталось каждому хотя понемногу» (Ин. 6:7), — говорят Апостолы Христу. И только выслушав эту оценку необходимого народу количества хлеба, выраженного в деньгах, Иисус говорит: «велите им возлечь», чтобы совершить чудо.

Способность видеть в деньгах не «особый товар», а непосредственно ту жизнь, выражением которой они являются, всегда отличала Богоизбранный народ. На двести динариев хлеба. На тридцать сребреников — «егоже оцениша от сынов Израилевых» (Иер. 2:9) — «языком изданную Жизнь». [2]

Господь подтвердил этот незыблемый закон мистического юридизма, лучше сказать — реализма — расплатившись Самим Собою за жизнь мира, сделавшись платой за нас.

«Тем же Тебе вопием, Проданному и Свобождшему нас: Господи, слава Тебе!» [3]

Поэтому в церкви все бесплатно, ибо все уже оплачено Его кровью. А кто назначает мзду — новый Иуда, назначающий Ему новую цену.

2.

Итак, любые деньги пахнут, любые деньги — знак (не магический, цифры и коды, спрятанные в купюрах тут не при чем, а — нравственный), любые деньги — духовная связь дающего и принимающего.

Например: тридцать сребреников Иуды, являясь «предоплатой заказа» первосвященников Иудейских, были Кровью Агнца, «заказанного» ими.

15 же миллиардов евро личного состояния Романа Абрамовича являются кровью преждевременно умерших, а также предназначенных к жизни, но не рожденных людей, чье изъятие из жизни определено изъятием из экономики России средств, присвоенных себе этим молодым человеком в 90-е годы ХХ века. [4] Обустройство на часть этих денег Чукотки — то же самое, что «погребание странных» после Распятия.

Если мы говорим: цена Победы 1945 года — кровь миллионов, то и цена Сибнефти адекватно выражается подобным же образом. Сургут, Самотлор, Нижневартовск и Норильск стоили народу не меньше, чем Севастополь, Курская дуга и Зееловские высоты.

Цена жизней сотен тысяч русских, в том числе русских евреев, положенных ими при строительстве предприятий Сибнефти, незаконно ставшей собственностью Абрамовича и проданной им, деньги присвоенные продавцами национального достояния, вывезенные за рубеж и т. д. всегда будут иметь запах и цвет крови, кровь будет преследовать всех распорядителей этого капитала.

Способность денег передавать в концентрированном виде нравственную ответственность за свою «рыночную» цену взимающему плату сохраняется в мире всегда. Это от Бога.

К каждому вменяемому человеку еще в юности приходит осознание этого факта.

К примеру, олигархи, скупавшие за бесценок и к тому же — за государственные деньги — благодаря кредитам Центробанка под отрицательный реальный процент, «жемчужины в короне российской промышленности», [5] не были пришельцами из-за кордона.

В отличие от богатейшего европейца, лондонского бизнесмена индийского происхождения Лакшми Миттала, компания которого недавно приобрела контроль над «Криворожсталью», [6] они — и владелец Магнитогорского металлургического комбината Виктор Рашников (личное состояние 3,5 миллиардов евро), и генеральный директор ГМК «Норильский никель» Михаил Прохоров (личное состояние 4,6 миллиардов евро) — дети «этой страны».

Как и мы, они учили в школе Пушкина.

Как и всем советским детям, им преподавали абсолютно правильные мысли о золоте, высказанные Скупым рыцарем:

" А скольких человеческих забот,
Обманов, слез, молений и проклятий
Оно тяжеловесный представитель!"

«Да! если бы все слезы, кровь и пот,
Пролитые за все, что здесь хранится,
Из недр земных все выступили вдруг,
То был бы вновь потоп — я захлебнулся б».

«Береги честь смолоду», — отвечали, стоя у школьной доски, Дерипаска, Фридман, Черномырдин (5 миллиардов долларов), Вексельберг (5,9 миллиарда евро) и Потанин (4,5 миллиарда евро) — эпиграф «Капитанской дочки».

Но вот они — владельцы тяжеловесных представителей слез и крови.

И тысячи людей по всему миру теряют свою честь, принимая их деньги.

3.

Чем рискует Лакшми Миттал, став собственником ордена Ленина «Криворожстали» с самой большой домной в мире, построенной советскими инженерами в 1975? Тем же, чем мирянин, который внес в дом деньги монаха. [7] «Старец сказал ему: разве не знаешь, что имущество монаха — огонь? Куда оно входит, там пожигает все». Таким «монахом» была Святая Русь с Богом ей данными якутскими алмазами и сургутской нефтью, Донецким угольным и Криворожским железнорудным бассейном. Это все равно, что из разоренного храма взять белокаменные блоки себе на гараж.

Чем футболист команды «Челси» пятнает себя, получая зарплату у Абрамовича?

Во-первых, тем, что берет у вора, совершившего «беспрецедентное по масштабам и наглости разграбление государства» [8] его воровские деньги. Берет из «сундука мертвеца», наполненного золотом отправленных на дно людей. Впрочем, судя по Стивенсону и Конан Дойлу, в Англии существует стойкая традиция «беспроблемного» вступления во владение пиратскими и разбойничьими деньгами. [9]

Во-вторых, потому, что он берет у крайне бесчеловечного вора, ограбившего и обрекшего на гибель не кого-нибудь, а своих. У дефектной личности, слабоумно хвастающей покупкой стеклянных бус и огненной воды: клуба «Челси», яхты, виллы, горнолыжного комплекса, личного самолета, в то время как его собственный деморализованный народ совершает коллективное самоубийство. У человека, не имеющего Родины. «Эта страна должна выпить чашу до дна», — сказал министр. [10] В Англии таких министров нет, а в России — есть. Как были подобные этим российским министрам африканские и полинезийские вожди-людоеды, торговавшие с белыми своими сородичами. Английские футболисты неразборчивы, опять предпочитают деньгам от продажи манчестерской обуви деньги от торговли огненной водой.

Но эти деньги не принесут их футболу триумфа, а им — радости.

Как даровая древесина с лесоповала заключенными ГУЛАГа, поставляемая Советами в помирившуюся с ними Европу вызывала в 1930-х разорение предприятий Запада, так и эти шальные деньги новых «собственников», оплаченные новым ГУЛАГом России. Они принесут Западу вырождение и распад.

Свойство украденных денег — как невинной крови — вопить на Небо об отмщении. «Плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа» (Иак. 5,4). В данном случае и поля — не ваши, а чужие, взятые, как добыча в колониальной экспедиции по родной стране.

Подобно тому, как одобрение парламентами Европы и Америки танкового расстрела Верховного Совета РФ в 1993 привело к деградации самого европейского парламентаризма, так и деньги разбогатевших на продаже русского никеля, алюминия и нефти новых экспроприаторов, вложенные в экономику других стран, ничего, кроме разрушения, принести им не смогут.

«Японцам и немцам было проще, потому что у них была просто разрушенная промышленность, была оккупационная власть и уже многое было сделано для того, чтобы расчистить почву и начать сначала. Россия, к сожалению, не находится в такой ситуации» — сказал Евгений Ясин Хлебникову в 1993 году. [11] И вместе со своими сподвижниками расчистил Россию до кондиции «стран, павших жертвой войны, геноцида или голода». [12] Но упаси Бог Германию или Японию «освоить» средства, выкаченные из России олигархами. Тогда они принесут им вожделенные Ясиным для России Дрезден и Хиросиму.

«Иль нет, постой,
«Его червонцы будут пахнуть ядом,
Как сребреники пращура его…»

Вот необходимое каждому банкиру и каждому футболисту послесловие к опубликованным в прессе спискам «богатейших русских» и их «состояний».

4.

Могут ли они смыть со своих миллиардов кровь соотечественников и яд убийства?

Вряд ли.

Для этого нужно иметь нравственное начало, а они его в себе убили.

Они обогатились в те годы, когда любой оказавшийся здесь богатый человек с нормальной психикой обеднел бы, тратя деньги на предотвращение массового вымирания ближних от водки, туберкулеза, наркотиков, криминала, самоубийств.

И мы были свидетелями того, как западные люди везли в Россию свои сбережения, чтобы купить на них простыни и клеенки для больных, в то время, как руководство больницы строило себе огромные особняки. Мы были свидетелями того, как «российские отдыхающие», в отличие от западных, ни за что не хотели покинуть места отдыха после цунами в декабре 2004 и продолжали упорно отдыхать среди трупов тайландцев.

Это — общее. Бери от жизни все.

Вряд ли среди них появится Закхей с решимостью «половину имения своего отдать нищим, и аще обидех кого, возвратить четверицею» (Лк. 19,8).

Вряд ли на месте жизнерадостного и всегда оптимистичного «нового русского» появится тот, кто вдруг ощутил на руках чужую кровь от казавшегося невинным присвоения всего, что «само плыло в руки».

Вряд ли следует ожидать и появления Орловой-Чесменской, кающейся за отца, в среде их детей.

И поэтому деньги этих, пробившихся в престижный список, «богатых» будут продолжать быть кровью, принятой ими на себя и на своих чад — подобно тем, кто распял Иисуса.



[1] Павел Хлебников. Крестный отец Кремля Борис Березовский, или История разграбления России. Москва, Детектив-Пресс, 2004. С. 167−168, 250, 256−257

[2] Во святый и великий Пяток на утрени. Трипеснец, 9-я песнь.

[3] Во святую и великую Среду на утрени. Стихиры стиховны

[4] Хлебников, С.129: «В результате поспешной либерализации цен, проведенной Гайдаром, более ста миллионов человек, имевших при советской власти определенный уровень благосостояния, в одночасье обнищали….При этом провальная либерализация торговли позволила „своим“ разворовать природные ресурсы России».

[5] Хлебников, С. 255

[6] Сообщение РИА «Новости» от 19.11.2005

[7] Отечник, составленный Епископом Игнатием (Брянчаниновым). СПб. 1891. С. 430−431

[8] Хлебников, С. 392

[9] См., например, «Остров сокровищ», «Тайну Боскомской долины», и т. д.

[10] Слова Ясина, министра экономики РФ, в январе 1993

[11] Хлебников, С. 129

[12] Хлебников, С. 131

http://www.moral.ru/khlebnikov.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru