Русская линия
Русский вестник А. Щербаков01.12.2005 

Российская власть не любит русский народ
Мнение политобозревателя

Примерно неделю печатные либеральные СМИ были заполнены злобно-испуганными комментариями по поводу «Русского марша», прошедшего в Москве и Петербурге 4 ноября 2005 г. Положительным моментом в этом было не только снятие заговора молчания вокруг русских национальных требований, но и то, что после долгого перерыва национально-патриотические организации снова были названы «правыми», а их грозно-торжественное шествие по главным городам России — «правым маршем». А ведь почти 10 лет до этого «правыми» называли политические силы, которые ни к каким правым отношения не имеют. Эти — по существу лево-либеральные организации (СПС, «Яблоко» и т. п.) с помощью платно и бесплатно заблуждающихся прессы и телевидения стремились «приватизировать» название «правых» с той же степенью наглости и несправедливости, с которой они приватизировали объекты собственности.

Но ложь до правды стоит, и теперь печатные СМИ либерального направления состязаются в том, кто удачнее соврет и привяжет события 4 ноября 2005 г. к событиям в Германии 30-х годов прошлого века. Полюбуемся заголовками некоторых газет: «Скинхеды предъявили ультиматум столичным властям» («Независимая газета»), «В Москве прошел марш профашистских организаций», «Российствующие молодчики» («Коммерстантъ»), «Русские расисты наступают», «Коричневый выход» («Московский комсомолец»), «Националисты приватизировали праздник («Известия»). При этом все авторы ссылаются на выкрики «Зиг хайль!», якобы доносившиеся из рядов шествия, но это могли быть и голоса провокаторов. Надо понимать и вот еще какую особенность нынешнего национального движения: оно зарождалось лет 30−35 назад, в пору махрового расцвета советского интернационализма, после беспощадной полувековой борьбы с «великорусским шовинизмом», когда любые попытки русской самоидентификации карались смертной казнью или длительным (фактически пожизненным) сроком заключения.

Пропагандой того времени был создан суррогатный образ русского человека, приравнивающий русское — к советскому, хотя это были по существу противоположные понятия. И даже время «псевдорусского ренессанса» с середины 40-х годов до начала 50-х прошлого века не принесло серьезных изменений. Да, были открыты некоторые церкви или не закрыты вновь — после открытия их в начале 40-х годов силами оставшегося духовенства и прихожан — с согласия (!) оккупационной немецкой администрации. Центр Православия переместился из Москвы в Сергиев Посад (переименованный тогда в Загорск), а там, в Троице-Сергиевой Лавре, оскверненной в 1920—1930 годы и «переданной государству», был открыт музей… Всего же было заново открыто около 15% церквей, причем о восстановлении главной русской святыни — Храма Христа Спасителя — не было и речи.

Восстановленные тогда государственные награды Российской империи — два воинских ордена — были не в форме богородичной звезды, а пентаграммы. Та же пентаграмма украшала пуговицы военной формы и служащих некоторых ведомств — получилась (вольно или невольно) пятиконечная звезда в круге — символ сатаны. Так была поставлена печать дьявола на разрешенные ростки русской жизни. Ни о какой литературе или других источниках русских духовно-культурных знаний речь не шла — это было запрещено, а всякие действия русификации советского образа жизни пресекались жестоко и немедленно, даже в верхах власти. Когда сразу после войны представители русского крыла ЦК ВКП (б) предприняли робкие попытки в этом направлении, ответ последовал немедленно: члены Политбюро Щербаков и Жданов были «залечены до смерти», а те, кто был рангом пониже (секретарь ЦК ВКП (б) Кузнецов, пред. Госплана — Вознесенский и другие), — расстреляны по «ленинградскому делу». Таким образом, в сознании русского народа образовались «национальная пустота», слегка заполненная шепотом «дедушек и бабушек», частично просветленная Церковью, частично — редкими белоэмигрантскими изданиями. С другой же стороны всячески, хотя и в негативном аспекте, шла пропаганда нацизма, поэтому о Гитлере и «Майн Кампф» народ знал гораздо больше, чем о русских государственных деятелях, героях и мыслителях.

Это привело к тому, что в начале войны в 1941—1942 гг. число добровольно сдавшихся в плен было невиданно большим, а «генералов-предателей» было не менее 20. Многие из пленных вступили в вооруженные формирования, воевавшие на стороне немцев. Вступали туда добровольно, зная, что плена на советской стороне для них не будет. А в Первой мировой войне, за четверть века до этого, о подобном развитии событий не мог мечтать ни один отпетый русофоб. Приходится писать об этом, ведь слов из песни не выкинешь.

И только недавно начинается и происходит в массовом порядке формирование русского сознания и появляются русские организации — по собственным историческим образцам, а не по заимствованным. Но власти и либеральные СМИ упорно продолжают говорить о русском «фашизме». Некоторые договорились до того, что ждут массовых беспорядков — по образцам Франции, сравнивая «Правый марш» и этнокриминальный мятеж. А ведь эти явления сравнивать нельзя. С одной стороны — законная, справедливая акция протеста коренного населения против «ползучей оккупации» страны приезжим криминалом, с другой — массовые беспорядки, поджоги, грабеж, насилие, нападения на полицию.

Французские события можно и обязательно нужно сравнивать с аналогичными событиями в России, когда этнокриминал, презрев государственные законы, заявляет о желании жить по «своим» законам. Еще летом 1998 г. в Москве, в районе Лужников, произошли массовые беспорядки, когда несколько сотен азербайджанцев смели милицейские кордоны и двинулись к центру города, но примерно через 2 км. они были остановлены и рассеяны ОМОНом. Тогдашние власти России оставили без внимания этот случай; организаторы и участники беспорядков по заслугам не получили — вот что напомнили события во Франции, как и недавний случай в Нальчике. Те же, кто прошел по Москве 4 ноября 2005 г., наркотики не употребляют и ими не торгуют, к кавказским женщинам похотливого интереса не проявляют, заложников не берут и с оружием не ходят — в отличие от тех, против чьих действий было направлено ноябрьское шествие. Пока еще не были поручены указания сверху, «МК» 12 ноября 2005 г. разразился, со страху наверное, публикацией редактора политотдела г-жи Деевой. Она встретилась в Париже с пятью арабами и неграми подросткового возраста и получила от них небезынтересное предложение: «…Иди-ка сюда, белая морда, щас тебе накостыляем…» «Бежать некуда. Поэтому ору по-русски: Россия, Россия». «Вали в свою Русию"… Пулей рванув на выход, я услышала за спиной вопли: «Я не белая морда! У меня папа алжирец!»

Вот чего следовало бы опасаться тем, кто сейчас опять завопил о русском фашизме. Наиболее заметным было выступление Лужкова. На заседании городского правительства мэр Москвы заявил: «Мы не должны закрывать глаза на выступления, которые прошли 4 ноября… Я хочу предупредить всех желающих раскачать ситуацию — мы этого не допустим». Кроме того, он заявил, что у городских властей «есть сила, решимость и закон, позволяющий защитить граждан от вандализма и насилия». О событиях в Европе было сказано, что «случаи массового вандализма должны восприниматься нами как приглашение к борьбе с фашиствующими элементами». А Юрий Михайлович, оказывается, большой путаник — в Западной Европе массовый вандализм от инородцев, и это граждан России, прежде всего русских, надо защитить от вандализма (т. е. от нелегальных эмигрантов). Но при чем тут «фашиствующие структуры», тем более борьба с ними? Нет, уважаемый господин Лужков! Не удается Вам свалить с больной головы на здоровую. Раньше-то у Вас лучше получалось. Помните, в 1994 г. Вы поддерживали митинги под лозунгом: «Севастополь — русский город!», а сами набивали Москву азербайджанцами? Этому Вашему примеру последовал и Путин, недавно заявивший, что о 40 тыс. албанцев, выселенных из Косова, беспокоился весь мир, а о 200 тыс. сербов, бежавших от насилия албанцев в том же Косове, никакого всемирного шума не было. Это заявление было сделано тогда, когда возобновляется судилище (в который уж раз!) над разведгруппой Ульмана.

Это легко — любить на расстоянии. Но куда труднее любить ближнего своего. А вот ближних своих ни Лужков, ни Путин не любят. Последний недавно опять высказался за «стимулирование миграционных процессов».

В национальном вопросе опять дал характерную промашку Рогозин. Предвыборный агитационный ролик «Родины» призывал «очистить Москву от мусора» — явно намекая на кавказцев. А музыка в этом ролике оказалась вайнахской, за что Дмитрий Олегович переложил вину на звукооператора.

А в чем-то Рогозин прав. Вайнахскую музыку надо заменить на общекавказскую лезгинку, поскольку Москву надо очищать не только от чеченцев и ингушей, а от всех кавказцев. Но это еще полбеды. В интервью «МК» от 11 ноября 2005 г. Рогозин сперва сказал, что надо возвращать нелегалов восвояси, а в конце интервью заявил: «Если бы я был губернатором Воронежской области… я бы этих скинхедов и прочих, кто убивает иностранных студентов, казнил бы!» Воистину — начал гладью, а кончил — гадью. Дмитрий Олегович, что-то Вы не по чину размахнулись. Нет у губернатора права казнить, это компетенция суда или верховной власти. Кстати, а что Вы делали бы с т. н. «иностранными студентами», которые вовсю торгуют наркотиками, нападают на местных жителей, создают собственные «силовые структуры»?

В середине ноября в Воронеже состоялось преобразование молодежной организации «Единая Россия» в «Молодую гвардию», причем от руководства была отстранена Буратаева, называвшая свою помощницу «русской свиньей». Нынешняя «Молодая гвардия» называет себя «Я». Хорошее название, особенно если вспомнить старую поговорку: «Я — последняя буква алфавита». Есть и еще поговорка на этот счет, образно показывающая, где и сколько таких «я». Это событие — как и более крупные многочисленные перемены в верхах власти — говорят о серьезном кризисе самой власти, который пытаются преодолеть с помощью перестановок слагаемых.

Не по этому ли поводу высказался баснописец Крылов: «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь!» Среди нынешних властителей России не видно тех, кто бы по-настоящему любил русский народ. Вот народу и остается платить взаимностью, а он — как сказано в Конституции России — субъект власти. И еще о народе. Как заявил недавно известный политолог Эмиль Абрамович Паин, более 50% взрослых поддерживают лозунг «Россия для русских», а голос народа — это голос Божий. Жаль, что эта прописная истина по-прежнему отвергается власть имущими.

http://www.rv.ru/content.php3?id=6022


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru