Русская линия
Агентство политических новостей Юрий Крупнов28.11.2005 

Миром будет править русский джоуль

В 2005 году у российской ядерной энергетики и России в целом появился уникальный шанс перейти от застоя и деградации к развитию.

В чём же состоит этот шанс?

Во-первых, мир вошёл в длинную полосу жесточайшей энергетической недостаточности. Наступает момент, когда, по удачному выражению директора Государственного научного центра «Физико-энергетический институт им. академика А.И. Лейпунского» А.В. Зродникова, «миром правит не доллар, а джоуль».

Во-вторых, во всём мире наблюдается своего рода ядерный ренессанс.

Остались в прошлом глухие 1990-е, когда по политическим, экономическим и экологическим причинам интенсивное строительство новых атомных станций в развитых странах было прекращено. Сегодня стало окончательно ясно, что нефтью и газом после примерно 2015 года никак не обойтись.

В тех странах, где развитая ядерная энергетика существует, от дискуссий о её «нужности» перешли к обсуждению чисто технологических вопросов: как привлекать бюджетные средства для финансирования капиталоёмких АЭС, какие типы реакторов строить и т. п.

А в таких странах как Китай, Индия или Иран уже приняты программы сверхинтенсивного развития ядерной энергетики. Планируемые темпы не могут не впечатлять. Только в этих трёх странах в ближайшие двадцать лет планируется увеличить мощность атомных станций в 5 — 7 раз и построить от 10 до 40 реакторов в каждой из этих стран.

Всё это означает две простых вещи: для России в мире появляется огромное число потенциальных зарубежных заказов на ядерные реакторы и что в самой России можно и нужно строить новые реакторы.

В-третьих, окончательно определилось два главных направления в развитии ядерной энергетики.

Речь идёт о переходе мировой энергетики на замкнутый ядерный топливный цикл и о создании своего рода «сотовой» энергетики на основе малого реакторостроения мощностью до 50 МВт.

Организация перехода к замкнутому ядерному топливному циклу, в том числе и через строительство так называемых быстрых реакторов, позволит уйти от критической недостаточности ресурсной базы ядерной энергетики («природно-урановой зависимости»), построить расширенное воспроизводство ядерной энергии — в частности, использование гигантского количества уже накопленного сырьевого материала (ядерных «отходов»), дать существенное уменьшение количества объема отходов, технологически обеспечить поддержание режима нераспространения ядерных материалов за счёт использования ядерно-опасных материалов внутри топливного цикла.

Именно в этих двух областях Россия до сих пор является безусловным лидером. В частности, только в России в промышленном виде работают реакторы на быстрых нейтронах (типа БН), обеспечивающие значительное «замыкание» топливного цикла.

В-четвёртых, атомная отрасль на данный момент является у нас единственной ещё сохранившейся в своей основе технологической и даже техносферной системой мирового, а по отдельным направлениям и выше мирового, уровня.

И, наконец, в-пятых, в России на сегодня есть свободные значительные средства и на опережающее развитие ядерной сферы возможно сконцентрировать ресурс в несколько десятков миллиардов долларов на ближайшие десять лет. Напомним, что десять миллиардов долларов — это сумма, которая в среднем всего за два месяца накапливается в стабилизационном фонде и в золотовалютных запасах страны.

При наличии политической воли и правильной стратегии Россия имеет все необходимые возможности для того, чтобы в ближайшие двадцать-тридцать лет стать первой энергетической державой мира и абсолютным лидером ядерной энергетики (данное положение подробно изложено в проекте Ядерной доктрины России, новая переработанная версия которой в настоящее время готовится к изданию). Перефразируя Анатолия Васильевича Зродникова, миром через двадцать лет вполне может править русский джоуль.

В этой ситуации назначение на должность руководителя агентства по атомной энергии С.В. Кириенко без каких-либо преувеличений имеет судьбоносное значение для ядерной сферы и страны. Тем более что с его приходом в отрасль буквально на всех ключевых командных высотах Росатома и подведомственных ему корпораций оказываются представители одной сплочённой команды (которую условно можно обозначить «питерско-приволжской»), что, очевидно, делает отрасль, наконец-то, управляемой и контролируемой.

Сумеет ли С. Кириенко и новая команда Росатома использовать необычайно благоприятные условия для «атомного скачка» России? Не окажутся ли частные интересы отдельных групп и разъедающая страну коррупция сильнее любых доктрин и стратегий в ядерной сфере? Не получится ли так, что сверхперспективной теперь российской ядерной сфере не дадут выйти на новый виток развития и она будет банально «распилена» и «проедена» и, в конечном счёте, утилизована и уничтожена?

Вот те вопросы, тот вызов, которые возникают с назначением нового руководителя поистине ядерной сферы России.

При этом абсолютно безосновательными являются тиражируемые утверждения об изначальной обречённости отрасли в связи с тем, что «судостроитель и нефтяник» С. Кириенко «просто в принципе не способен понимать важнейшие аспекты» атомной энергетики, что его «подготовка… просто не стыкуется с ментальностью и смыслами атомщика».

Сталин, Берия, Малышев и Славский, в конце концов, не были и не могли быть «атомщиками». Однако в значительной мере именно благодаря их усилиям был создан ядерный комплекс страны, получивший с 1953 года легендарное имя Средмаш (Министерство среднего машиностроения). Другое дело, что в центре работы должны быть лучшие профессионалы сферы (ещё, к счастью, имеющиеся) и развитая сферная наука и образование. Дело не в «атомности» С.В. Кириенко. Проблема на порядки серьёзнее.

В известных словах Уинстона Черчилля о том, что «Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой», есть не только очевидное и справедливое восхищение подвигом советских людей, превращением СССР за 20 лет из сельской страны в ядерную индустриальную державу.

За этими словами и страшный факт: русская деревня и русские люди (образно обозначенные Черчиллем как «соха») стали «инвестором» в советский атомный проект. Таким образом, в первой половине прошлого века русский народ, чтобы выжить и остаться во Всемирной Истории, принёс величайшую жертву, которая, в свою очередь, истощила страну и была одной из существенных причин возникновения новой гибельной ситуации, последовавшего развала СССР и отбрасывания России почти в доиндустриальное бытие.

И от того, сумеет ли теперь атомная отрасль стать ядерной сферой России, поднять страну и «накормить» население (т.е. фактически возвратить свои исторические «долги») — напрямую зависит будущее России, возвращение русских к осмысленному мировому творчеству или вычеркивание их из истории.

Автор — председатель общественного движения «Партия России»

http://www.apn.ru/?chapter_name=impres&data_id=527&do=view_single


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru