Русская линия
Время новостей Вук Драшкович29.11.2005 

«Они должны прекратить разрушать церкви»

Вчера в Москву прибыл министр иностранных дел Сербии и Черногории Вук ДРАШКОВИЧ. В составе многочисленной сербской делегации (более 300 политиков и бизнесменов) он откроет сегодня в российской столице трехдневную сербскую выставку и встретится со своим коллегой Сергеем Лавровым. Накануне переговоров г-н Драшкович ответил на вопросы корреспондента «Времени новостей».

— Ваш визит совпал с началом переговорного процесса по определению статуса Косово. На днях вы встречались со спецпосланником Генсека ООН на этих переговорах финном Мартти Ахтисаари…

— У меня сложилось очень хорошее впечатление от переговоров с г-ном Ахтисаари и его замом Альбертом Роаном. Это опытные дипломаты, пользующиеся доверием в мире, и я в целом согласен с предложенными ими методами ведения переговоров. Переговоры должны начинаться с реальных проблем, надо договориться о ключевых вопросах: это защита сербов, свобода передвижения, право на возвращение в край. Необходимо решить имущественные вопросы, определить, что находится в собственности сербского государства, что у кого было отнято. Необходимо двигаться шаг за шагом, терпеливо, не стремясь к скорейшему завершению переговоров любой ценой, но и не допуская их срыва.

— Есть предложения применить в Косово модели, наработанные в ходе балканского урегулирования: дейтонскую, с созданием в крае двух государственных образований, или охридскую, когда расширяются политические и культурно-языковые права, но сохраняются существующие границы. Какую модель вы выберете?

— Посмотрите на этот стол и представьте, что перед вами Косово и Метохия (сербское название Косовского края. — Ред.), а эта тарелка, эта свеча, эта чашка, этот диктофон — островки в албанском море. Сегодня 70% территории Косово и Метохии — этнически чистое албанское море, а сербы и другие немногочисленные неалбанцы — цыгане, турки, хорваты, мусульмане славянского происхождения — разбросаны по удаленным друг от друга анклавам. В такой ситуации наша цель — защитить права людей, живущих в анклавах. Для этого анклавы должны получить статус общины, полномочия в области здравоохранения, культуры, образования. Они должны иметь полицию и суды, а также гарантированные культурные и экономические связи с Сербией. Ведь без прямой финансовой поддержки Сербии эти общины не могут жить. Не могут они обойтись без учебников и без преподавателей из Сербии, иначе косовские сербы просто забудут сербский язык.

Сербия не имеет намерения управлять албанским большинством. Пусть они независимо устраивают свою жизнь, если так хотят. Мы уважаем их независимую волю как волю большинства населения Косово. Но они должны прекратить убивать сербов и изгонять их. Они должны прекратить разрушать сербские церкви и монастыри, они не вправе менять название нашей государственной границы. Косово может иметь свое представительство во всех международных организациях, кроме ООН и тех организаций, членство в которых символизирует суверенитет и независимость. Наша позиция максимально компромиссна, и я надеюсь, что международное сообщество, в первую очередь США, побудит пойти на компромисс и албанцев.

— Каковы границы уступок, дальше которых Белград не пойдет при решении косовской проблемы?

— Наша позиция на переговорах может быть сжата в два пункта. Первый — права сербов и других неалбанцев в Косово должны быть гарантированы в соответствии с европейскими нормами. Второй — должен быть защищен международный статус государственной границы Сербии и Черногории с Албанией и Македонией (территория Косово примыкает к территории Албании и Македонии. — Ред.). Мы ни в коем случае не согласимся на изменение ее названия. Но мы согласились бы с тем, чтобы эта граница существовала на картах и в документах, но не в действительности, как это в Евросоюзе.

Наша граница с Албанией и Македонией определена, в том числе резолюцией Совбеза ООН N1244 от 10 июня 1999 года. Изменив название границы, мы создадим еще одно албанское государство на Балканах и к тому же — на территории Сербии. Наша формула компромиссная, европейская. А албанская формула гласит: только независимость. Она не компромиссная.

— Какой поддержки вы ожидаете от России?

— Мы очень благодарны России за то, что она уже сделала. Россия благодаря последовательной позиции в международной Контактной группе по бывшей Югославии отстояла несколько принципиальных положений, с которыми мы согласны, и эти принципы являются путеводной нитью для Мартти Ахтисаари; они определяют, что он может делать, а что не может.

— Каковы перспективы развития наших экономических связей?

— Наши экономические отношения на подъеме. Но по своему уровню далеки от политических отношений и от традиционных исторических, духовных связей между русским народом и сербами и черногорцами. Россия в этом году станет нашим ведущим внешнеторговым партнером. Но наш импорт из России в десять раз больше, чем наш экспорт в Россию. Я обвиняю в этом главным образом наших бизнесменов, которые считают, что перед ними та же страна, что и 20−30 лет назад, и которые еще не поняли огромных изменений в России. Сербское правительство готово предложить российскому капиталу самые широкие возможности для участия в приватизационных и других проектах в Сербии, в том числе нефтегазовых и по электроэнергетике.

Беседовал Петр ИСКЕНДЕРОВ

http://www.vremya.ru/2005/222/5/140 152.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru