Русская линия
Православие.Ru Елена Чудинова17.11.2005 

«Мечеть Парижской Богоматери»: Антиутопия? Скандал? Предупреждение?
Интервью с автором книги, Еленой Чудиновой

События, описанные в книге Елены Чудиновой «Мечеть Парижской Богоматери» происходят в Париже в 2048 году. Ислам стал религией всей Западной Европы. Неисламское меньшинство загнано в гетто. Христиане снова в катакомбах. Евросоюз называется Евроисламом. Узнав о готовящейся ликвидации гетто, горстка христиан объединяются с деятелями национального сопротивления, чтобы вернуть Парижу его святыню, чтобы снова превратить мечеть «Аль-Франкони» в собор Парижской Богоматери. Отслужив первую мессу в заново освящённом храме, его взрывают.

Позволю себе привести цитату из авторского послесловия к книге. Это, разумеется, будет неполиткорректно, но это позиция автора, о книге которого мы собираемся поговорить сегодня… А бывают ли вообще на свете политкорректные писатели? Ну, из тех, которые -настоящие?

Е. Чудинова:

«Эта книга — книга христианки, христианки, быть может, плохой, но, во всяком случае, не полностью безграмотной. Этим и объясняется та жесткость позиции, за которую я еще, несомненно, услышу немало упреков. Спешу переадресовать часть их к Священному Писанию: именно там сказано решительно и четко: христианство — единственная истинная религия… Спаситель вообще сформулировал предельно четко: кто не со Мною, тот против Меня. Европа, в которой происходит действие моего романа, в минувшем столетии позволила себе хорошо поспорить со Священным Писанием и с Отцами Церкви, сказав, что все религии — сестры, все ведут ко спасению, но каждая — своей дорогой».

Время подкорректировало список вопросов, приготовленный для Елены Чудиновой, самым неожиданным образом ответив, какой вариант развития событий возможен — уже не на страницах книги, а в жизни. Оказалось, что опасности, на которые указывает в своей книге Елена Петровна достаточно серьезны, чтобы к ним повнимательней присмотреться.

— Как родился, с чего начался замысел «Мечети Парижской Богоматери»?

— Я из поколения, на глазах которого прошли афганская война и чеченские кампании, и я, конечно, не могла не задумываться о… некоторых особенностях ислама. Тенденции развития европейского общества в последние несколько десятилетий поставили ребром вопрос о перспективах, которые могут нас на этом пути ожидать. Уже горят христианские храмы, но европейцы молчат о том, что это все делают мусульмане.

— О. Андрей Кураев в своей книге говорил: «Не инопланетяне же, в конце концов, взрывают наши самолеты и школы! С этим „политкорректным“ тезисом можно было бы согласиться, если бы верующие каждой мировой религии по очереди устраивали теракты. То буддисты захватят школу и расстреляют в ней детей… То даосы взорвут самолет… То христиане подорвут кинотеатр…Может быть, терроризм — это следствие искаженного понимания Корана. Но ведь именно Корана, а не книги о Винни-Пухе»

— У меня был разговор с одним мусульманским деятелем, он пытался параллели проводить — у нас, мусульман — ваххабиты, а у вас, у христиан — пятидесятники, например, есть. Да, есть. Только вот пятидесятники, слава Богу, ни одного теракта не совершили.

— Почему действие Вашей книги происходит именно во Франции?

— Потому что именно Франция со своим либерализмом и политкорректностью много лет подряд подготавливала все именно к таким вариантам развития событий. Власти — с одной стороны и Католическая Церковь — с другой. Скажем, закон о хиджабе фактически стал во Франции законом о рясе и законом о сутане. Католический священник в соответствующей сану одежде не может войти в общественное учреждение. Католическая Церковь на II Ватиканском соборе (Второй Ватиканский собор проходил в 1962—1965 гг. Он был созван папой Иоанном XXIII и продолжен его преемником Павлом VI. Собор провозгласил идею «aggiornamento» — «осовременивания», «обновления» Церкви, признав фактическое равенство католицизма с другими христианскими течениями, (что означало практическое отрицание истинности самой Католической Церкви); объявив достойными уважения и содержащими элементы святости и истины нехристианские религии) допустила роковую для себя ошибку, растеряв большую часть своей паствы. Результат — пустые храмы в традиционно католических странах Западной Европы. Прибавьте к этому пресловутый европейский комплекс вины… Комплекс вины вообще интересная вещь. Он как-то успешно заменил собой то, что Киплинг называл «бременем белого человека». Комплекс вины воспринимается противной стороной как слабость. А слабых — бьют. Для немцев, успевших побывать хотя бы в гитлерюгенд, покаяние было необходимо и спасительно. Но когда чувствует себя виноватым немец, фашизма не видевший, родившийся много после…Вот это уже комплекс вины, это, немецкий народ очень ослабило. Тезис о «коллективной вине» нации работает только для виноватого поколения. Народ, не сумевший этого понять вовремя, разрушает себя изнутри. Причина нынешнего европейского кризиса — комплекс вины, пресловутая политкорректность и слабость католической церкви. Свято место пусто не бывает, его тут же заняли исламские радикалы.

— Чем, же, по-вашему ислам завоевывает сегодня сердца людей?

— Людям, испытывающим духовный голод, мало указать общее направление. Они нуждаются в конкретных инструкциях. Католичество с его одним постным днем в году их не дает. Человек приходит в католический собор во Франции и что он видит? Старинный резной конфессионал (кабинка для исповеди) выброшен за ненадобностью, вместо него современная пластиковая кабинка вроде телефонной с загорающейся надписью «занято — свободно». Внутри сидит священник, который пытается копировать стиль поведения платных психоаналитиков, стремится облегчить «чувство вины» и «снять комплексы». В стремлении стать мягче и ближе к людям католическая церковь растеряла значительную часть своей паствы. Православная церковь почти не занимается проповедью в Европе. Что остается людям? Ислам. Эта религия строго регламентирует жизнь, а люди устали от вседозволенности, они хотят правил, неважно каких, лишь бы религиозных. Церкви в Европе действительно превращаются в мечети. Причем пока безо всякой революции, тихо-мирно. Нынешний, современный ислам тяготеет к интернациональной сети. Это, строго говоря, уже не вопрос религии, а вопрос политики. Не обращать на него внимания преступно.

— Одно из Ваших интервью называется «Я не хочу жить в Московском халифате» Как же не нарушая прав других наций и ничего не пропагандируя, сохранить свои национальные особенности? Что делать, нам, русским, в нашем многонациональном государстве? Что, по-вашему нужно, чтобы в России такой вариант развития событий, равно трагичный и для мусульман, и для христиан, стал невозможен?

— Ну насчет равного трагизма… Что-то не видела я мусульман особо удрученных событиями во Франции, не встретились они мне, не повезло. Почему — не пропагандируя? В сущности, кто запрещает нам, русским, у себя дома, в России, ввести в школах основы православной культуры? Проповедь христианства, в том числе и у себя и за рубежом. Спрашивают, а хорошо ли я знаю Коран, а читала ли я таких-то их богословов… Я отвечаю: извините, я плохо знаю Коран. Я вот как раз и борюсь за право, живя в России Коран не знать. Да, к нам приезжают беженцы из других республик, но кто мешает их детям стать православными, понять и полюбить наши обычаи и культуру, воспринять ее и обогатить? А то каждый остается при своем, их здесь все больше и мы ничего не делаем для того, чтобы они поняли нас и полюбили. А я считаю, что мы должны бороться за их детей.

— Россия — для тех, кто любит Россию?

— Нет, еще неполиткорректней. Россия для тех, кто любит Христа.

— Так и напрашивается неполиткорректный заголовок «Елена Чудинова — мать православного экстремизма»

— Нет такого понятия, «христианский экстремизм» и не будет его никогда. Хотя, конечно героев моего романа кучкой террористов называли. Но это клевета на них. Человек, борющийся с оккупантами, не является террористом. У них нет другого выбора, у них вообще никакого выбора нет. Это абсолютный конец, абсолютное отчаяние.

— Вам конечно не раз этот вопрос задавали, но без него — никак не обойтись. О чем Ваш роман?

— В этот раз я отвечу так. Это роман об отчаянии, роман о безнадежности. Собор Парижской Богоматери взлетает в финале на воздух. Так же как былинный град Китеж уходит под воду. К Богу он уходит. Это единственный вариант развязки. Для него нет больше места на земле. И для христиан его больше нет.

«Отцу Лотару казалось, что это во сне он идет по огромному храму, пронизанному мечами солнечных лучей, похожему на корабль мачтами колонн, сужением алтарной части, прямизною предела, чем-то еще, не поймешь, чем. Хоругви должны висеть здесь, как паруса. Корабль, символическая основа храмовой архитектуры…Корабль, отходящий в Вечность»

— Самые радикальные и неоднозначные высказывания в книге Вы вложили в уста маленькой героини по имени Валери, расскажите о ней.

— Валерии ?- юродивая, но она ребенок. Ей необходимо привлечь внимание взрослых к тому, что происходит, к тому, что Дом Богоматери захватили чужие, она в отчаянии, и она ругается, она произносит худшее слово из всех, которые ей известны. Вот и всё.

— В связи с книгой часто упоминают имя итальянской журналистки Орианы Фаллачи, статья которой «Гнев и гордость» посвященная столкновению европейца с исламской культурой наделала много шума в Европе.

— Ориана Фаллачи, отчасти стала прототипом моей героини Софии. Ориана Фаллачи одной из первых увидела пределы, до которых может довести политкорректность и толерантность. «Защита собственной культуры стала в Италии моральным грехом. И учитывая это, запуганный неуместной кличкой „расист“ каждый замолкает, как кролик»

— В чем обвиняли «Мечеть Парижской Богоматери»?

— В чем только не обвиняли. В неполиткорректности, разумеется. В оскорблении неокатоличества. В православном экстремизме. В сионизме даже. Но все декларациями и ограничивается, по сути-то ничего не говорят. Было несколько провокаций, например когда пытались приписать известному религиозному деятелю, духовному лицу, резко критические высказывания о моей книге. По счастью, провокаторов покуда удается выводить на чистую воду.

— Ваши, книги выпускаются издательством «Лепта», в связи с этим хочется спросить, как Вы относитесь к книгам другого автора этого издательства, Юлии Вознесенской? Нужны ли они православному читателю?

— Это хорошая конкуренция Гарри Поттеру. Именно из книг Юлии Вознесенской обычный средний подросток, «купившись» на авантюрный сюжет, может узнать о таких вещах, о которых ему нигде больше не скажут. И вполне возможно, что в своем желании узнать больше он дойдет все же до церкви. Там-то ему и объяснят, в чем разница между православным фэнтези и православной духовной литературой. Но в качестве той самой пусковой пружины книги Вознесенской незаменимы.

— Если бы Вы писали свою книгу сейчас, после известных событий, что Вы написали бы по-другому?

— Да нечего мне уже к ней добавить. Эта книга меня сама нашла, я-то роман о шуанах писала. Пришлось прерваться, некоторые книги разрешения не спрашивают. Я теперь совершенно от книги свободна, она больше мне не принадлежит.

Беседовала Алиса Орлова

http://www.pravoslavie.ru/guest/51 116 141 737


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru