Русская линия
Страна.Ru Мария Свешникова24.11.2005 

Невский за стеклом
Церетели подарит свой новый шедевр если не Тбилиси, то хотя бы Москве

В среду в Грузии планируется начать работы по установке в центре Тбилиси монумента работы Зураба Церетели. Между тем, представители местной общественности выступают против украшения города работами известного скульптора. Москве повезло меньше — в 2008 году очередной архитектурно-религиозный проект Церетели появится на Манежной площади напротив гостиницы «Москва». Это будет пятнадцатиметровая стеклянная часовня в честь святого Александра Невского.

Часовню, которая станет «венцом архитектурно-монументальной композиции» торгового комплекса «Охотный ряд» на Манежной площади, планировали построить еще пять лет назад, в 2000 году. Остановил творческий энтузиазм Церетели тогда лишь Архитектурный совет Москвы. Но, по просьбе мэра Москвы Юрия Лужкова, проект был возвращен на повторное рассмотрение. А до заседания, ради подтверждения необходимости строительства стеклочасовни, Лужков установил на Манежной площади избирательную урну, в которую каждый проходящий мимо мог опустить зеленый или красный листок со своей подписью «за» или «против» стройматериала. И никто не удивился, когда в момент открытия урны «специальная комиссия» убедилась в том, что листков «за» оказалось много больше.

Что касается «просьбы», она, фактически, заключалась в озвучивании следующей ценной мысли: первая церковь на Руси была деревянной, потом стали появляться каменные храмы, так не войти ли нам в XXI век с новым строительным материалом? То есть с авиационным стеклом на пять миллионов долларов. Как и стоило ожидать, большинство советующихся поддержало мэрский проект. Лишь три человека высказались против, и то — не в связи с абсурдностью идеи Церетели или с его полной религиозной некомпетентностью, а лишь против применения стекла. Это президент Союза архитекторов России Юрий Гнедовский, президент Российской академии архитектурных и строительных наук Александр Кудрявцев и главный архитектор Москвы Александр Кузьмин.

Стеклянная часовня будет построена на том же месте перед гостиницей «Москва», где раньше находилась чугунная часовня Александра Невского, возведенная в честь победы в русско-турецкой войне 1877−1878 годов и первым из культовых «объектов» снесенная в годы советской власти. Справедливости ради стоит вспомнить, что идея строительства часовни изначально принадлежит Андрею Меерсону, самым известным продуктом которого стал снос «Интуриста». По его словам, «он хотел восстановить застройку, которая была в Охотном ряду, начиная с Воскресной площади, с часовней Александра Невского. Но не стеклянной, как ее пытается сделать Церетели, поскольку часовня это место уединения, а не цирк». Но то ли что-то в проекте не сработало, то ли Церетели раньше времени услышал о проекте Меерсона, но вместо восстановления чугунной часовни Манежке предстоит увековечиться прозрачным творение самого плодовитого художника-архитектора-искусствоведа России.

Ситуацию с возможностью возведения в центре Москвы стеклянной часовни Стране.Ru прокомментировал сотрудник секретариата по взаимосвязям Церкви и общества Московского Патриархата священник Михаил Дудко: «Надо сказать, что в Русской Православной Церкви есть традиция определенного отношения не только к церковно-славянскому языку или канонике, но и к строительству храмов. Храмы не строятся по пусть и благому замыслу архитектора, а только в соответствии с канонами. В частности, есть особый смысл и в ориентировке храма, и в его традиционной форме, подразумевающей купол, алтарь, солею. Мы, кроме того, строим свет (о чем, в частности, говорил отец Павел Флоренский). Если обратить внимание, то все старинные русские храмы довольно сумрачны, и не очень подготовленному человеку кажутся несколько мрачными. Потому что свет в них приникает сквозь узкие стрельчатые окна. Это не случайно, и имеет определенный смысл. И факт остается фактом, что не в традиции Русской Православной Церкви строить храмы, наполненные светом. Ведь свет относится к Богу, он — один из признаков божества, а потому золото расходуется и используется в иконописи очень экономно. Равно как и в храмах. И тогда он начинает цениться, обретает смысл. Можно, конечно, безмерно использовать свет, но тогда он теряется — что произойдет в случае строительства стеклянной, прозрачной часовни. Мне кажется, что планы по строительству такой часовни именно тот случай, когда теряется ценность, когда ценность начинает казаться сомнительной. Всегда следует придерживаться практики сдержанности и аскезы.

На вопрос о том, могут ли московские власти построить подобный храм без ведома РПЦ, Дудко сказал: «Дело в том, что каноны Церкви запрещают кому бы то ни было даже закладывать камень без благословения правящего архиерея. Поэтому, если запланировано строительство храма или сооружения, в будущем принадлежащего Церкви, а не просто «строения на тему», человек получает не просто согласование, а благословение Церкви. В Москве правящим архиереем является Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, так что без его благословения строительство часовни невозможно». Дудко отметил, что никаких запросов из мастерской Церетели по факту строительства часовни, по его данным, в Московский Патриархат не поступало.

Остается добавить, что в 2003 году Зураб Церетели уже планировал рядом со зданием художественного института имени Сурикова возведение часовни — в честь святых мучеников, мастеров-каменотесов Флора и Лавра. Там же состоялась закладка первого камня будущего храма. Только об окончании работы над проектом новостей пока не поступало.

http://www.strana.ru/stories/02/09/30/3164/265 743.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru