Русская линия
Невское время Камилла Нигматуллина05.12.2005 

Если есть «Троица», значит, есть Бог

Недавно в РГПУ им. Герцена прошла II международная научная конференция «Святая Троица» преподобного Андрея Рублева в свете православного апофатизма".

«Если есть „Троица“ Рублева, значит, есть Бог» — эту мысль высказывал еще Павел Флоренский. Особый мир этой иконы, как оказывается, изучен только с одной стороны, чисто изобразительной, а с богословской — не очень. Непознанность, недосказанность — все эти приставки «не-» и есть суть богословской дисциплины «апофатика».

А занимаются такими серьезными проблемами в недавно созданном Санкт-Петербургском НИИ православной иконологии. Это уже вторая подобная конференция, организованная совместно с Санкт-Петербургским институтом гуманитарного образования и РГПУ им. Герцена. О деятельности института и о проблемах, обсуждавшихся на конференции, мы попросили рассказать Марину ВАСИНУ, научного руководителя исследовательского центра Института православной иконологии.

— Институт возник на основе иконописной школы «Святогорье». Мы с моим научным руководителем по докторской протоиереем Николаем Озолиным, видя, в каком недостойном положении находится иконология, дерзнули организовать институт, посвященный именно исследованию богословских начал иконы. Я разрабатываю основы христианского образа.

Есть такие науки, как иконография, литературоведение, искусствоведение (все это тоже художественные образы). А вот собственно науки о начале той самой иконографии, которая стала возможна только потому, что свершилось Боговоплощение, то есть Бог стал видимым, нет. После того как Бога стало возможным изображать, стали изображать и все важнейшие события Его земной жизни. Так появились праздничные иконы. И это все благодаря тому, что Бог воплотился.

Это событие определяет всю нашу жизнь, поскольку мы все себя считаем наследниками христианской культуры, мы живем в эпоху после Рождества Христова. Мы считаем себя православными, мы ходим в храмы. Но даже во время молитвы перед иконой наше сознание остается каким-то равнодушно-вялым по отношению к тому, что произошло в тот момент истории, когда Бог воплотился. Как это повлияло на такие глобальные философские аспекты, как учение о бытии и человеке? Только в свете богословия образа мы можем ставить эти вопросы и более-менее верно их решать.

В последнее время все науки, связанные с антропологией, задаются вопросом о происхождении вселенной, человека. Но часто подобные построения не содержат в себе изначального образа, понимания того, что в центре всего стоит конкретная Личность Христа. И эту конкретность хранит и поддерживает иконописание. Без этого ощущения наше сознание вырождается в этакое обезличенное религиозное самочувствие, когда мы можем говорить о религии, бесконечно искать и говорить о едином Боге, но почему-то стесняемся говорить о Христе. А Христос — это живая икона…

Мне кажется, что разговор о «Троице» Рублева только начинается, потому что в силу исторических факторов он шел только с точки зрения искусствоведения. О богословии мы обычно не говорим, по инерции продолжаем делать вид, что его и нет. И мы, создавая институт, решили положить этому конец.

Институт православной иконологии зарегистрирован в 2004 году. Проект предполагает тесное сотрудничество с кафедрой иконологии Свято-Сергиевского православного богословского института в Париже в лице профессора протоиерея Николая Озолина.

ДОСТОВЕРНО:

Апофатика — неприложимость к Богу положительных свойств и явлений, осознание всех подразумеваемых свойств Бога как неточных или ложных и их последовательное отбрасывание с целью получения все более полного ответа на вопрос «Что Бог не есть?». Согласно богословской традиции в конце концов мысль погружается в «Божественный мрак», из которого затем таинственным образом выступит подлинный образ Бога, невыразимый в человеческом языке.

http://www.nevskoevremya.spb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=227 203 306


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru