Русская линия
Парламентская газета Александр Алёшкин17.11.2005 

Масоны «думской ложи»
Былое и Дума: 1906−2006

Масоны, где бы они ни находились, всюду имели одну простую и привлекательную цель: занимать ключевые позиции. Образно говоря, плох тот масон, который не мечтает занять какую-нибудь руководящую должность, чтобы с высоты этого кресла наиболее эффективно влиять на положение дел. Во Временном правительстве первого состава из 11 министров десять были масоны.

В канун столетия Государственной Думы приоткрывается завеса над самой закрытой страницей её истории — связью со всемирным масонством.

В августе девятьсот пятого из Парижа в Москву прибыл элегантный пятидесятилетний господин в костюме-тройке, в изящном котелке, с ухоженными усами скобочкой и бородкой. Господина встречали на вокзале известные в стране политики-либералы. И не случайно: приезжий имел громкую репутацию одного из вождей русской либеральной интеллигенции. Это был в прошлом опальный профессор Московского университета, известный в Европе ученый-правовед Максим Максимович Ковалевский, с конца прошлого века живший и работавший за границей. Меньше чем через год Ковалевский станет депутатом Первой Государственной Думы. И кроме прямой и главной деятельности в ней — участия в законотворчестве — успешно выполнит деликатную миссию своих французских «братьев» — обратит в масонов самых известных думцев.

В 1997 году в Москве вышла книга знаменитой писательницы-эмигрантки Нины Берберовой «Люди и ложи. Русские масоны XX столетия». Она многие годы работала в архивах стран Европы и США. Встречалась с видными русскими политиками-эмигрантами. В Москве же в 2001 году издательство РОССПЭН (Российская политическая энциклопедия) выпустило в свет 1222-страничный фолиант большого формата «Русское масонство 1731−2000. Энциклопедический словарь». Автор уникального труда, изданного всего трехтысячным тиражом, — историк Андрей Иванович Серков.

Отдельные сведения о русских масонах, в том числе масонах — депутатах Государственной Думы, рассыпаны в мемуарах бывших думцев, вышедших в свое время за рубежом и переизданных затем в новой России. Профессор А.Ф. Смирнов, автор книги «Государственная Дума Российской империи 1906−1917» (Москва, 1998 год, вступительное слово тогдашнего Председателя Государственной Думы Г. Н. Селезнева), также приводит некоторые факты по этой теме. В энциклопедии «Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века» (Москва, РОССПЭН, 1996) отсутствует, к сожалению, даже статья «масоны», но принадлежность некоторых политиков, в том числе депутатов, к масонам обозначена. На основании названной литературы автор и предложит читателю экскурс в малоизвестную страницу истории дореволюционной Думы.

Итак, Максим Максимович Ковалевский родился 27 августа 1851 года в Харькове, в дворянской семье. В 1868—1872 годах — студент юридического факультета Харьковского университета. По его окончании выехал за границу. В Берлине, Париже, Лондоне, Вене изучал конституционное право, историю французских и английских государственных учреждений. В 1877 году защитил магистерскую диссертацию «История полицейской администрации в английских графствах с древнейших времен до смерти Эдуарда I». В 1880 году защитил докторскую диссертацию «Общинный строй Англии в конце средних веков».

Читал курсы лекций в Московском университете: общее государственное право; государственное право европейских держав; история американских государственных учреждений; история сословий на Западе и в России; сравнительный анализ либерального характера западноевропейских порядков и русского самодержавия. В 1886 году закончил разработку программы реформ для России. В основе — приоритет общечеловеческих ценностей и свобода личности. Отводил конституционной (или народной) монархии («конституционализм, дополненный реформаторством») роль верховного посредничества между классами и защитниками интересов широких народных масс.

А это уже пахло крамолой. Надо вспомнить: восьмидесятые были годами укрепления власти монарха Александра Третьего, укрепления на вершине власти обер-прокурора Синода Победоносцева с его триединой доктриной: самодержавие, православие и народность. Профессор-либерал никак не вписывался в это время со своими свободолюбивыми идеями. И в 1887 году приказом министра народного просвещения И.Д. Делянова Ковалевский уволен из Московского университета.

Ковалевский вынужденно «возвращается» в дорогую и близкую его сердцу Европу, основными языками которой он владеет свободно и где вновь основательно погружается в изучение природы демократии как высшего достижения общественной мысли. Ковалевский стал признанным авторитетом в мире науки на Западе, о чем убедительно свидетельствуют почетные дипломы мировых научных центров.

По мнению Берберовой, Ковалевский был введен в масонскую ложу в Париже в конце XIX века. Париж, пишет она, кишел тогда тайными обществами.

Возвратившись на родину, Ковалевский с места в карьер окунулся в политическую деятельность, неизменно добиваясь успеха, как говорится, на всех фронтах. Печатается в популярных изданиях: «Биржевые ведомости», «Речь», «Русские ведомости», «Русское слово», «Слово», «Вестник Европы», «Минувшие годы», «Мир Божий», «Юридический вестник», «Русская мысль». Всюду он — желанный автор, везде его ждут. Все жадно ловят каждое его слово. Со всеми он добродушен, мил, обходителен. Всех подкупает его обязательность, верность данному слову — черта, привычная в отношениях людей на Западе и почти начисто утерянная в России.

Вместе с будущим известным думским деятелем П.Н. Милюковым — член оргбюро по подготовке первого съезда партии кадетов. Но программа ее кажется Ковалевскому излишне радикальной, революционной. Поэтому создает и возглавляет Партию демократических реформ.

Участник съезда земских и городских деятелей в Москве. Избран депутатом Первой Государственной Думы от Харьковской губернии. В Думе — председатель комиссии по составлению Наказа, регламента деятельности высшего законодательного органа страны; член комиссии по вопросам неприкосновенности личности; член комиссии по составлению проекта закона о гражданском равноправии. С трибуны Думы, которая жила всего семьдесят дней, выступил 62 раза по большинству обсуждавшихся вопросов! Давал коллегам справки по истории парламента и его современной практике. Высказал свою точку зрения на отмену смертной казни, об амнистии политзаключенных, на земельную реформу, о свободе печати. Выступил с резкой критикой Председателя Совета Министров И.Л. Горемыкина.

Первая Дума была распущена сразу же после отъезда делегации в Лондон. Это уберегло Максима Максимовича от вполне возможного подписания Выборгского воззвания, что, как известно, лишало «подписантов» права участвовать в дальнейшем в политической деятельности. Поэтому, вернувшись из лондонской командировки, Ковалевский продолжил политическую карьеру в другом качестве. Об этом речь впереди, а теперь слово о депутатах-масонах.

Ковалевский и его единомышленники успешно выполнили поставленную перед ними задачу. Для начала французы поручили Максиму Максимовичу открыть две масонские ложи: в Петербурге и Москве. Что он вскоре и сделал. Московская ложа называлась «Возрождение», питерская — «Полярная звезда». К 1908 году их было 18: кроме двух столиц — в Киеве, Нижнем Новгороде, Харькове, Иркутске и других крупных городах. Накануне февраля в России насчитывалось уже 28 масонских лож.

У Ковалевского были верные и добросовестные помощники. Вот их имена: Владимир Дмитриевич Кузьмин-Караваев (1859−1927). Депутат Первой и Второй Дум. Член Партии демократических реформ. Евгений Иванович Кедрин. Депутат Думы. Один из основателей русского масонства Мануил Сергеевич Маргулиес (1868−1939). Адвокат, кадет. Личный друг Максима Максимовича. Член французской ложи «Великий Восток». Один из основателей ложи «Свободная Россия». Автор секретного доклада «Русское масонство за 25 лет». В годы эмиграции сотрудничал во французском масонском журнале «Акация». Евгений Валентинович Роберти (1845−1915). Вместе с Ковалевским — один из основателей масонства в России. Близким другом Ковалевского и масоном был профессор Московского университета, кадет, Председатель Первой Государственной Думы Сергей Андреевич Муромцев (1850−1910).

Общими усилиями была основана «Думская ложа». В разные годы в ней насчитывалось около 70 человек. Это были хорошо известные политики, сыгравшие заметную, а иные и весьма крупную роль в деятельности Государственной Думы, истории России вообще.

Масонами были: Председатель Второй Государственной Думы кадет Федор Александрович Головин (1867−1937); Председатель Третьей Государственной Думы октябрист Александр Иванович Гучков (1862−1936).

Масоны, где бы они ни находились, всюду имели одну простую и привлекательную цель: занимать ключевые позиции. Образно говоря, плох тот масон, который не мечтает занять какую-нибудь руководящую должность, чтобы с высоты этого кресла наиболее эффективно влиять на положение дел. Граф Бобринский — заместитель Председателя Четвертой Думы. Прогрессивный блок, игравший ключевую роль в работе Четвертой Думы, возглавлял барон Меллер-Закомельский. Когда в 1915—1916 годах Дума вела затяжные и изнурительные переговоры с правительством о коалиции, на квартире Меллер-Закомельского непрерывно заседал мозговой центр. Целью этих ночных бдений было протащить в правительство как можно больше масонов. И она блестяще достигалась. Во Временном правительстве первого состава из 11 министров десять были масоны. И только один «профан» (так «братья» именовали всех немасонов).

В советские годы абсолютное большинство людей понятия не имели, кто же такие были масоны? Понятие это чаще всего употреблялось в устойчивом негативном словосочетании, молчаливо поощряемое официальной пропагандой: жидомасоны; жидомасоны, которые хотели установить мировое господство. Придя к власти, большевики приступили к плановой ликвидации масонов.

Третьего и двенадцатого августа двадцать второго года появились декреты 622-й, 623-й и 624-й за подписями Калинина и Енукидзе о запрещении всех обществ, не имеющих санкции правительства. Они развязали руки карательным органам. К лету 1928 года, бодро сообщили газеты, масонство было почти полностью ликвидировано. Аресты и расстрелы, высылка интеллигенции (и добровольный выезд ее) за границу, приговоры по делу Таганцева (когда был расстрелян поэт Николай Гумилев), разгром «Тактического центра», процесс Промпартии и другие акции вычистили страну от всех «тайных обществ». Последней была ликвидирована масонская ложа «Астрея», ее члены сосланы на Соловки.

Охота на бывших депутатов-масонов продолжалась и в тридцатых годах, когда советская власть, как утверждали сами большевики, победила окончательно и ей уже ничто не угрожало. 27 июля 1938 года расстрелян Матвей Иванович Скобелев, бывший социал-демократ, поддерживавший в Думе меньшевиков. В 1922 году, вернувшись из добровольной эмиграции в Россию, вступил даже в ВКП (б). Реабилитирован в 1957 году.

В апреле 1939 года приговорен к расстрелу князь Дмитрий Иванович Шаховской, известный думский деятель, кадет. В последние годы работал в кооперации, в Госплане, писал книги о Пушкине и Чаадаеве.

Последней по времени известной нам жертвой политических репрессий был депутат Третьей и Четвертой Государственных Дум, министр Временного правительства Николай Виссарионович Некрасов. Расстрелян 7 мая 1940 года. Реабилитирован в 1990 году.

Конечно, политический деятель такого масштаба, как Максим Максимович Ковалевский, не смог бы избежать насилия. Даже несмотря на его дружбу с самим Марксом. Но судьба хранила его от пыток и издевательств в подвалах Лубянки. Он умер 23 марта 1916 года и похоронен в Петербурге.

СПРАВКА «ПГ»

Масонство (от фр. franc-mason — вольный каменщик) — религиозно-этическое движение, возникшее в 1717 году в Англии и впоследствии распространившееся по миру.

Масоны стремились создать тайную всемирную организацию с утопической целью мирного объединения человечества в религиозном братском союзе. Почитая Бога как великого архитектора Вселенной, масонство допускает исповедание любой религии.

Масонами были многие европейские короли, президенты США — от Дж. Вашингтона до Г. Трумэна, государственные деятели — Б. Франклин, У. Черчилль, многие философы, писатели (Г. Э. Лессинг, Вольтер, И. Г. Фихте, И. В. Гёте, К. М. Виланд, И. Г. Гердер и другие).

Данные о первых масонских ложах в России относятся к началу 1730-х годов. Вначале масоны выступали дворянской оппозицией правительству, позже их идеи становились все более утопичными. В 1792-м масонство в России было запрещено. Правительство Александра I разрешило деятельность лож. Однако в истории русской мысли масоны заметной роли не сыграли.

Александр АЛЁШКИН кандидат исторических наук

http://www.pnp.ru/archive/18 200 118.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru