Русская линия
Новая политика Аждар Куртов22.11.2005 

Курилы: правда за Россией

Значимым пунктом азиатского турне главы российского государства стал визит Владимира Путина в Японию. На переговорах с премьер-министром этой страны Дзюнъитиро Коидзуми стороны касались самых разных аспектов российско-японских отношений. Однако для общественного мнения России одним из самых существенных моментов в этой сфере продолжает выступать проблема Курильских островов.

Поэтому две новости по поводу Курил, просочившиеся в СМИ в самый канун визита, в очередной раз привели к политическим акциям, направленным против возможной передачи островов японцам. Сначала масла в огонь добавило новое издание по географии России для сдачи ЕГЭ, на обложке которого странным образом карта нашей страны оказалась лишенной части ее территории — в частности без Курильских островов. Затем японская газета «Нихон кэйдзай» сообщила, что на встрече глав внешнеполитических ведомств России и Японии в корейском Пусане в кулуарах саммита АТЭС глава МИД Японии Таро Асо, якобы, предложил своему российскому коллеге Сергею Лаврову план совместного экономического развития южных островов Курильской гряды.

В обоих случаях правительственным чиновникам пришлось оправдываться. Российские функционеры от образования, пытаясь смягчить конфуз, стали упирать на то, что в учебном пособии, мол, была приведена не карта России, а только лишь ее «рисунок», и потому ни о какой «умышленной диверсии» речь не идет. Японские дипломаты также опровергли сообщения своих журналистов о наличии планов совместного освоения Курил.

Так, или иначе, но это в очередной раз показало, что со временем застарелая «курильская проблема» не теряет своей актуальности. А многим в этом мире хотелось, чтобы на этот раз процесс бы, что называется, «пошел». Не случайно эксперт американского фонда Карнеги в Москве Дмитрий Тренин в газете «Газета» сокрушается о том, что нерешенность пограничного спора препятствует получению сторонами выгод от развития отношений России и Японии. В субботу 19 ноября в официальной «Российской газете» появилось интервью Дзюнъитиро Коидзуми, в котором он в очередной раз упирает только на один из многочисленных актов, затрагивающих статус Курильских островов — Советско-японскую совместную правительственную декларацию 1956 года. Коидзуми утверждает: «Эта декларация является международной договоренностью, ратифицированной парламентами обеих стран, и никогда не теряла своей юридической силы вплоть до настоящего времени».

Понятно, что японцам были бы выгодны подвижки в территориальном споре, которые, кстати, возможны при вышеозначенной интерпретации декларации 1956 года. Да и корыстная заинтересованность Соединенных Штатов также весьма очевидна: ведь уступки России по Курилам только добавляют веса их позиции по разграничению морских пространств в Тихом океане.

Но у России, с нашей точки зрения, сегодня есть все необходимые преимущества для того, чтобы, опираясь на нормы международного права, продолжать отстаивать позицию принадлежности всех островов Курильской гряды к нашему отечеству. Действительно, был в новейшей истории России период, когда президент Ельцин произвольно изъявил готовность заключить до конца 2000 года мирный договор с Японией, в котором предполагалось сделать определенные шаги навстречу территориальным требованиям страны восходящего солнца. Российская дипломатия тогда даже допустила включение в тексты Токийской декларации 1993 года и Московской декларации 1998 года ряда двусмысленных формулировок, позволявших Японии давать ее трактовку сути спорных положений на проходящих переговорах. Тогда, как и сегодня, курс на потакание территориальным претензиям Японии пытались оправдать абстрактными рассуждениями о выгодах от активизации экономического сотрудничества. Уже при Козыреве во внешнеполитическом ведомстве России склонялись к варианту поэтапной передачи Курильских островов японцам.

Однако с приходом к власти Владимира Путина последним неоднократно был сделан ряд заявлений о недопустимости каких-либо территориальных уступок. На самом деле и по отношению к упоминавшейся выше декларации 1956 года не все так однозначно, так это пытается представить Коидзуми. Российская сторона, в частности, имеет возможность утверждать, что этот акт утратил свою силу.

Вообще и история и международное право дает в руки России хорошие козыри. Если в Японии предпочитают апеллировать к положениям Симодского трактата 1855 года, то мы не должны забывать, что факты, свидетельствующие о принадлежности Курил России появились куда ранее этого периода. К Курильским островам Российская империя вышла в конце XVII — начале XVIII веков, после того как Владимиром Атласовым в 1697 году была присоединена Камчатка. Русские осваивали острова с севера на юг. Впервые на южных Курилах они появились во время экспедиции Шпанберга в 1739—1740 годах (любопытно: остров Шпанберга — это другое название острова Шикотан). Казачий отряд сотника Ивана Черного уже в 1776—1779 годах собирал с коренного населения островов Итуруп и Кунашир — айнов (а отнюдь не японцев!) ясак — то есть государственный налог. Уже это обстоятельство (уплата налога) является признаком принадлежности островов России. Именно русские и составили первую в мире карту островов южных Курил. Они же дали и русские названия островам, которые сегодня, к сожалению, с подачи японцев, даже в российских СМИ фигурируют под японскими названиями. Так острова Хабомаи именовались «островами Плоскими». В Атласе для народных училищ 1780 года все острова Курильской гряды обозначались как составная часть Российской империи. А российское подданство айнов подтверждалось в многочисленных императорских указах — от 1779, 1786, 1799 годов. Иными словами исторический приоритет в освоении, и правовом закреплении владения Курилами принадлежит России.

Японцы же стали претендовать на Курильские острова позднее России. Дело в том, что с 1639 года Япония установила режим изоляции от внешнего мира, который просуществовал до середины XIX века. Японцы сами как бы консервировали себя в своих средневековых границах, суда для плавания по морям строить было запрещено, выезд из Японии — также. Лишь с 1802 года начинается проникновение японцев на южные Курилы.

Только сложная обстановка, вызванная Крымской войной, позволила Японии навязать России Трактат о торговле и границах от 25 января 1855 года (Симодский трактат). По нему граница была проведена между островами Уруп и Итуруп, а остров Сахалин, например, оставался неразграниченным владением России и Японии. Именно статус Сахалина косвенно влиял на отношения по поводу Курил. Отказ Японии от Сахалина по подписанному в Санкт-Петербурге Трактату от 25 апреля 1875 года был компенсирован ей уступкой островов от Урупа до Шумшу. 27 мая 1895 года Россия и Япония заключили Трактат о торговле и мореплавании, по которому Симодский трактат терял силу, а соглашение 1875 года — сохраняло.

Последующие изменения границы были связаны с русско-японской войной 1904−1905 годов. По Портсмутскому мирному договору от 23 августа 1905 года у России была отторгнута часть Сахалина южнее 50-й параллели. Но в этом же договоре по инициативе самой Японии было зафиксировано (статья 12 и Приложение к договору N 10), что аннулируются все предыдущие русско-японские договоры и соглашения. То есть терял силу и Трактат 1875 года, определявший границу. Поэтому ссылки нынешней японской дипломатии на выгодные ей трактаты 1855 и 1875 года на самом деле неправомочны, так как эти соглашения утратили силу еще в 1905 году.

Что же касается Портсмутского мирного договора, то никто иной, как сама Япония похоронила его нормы, грубо нарушив его положения интервенцией против России в 1918—1922 годах. Ведь японцы развязали войну не просто против страны, с которой у нее действовал мирный договор, а против государства — ее союзника по Антанте.

Япония еще не раз предпочтет агрессию миру и добрососедству. В 1938—1939 годах она попытается осуществить территориальные захваты у Хасана и Халкин-Гола. Но самый принципиальный аспект связан с тем, что Япония стала страной — агрессором во второй мировой войне.

В Каирской декларации США, Великобритании и Китая от 27 ноября 1943 года, к которой СССР присоединился 8 августа 1945 года, было определено, что целью союзников является изгнание Японии с территорий, «которые она захватила при помощи силы и в результате своей алчности». В Ялтинском соглашении по вопросам Дальнего Востока от 11 февраля 1945 года значился пункт о «передачи Советскому Союзу Курильских островов и возвращении ему южной части острова Сахалин». В тексте этого международного акта говорилось, что эти требования будут безусловно удовлетворены после победы союзников над Японией. Специально отметим, что речь шла обо всех Курильских островах, а не о части их.

Некоторые японские политики любят утверждать, что, поскольку Япония не была участником Ялтинских соглашений, то, якобы, и юридически она не связана их положениями. Это неверно. Япония подписала 2 сентября 1945 года Акт о безоговорочной капитуляции, согласно которому она обязалась выполнять Потсдамскую декларацию союзных держав от 26 июля 1945 года, где было, в частности, предусмотрено, что «Условия Каирской декларации будут выполнены и японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем». Кроме этого обязательность для Японии Ялтинских соглашений прямо предусмотрено и текстом Сан-Францисского мирного договора 1951 года. В последнем Япония признавала все решения и договоры стран-союзников по антифашистской коалиции периода второй мировой войны, а значит и Ялтинское соглашение. Лишение Японии Курильских островов было мерой наказания страны-агрессора. В тот период японские политики прекрасно понимали это и поэтому, в частности, даже не заикались о претензиях на Курилы, например, в период проведения Токийского трибунала над военными преступниками.

Нет у Японии и права ссылаться на Пакт о нейтралитете между СССР и Японией от 13 апреля 1941 года. Япония нарушила данный пакт тем, что она не осталась нейтральной. Япония помогала гитлеровской Германии поставками стратегического сырья, многократно нарушала воздушную и сухопутную границу СССР, организовывала провокации с помощью развернутой у советских границ более чем миллионной Квантунской армии, она захватывала и топила советские суда. Факт нарушения Японией Пакта о нейтралитете был признан в тексте приговора Токийского военного трибунала. Между тем международное право (в частности, статья 60 Венской конвенции о праве международных договоров) говорит: «Существенное нарушение двустороннего договора одним из его участников дает право другому участнику ссылаться на это нарушение как основание для прекращения договора или приостановление договора».

Советские войска юридически вполне справедливо и законно заняли Южный Сахалин и Курильские острова в ходе боевых действий против страны — агрессора. 2 февраля 1946 года Указом Президиума Верховного Совета СССР эти территории были включены в состав РСФСР.

Хотя Советский Союз и не был по определенным причинам в числе подписантов Сан-Францисского мирного договора, но сама Япония ни при подписании, ни при ратификации этого акта не сделала никаких оговорок, согласившись тем самым на абсолютный и полный отказ от Курил и Сахалина.

Что же касается Декларации от 19 октября 1956 года, статья 9 которой действительно предусматривала согласие СССР на передачу островов Шикотан и Хабомаи, то это четко оговаривалось условием, что фактическая их передача состоится только после заключения мирного договора между Россией и Японией. Кстати, подписав эту Декларацию, Япония также юридически признала как советскую территорию острова Шикотан и Хабомаи.

Сама декларация действительно была ратифицирована парламентом Японии 5 декабря 1956 года и Президиумом Верховного Совета СССР 8 декабря 1956 года. Но поскольку Япония так и не выполнила условия Декларации, заключила в 1960 году договор о безопасности с США, направленный против СССР и КНР, Советский Союз был вынужден выступить с заявлением об обусловленности передачи островов выводом с японской территории всех иностранных войск. Это вполне соответствовало нормам международного права. Так статьи 44 и 62 Венской конвенции о праве международных договоров предусматривают, что договор может быть не исполнен или отложен с исполнением полностью или частично в том случае, если после его заключения возникли обстоятельства, существенно изменившие первоначальные условия, из которых стороны исходили при его заключении. Именно антисоветские действия Японии, выразившиеся в одностороннем изменении и пересмотре первоначальных условий Декларации, и стали этими обстоятельствами. В этом смысле положения статьи 9 Декларации с точки зрения международного права можно признать утратившими силу.

Вообще не надо делать трагедию из факта отсутствия в настоящее время мирного договора между Японией и Россией. Вопреки утверждениям некоторых горе-экспертов наши страны вовсе не находятся в состоянии войны. Это состояние было прекращено еще в 1956 году, когда были установлены дипломатические отношения между СССР и Японией. Нам никто не мешает сотрудничать и без мирного договора. С той же Германией у России, кстати, также нет мирного договора.

Остается добавить, что Япония фактически признает нынешнюю границу на Курилах, поскольку она подписала ряд соглашений, в частности о рыбном промысле 1963 и 1981 года.

Если уж Россия пережила лихолетье периода президента Ельцина и не уступила своих территорий, то ныне и подавно оснований для такого шага нет.

http://www.novopol.ru/material4216.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru