Русская линия
Комсомольская правда Наталья Островская21.11.2005 

Кто ж острова отдаст — мы тут церковь строим!

Сегодня Владимир Путин проведет переговоры в Токио. Наверняка японцы снова попросят Россию отдать им Южно-Курильские острова. Собкор «КП» Наталья Островская побывала на спорной земле, чтобы понять, из-за чего уже 60 лет два государства не могут найти согласие.

Южно-Курильск — один из самых дорогих городов России. Хлеб — 25 рублей буханка, овощи-фрукты вообще «золотые». Зато много магазинов — 105 на район. Ассортимент — как на материке. Модельную обувь, конечно, можно купить, но ходить по здешним улочкам лучше в сапогах. Сиротские домики, серые дощатые заборы, но рядом с каждым японский джип. Причем необязательно с японских свалок. А заправок нет — в баки заливают дизтопливо с рыбацких судов. Дешево и сердито. Спутниковые антенны на покосившихся сараюшках — тоже обычная картина. Здесь принимают 4 российские программы, но люди «ловят» Японию, потому что за 15 лет безвизовых поездок научились понимать язык соседей. И прогноз погоды у них точнее. А на Курилах, кто владеет информацией о погоде, тот король: здесь то циклон, то тайфун. На улочках ни метра асфальта, всюду грязь. Лишь главная южнокурильская площадь закатана бетоном. Местечко универсальное. В центре — Ленин, сбоку — новая русская церковь, напротив — построенный на японские гуманитарные деньги Дом дружбы. Местное управление ГО и ЧС рассматривает это строение как единственный надежный эвакопункт на случай стихийного бедствия. Школа расположена в бывшем роддоме.

— Последний год зачастили к нам министры, — рассуждает учительница литературы Лена Березюк, — но толку нет: ремонтируем нашу развалюху чем придется. Пеньки подставляем.

— Москва, — говорю я, — обещает повернуться лицом к Курилам и выделить на их развитие 14 миллиардов рублей.

— Очередная программа, что ли? — хмыкает Лена. — А вообще-то очень хочется верить, что мы нужны. Что острова не отдадут. Я тут родилась, и ехать нам отсюда не то чтобы некуда, а скорее не на что.

Лена «тянет» три ставки, приползает домой без сил. Но в месяц набегает 20 тысяч рублей — средняя зарплата бюджетника в Южно-Курильске в два раза меньше.

Глава города Игорь Коваль про последнюю курильскую программу слыхал. И толкнул речь: «Может, наверху поймут наконец, что государство начинается не с Садового кольца, а с нас. Так пусть Курилы станут для России достойным началом!»

Пока Коваль мечтает, японцы уже построили на соседнем острове Шикотан поликлинику и школу. А в Южно-Курильске — электростанцию и новый пирс. Без обещаний и помпы.

Возрождаемся помаленьку

Удивительное дело — не смотря ни на что население Южных Курил не разбегается, а растет! В 1995 году здесь жили 7,5 тысячи россиян, а в 2004-м — уже 9,9. В основном за счет переселенцев. Убогий южнокурильский жилфонд уже перестал вмещать желающих. Сей парадокс местные жители объясняют непатриотично — ожиданиями, что острова отдадут Японии и она тут же одарит курильчан новым жильем или щедрой компенсацией для переезда «на материк». Пока едут за длинным рублем.

— У нас рабочие имеют в путину по полторы тысячи долларов в месяц! — говорит местный рыбный бизнесмен.

Оголтелые времена, когда залетные дельцы скупали сайру у местных рыбаков за бесценок — по 300 — 400 рублей за тонну, остались в прошлом. На «спорном» Шикотане три восставших из руин рыбозавода вовсю катают консервы. В два из них «вложился» московский капитал, третий поднял курильский самородок, бывший офицер Александр Верховский. Прошлись мы с ним по его заводу: цеха — игрушечки, оборудование — на уровне евростандартов. Собственно, туда, в Брюссель и Париж, и поставлял Верховский филе курильского лосося. Но сегодня переключился на Белоруссию. Только плывет рыбка в Минск непостижимым маршрутом — через Индийский океан, Суэцкий канал, вокруг Европы до Гамбурга и, наконец, по суше в Брест. Привет нашим железным дорогам с их нерасторопностью и неподъемными тарифами!

— А еще Россия здесь строит аэропорт и геотермальную станцию. А после заасфальтируем наконец дороги, — мечтает замглавы Южно-Курильского района Алексей Задирако.

В мою прошлую командировку на Курилы в 98-м тогдашний мэр Владимир Зема хотел объявить район зоной экономического бедствия и взывал к Ельцину с японского телеканала. Добавлял экзотики и председатель райсобрания Михаил Лукьянов — писал прямо в ООН, требуя отдать замерзающие Курилы Японии.

Сейчас в кабинетах местного начальства — ни японских флажков, ни самурайских мечей. Их заменили российские орлы и портреты Путина.

Хоть храмы не сдаем

В начале 90-х на Кунашире появилась первая церковь. Приезжающие японцы сюда не ходят — знают: до 1945 года на этом месте стоял дом терпимости. А первые советские свинарники курильчане решительно разместили прямо на японском кладбище. Кто бы мог подумать тогда, 60 лет назад, что депортированные японцы вернутся туристами на родные могилы?

— Теперь, — шепотом поделился со мной один бдительный местный депутат, — каждый курильчанин у японцев на заметке. Их регистрируют по выездам в Японию по безвизовой программе. Нет здесь человека, не вкусившего этих странствий с непременным посещением башни Мира на самом близком к Курилам японском мысе и Музея северных территорий.

Зато недавно на ближайшем к Японии курильском островке, прямо перед визитом Путина в Японию, отстроили деревянную православную часовню в честь Димитрия Солунского — святого, представленного в старинных церковных стихах помощником русских в борьбе с Мамаем.

— Кого же и от чего предостерегает наш святой?

— Никого. Это духовный форпост России на самых дальних ее рубежах, — разъяснил мне сахалинский батюшка игумен Тихон.

Уж он по крайней мере уверен, что форпосты не сдают. Особенно те, на которых поставлены церкви. Как на Амурских островах, которые в этом году поделили с Китаем. Ту их часть, где успели поставить христианский храм, мы китайцам не сдали. Может, и Курилы не сдадим?

http://www.kp.ru/daily/23 614.5/46 981/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru