Русская линия
Новая политика Алексей Кива29.11.2005 

Следует ли России бояться Китая?

Каждый раз, когда имеют место или только еще намечаются между Россией и Китаем контакты на высоком уровне, заключаются важные соглашения, проводятся какие-то совместные мероприятия и уж тем более военные учения, в наших СМИ (не говоря уже о западных) непременно появляются тревожные суждения. Вроде того, что «бойтесь китайцев, дары приносящих». Не стала исключением и встреча президента Владимира Путина с председателем КНР Ху Цзиньтао в южнокорейском Пусане во время работы форума Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества (АТЭС). Подтекст примерно таков: дружба с Китаем дорого обойдется России. И при этом часто ссылаются на аналитиков Московского центра Карнеги, как будто бы не знают, что их мнения практически всегда совпадают с позицией Вашингтона. Например, когда шло массированное давление Вашингтона на политику президента Путина в связи с «делом Ходорковского», то Фонд Карнеги принимал в этом самое активное участие.

О том, как «пятая колонна» работает против интересов России, говорит следующий пример. Одно время, как грибы после дождя, стали появляться разоблачительные материалы о «зловещей деятельности» КГБ, в том числе в сфере разведки. И что меня удивило, так это то, что автором одной из книг «на заданную тему» стала одна либеральная дамочка с бойким пером. Притом что содержание ее «творения» с утра до вечера «популяризировали» работающие на Россию американские СМИ. Удивило и другое: как этой барышне удалось набрать солидный фактический материал на далекую от ее профессиональных интересов тему?

Несколько лет спустя все прояснилось. Оказывается, перед спецслужбами США была поставлена задача: добиться того, чтобы во много раз было сокращено финансирование российской разведки. К слову сказать, меня всегда интересовало, знают ли пишущие на «заданные темы» авторы, как и многие так называемые правозащитники, специализирующиеся по дискредитации «политики Кремля» в отношении Чеченской Республики и всего Северного Кавказа, о том, чьи деньги они отрабатывают. По идее, должны были бы догадываться, ведь западники деньги считать умеют. Официальные спонсоры, понятно, об этом не говорят. Бывают, правда, исключения, но они редки, да и имеют несколько иную природу. Например, пригласивший меня на стажировку в научно-исследовательский институт одной западной страны тамошний профессор прямо сказал, что моя командировка оплачивается из средств министерства обороны. После выполнения какого-то заказа (кажется, по поводу перспектив развития стран постсоциализма) у них остались деньги и если их не истратить до конца года, то они пропадут.

Однако было бы ошибочно думать, что россиян пугают Китаем только те, кто отрабатывает социальный заказ. Проблема куда сложнее. Начнем, пожалуй, с главного. Кто мы, россияне, находящиеся на стыке Европы и Азии? Европейцы? Наши либералы-западники скажут: «Безусловно!» А как быть с многочисленными неславянскими народами, которые по определению не могут считать себя европейцами? Да и можно ли основной этнос страны, то есть русских, однозначно считать европейцами?

Вот, например, что по этому поводу говорил один из самых глубоких знатоков русского народа философ Николай Бердяев, русский из очень знатной семьи: «Русский народ по своей душевной структуре народ восточный. Россия — христианский Восток, который в течение двух столетий подвергался сильному влиянию Запада и в своем верхнем культурном слое ассимилировал все западные идеи… Но в душе русского народа остался сильный природный элемент, связанный с необъятностью русской земли, с безграничностью русской равнины».

Иначе говоря, в русском национальном характере есть восточные и западные элементы и чисто русские черты. Не так уж не правы те, которые считают нас евразийцами. Но в любом случае само наше геополитическое положение диктует нам развивать плодотворное сотрудничество со странами как Запада, так и Востока. В этом состоит наш национальный интерес. И как только мы изменяем этому принципу, отказываясь от собственной родословной и поворачиваясь лицом к Западу и спиной к Востоку, мы несем колоссальные потери.

Вспомним, во что обошлось нам стремление Михаила Горбачева и его окружения войти в так называемый общеевропейский дом. Вместо перестройки, то есть модернизации государства и общественной системы, произошел развал того и другого с катастрофическими последствиями. Вместо торжества «нового мышления» и «общечеловеческих ценностей» мы получили продвижение НАТО на Восток, включение в эту организацию наших бывших союзников и бывших республик СССР. Агрессию США и их сателлитов вначале против Югославии, а потом — и против Ирака под фальшивым предлогом. А еще пытки американских вояк в иракской тюрьме Абу-Грейб. А еще применение запрещенного Женевской конвенцией оружия массового поражения (распыленного с самолетов фосфора) против иракцев. (А до этого США применяли в бывшей Югославии боезаряды с урановой начинкой.)

Президент Ельцин настолько доверился Вашингтону, что позволил реформировать постсоветскую Россию американским советникам (среди которых, как потом выяснилось, были и разведчики, и жулики) и по американской модели. Плоды этих «реформ» мы сегодня видим на каждом шагу. А теперь поговорим о факторе Китая с точки зрения интересов различных сил.

Первое. Китай раздражает наших либерал-реформаторов как дурной пример. В самом деле, Россия за 20 лет реформ (если отсчет начинать с перестройки) по важнейшим параметрам бытия откатилась далеко назад по сравнению с дореформенным уровнем. Китай же за это время сделал колоссальный рывок вперед и почти в 6 раз увеличил ВВП. Очевидны и причины нашего упадка и их успеха. Мы сделали акцент на дележе и грабеже того, что создавалось предыдущими поколениями, а Китай — на развитие страны.

Тех же, кто не устоял перед соблазном неправедного обогащения, Китай еще и пугает. Там действительно вор, то бишь казнокрад, коррупционер, расхититель народного добра и пр., сидит на нарах, если не поставлен к стенке. Там не церемонятся с жуликами, будь это хоть губернатор, хоть министр и, конечно же, не уводят их от ответственности и не дают им условных сроков наказания. Пугает нашу живущую на широкую ногу элиту и сама китайская модель развития, которая не позволяет тратить огромные средства ради собственного удовольствия в ущерб развитию страны. А ведь мобилизационная модель может стать нашим уделом, если произойдет обвал цен на энергоносители. Михаил Ходорковский в своем «Левом повороте-2» уже заговорил о необходимости такой модели для вывода страны из кризиса.

Второе. Сближение России с Китаем до уровня стратегического партнерства фактически поставило крест на претензии США быть единоличным вершителем судеб мира. Можно не сомневаться, что в ином случае нынешняя администрация США попыталась бы расправиться со всеми странами «оси зла». К чему это привело бы, даже трудно себе представить. А о том, что у нее были такие планы, зарубежные СМИ уже сообщали. Противодействие американской мировой гегемонии, конечно же, раздражает Вашингтон. Соответствующим образом ведет и его лобби в нашей стране.

Третье. Надежен ли Китай как стратегический партнер России? Критики российско-китайского сближения ставят это под сомнение. Об этом мы поговорим чуть ниже. Здесь же замечу: гораздо надежнее США, которые являются нашим стратегическим партнером в борьбе с международным терроризмом. Что бы мы ни сделали для США, они принимают это как должное, не думая о взаимности. Россия, можно сказать, избавила американцев от больших жертв в борьбе с афганскими талибами, способствовала получению ими военных баз в странах СНГ, а что мы получили взамен? До сих пор не отменена даже протухшая поправка Джексона-Вэника. До сих пор США практикуют политику двойных стандартов в борьбе с терроризмом. Они же, США, препятствуют вступлению России в ВТО.

Четвертое. Граничащий с Россией Китай является нашим важным экономическим и торговым партнером, и его значение в таком качестве будет лишь увеличиваться с каждым годом. При нашей разумной экономической политике (которой пока, увы, нет!) Китай мог бы стать важнейшим фактором в развитии Сибири и Дальнего Востока. Беглое упоминание некоторыми авторами важности российско-китайского военно-технического сотрудничества на деле не раскрывает сути проблемы. Если бы Китай не покупал у нас военной техники в крупных масштабах, то судьба нашего ВПК (а, стало быть, и обороноспособность страны) была бы под большим вопросом. Собственный оборонный заказ — скажем прямо, постыдно ничтожный! — просто не позволил бы ему выжить. Большие перспективы имеют и совместные разработки и производство оружия новых поколений.

Пятое. При разумной нашей политике из Китая мы могли бы организованным путем получать нужную нам рабочую силу без боязни раствориться в море китайских иммигрантов.

Так что же, все так безоблачно в отношениях между Россией и Китаем? Нет, конечно, да такого и быть не может. Хотя бы потому, что у каждой страны есть свои национальные интересы, и они не всегда совпадают. Во-первых, надо четко осознавать, что интересы Китая, как, разумеется, и наши, далеко выходят за рамки двухсторонних отношений. Во главу угла своей внутренней и внешней политики Китай поставил РАЗВИТИЕ, и ничто не должно этому мешать. Соответственно он (несмотря на существующие противоречия, в том числе по вопросу Тайваня) ни в коем случае не заинтересован серьезно портить отношения с США, которые для него на сегодняшний день являются главным торговым партнером. Он экспортируют туда на 100 (если не на 150) миллиардов долларов продукции больше, чем импортируют. Китай заинтересован в хороших отношениях и с европейскими странами. Ведь именно из развитых стран идет капитал (и технологии) в китайскую экономику. А это ежегодно 50 и более миллиардов долларов.

Во-вторых, есть у России и Китая и несовпадающие интересы. Мы заинтересованы в сохранении высоких цен на энергоносители, Китай же, наоборот, как второй в мире по их объему импортер (после США) заинтересован в их максимальном снижении.

В-третьих, если у нас по-прежнему будет ставка на развитие сырья в ущерб развитию промышленности и высоких технологий, то мы очень скоро потеряем для Китая (да и не только для него!) интерес как развитая страна, и он будет на нас смотреть исключительно как на свой сырьевой придаток и рынок сбыта дешевого ширпотреба. Более того, явочным порядком может начать осваивать наши обширные и малозаселенные территории к востоку от Урала.

И последнее. Формула британского государственного деятели ХIХ века лорда Пальмерстона (правительство которого, кстати говоря, участвовало в подавлении Тайпинского восстания в Китае) не потеряла своего значения и в наши дни. Это насчет того, что у Британии нет ни вечных врагов, ни постоянных друзей, а есть ее постоянные интересы. В перспективе соотношение сил на мировой арене будет меняться, будут меняться и наши акценты на развитие отношений с теми или иными странами. Однако сегодня, подчеркиваю, наш национальный интерес состоит в том, чтобы всемерно развивать добрососедские взаимовыгодные отношения с Китаем, Индией, другими азиатскими странами, однако не в ущерб развитию отношений с нашими западными партнерами.

http://www.novopol.ru/material4520.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru