Русская линия
Патриархия.Ru Михаил Моисеев02.12.2005 

Реабилитация Царской семьи: государство признает святость страстотерпцев
Комментарий редакции

Какое значение будет иметь возможная реабилитация государя Николая Александровича и членов Царской семьи? Отразится ли это на церковном почитании Царственных страстотерпцев?

Адвокат Герман Лукьянов, представляющий интересы главы императорского дома Марии Владимировны Романовой, подал в Генпрокуратуру РФ необходимые для начала процесса реабилитации документы, сообщила 1 декабря телекомпания НТВ.

Сообщение любопытное. На самом деле: государь Николай Александрович и члены Царской семьи вот уже пять лет как причислены Русской Православной Церковью к лику святых. Почитание их верующими людьми ширится, причем к молитвенному предстательству Царственных страстотерпцев прибегают не только православные верующие в России, но и во многих других странах. Постепенно накапливаются свидетельства о чудесных случаях, произошедших по молитвам святым Царственным мученикам.

И — вдруг вопрос о реабилитации. От этого веет анахронизмом. Жертв политических репрессий, как правило, реабилитируют посмертно. То есть тогда, когда самим репрессированным эта реабилитация уже не нужна. Что же тогда принесет в данном случае признание расстрелянных 17 июля 1918 года в доме Ипатьева членов Царской семьи во главе с Государем нам, живущим спустя почти столетие после тех страшных событий?

Нравственное успокоение? Некое официальное признание факта преступления? Видимо, не эти аспекты — при благополучном завершении дела — буду иметь для нас основное значение. В конце концов, для большинства граждан России — тех, кто исповедует православную веру, — невиновность Царственных страстотерпцев и преступность их убийц были очевидны и без официального заключения Генеральной прокуратуры.

Государь Николай Александрович, его личность и деятельность в последние годы и особенно накануне прославления оценивались неоднозначно. Порой высказывались крайне резкие оценки и даже обвинения: ему в вину ставились и экономическая отсталость страны (что само по себе — утверждение весьма спорное), и якобы отсутствие продуманной внешней политики, приведшее ко вступлению России в первую мировую войну, и, как кажется современным критически настроенным ученым, недостаток твердости перед лицом возраставшего в России революционного движения. И, наконец, главное — отречение от царского престола, которое почти единогласно расценивается светскими историками как проявление малодушия и отсутствия политической воли.

В случае, если Генеральная прокуратура не найдет в действиях императора Николая состава преступления (а, думается, так оно и будет), все эти обвинения фактически будут признаны не то чтобы несостоятельными, нет. Просто реабилитация царя окончательно разведет оценки его роли в русской истории и церковное понимание его личного христианского благочестия и подвига мученичества.

Пусть запоздало, пусть это признание будет облечено в обтекаемые юридические формулировки, пусть сделано оно будет с оговорками и недомолвками, но оно может быть сделано. Если власть найдет в себе силы признать невиновность Государя, она таким образом косвенно засвидетельствует правоту Церкви, которая признала невиновность Царственных страстотерпцев самим фактом причисления их к этому лику святых. А те, кто, будучи далек от веры, воспринимал прославление членов Царской семьи как некую политическую акцию (хотя — в чем смысл такой акции?), вынуждены будут задуматься о том, насколько верно их восприятие феномена святости.

А святость в Церкви — не есть признание каких-либо особенных заслуг того или иного государственного или общественного деятеля, не есть свидетельство каких-либо выдающихся, героических личных качеств человека. Для стяжания святости не обязательно быть опытным и дальновидным политиком, не требуется проявлять чудеса храбрости на ратном поле или создавать художественные шедевры. Святость в человеке есть отблеск святости Самого Бога. И для приобретения святости иногда бывает достаточно «всего лишь» следовать голосу своей совести, которая, по словам Отцов Церкви, есть голос Божий в человеке.

Этот голос ясно звучал в душе последнего русского императора Николая Александровича, этому голосу до конца последовали члены Царской семьи — императрица Александра Федоровна, цесаревич Алексей и четыре великих княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия.

Принято считать, что прославление того или иного человека в лике святых не столь необходимо ему самому; действительно, если перед Богом человек чист и свят, что может к этому добавить канонизация? Прославление в лике святых подвижника веры более нужно нам, нынешним христианам, чья жизнь в этом временном мире продолжается и кому святые готовы помогать в любой жизненной ситуации, стоит только их об этом попросить.

По аналогии можно, наверное, сказать, что подобное же значение будет иметь гражданская реабилитация императора Николая и членов Царской семьи для людей, кто пока еще далек от веры и Церкви, но кому небезразличны судьбы нашей страны — и в прошлом и в будущем. И еще — это будет, хотя бы и символический, акт покаяния перед светлой памятью Царственных мучеников.

http://www.patriarchia.ru/db/text/61 175.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru