Русская линия
Труд Сергей Бабурин11.11.2005 

Зона национальных интересов
На вопросы корреспондента «Труда» отвечает заместитель председателя Государственной Думы Сергей Бабурин

— Сергей Николаевич, вы — один из немногих депутатов, кто в 1991 году решительно выступил против развала СССР. Как сегодня, накануне очередной годовщины Беловежских соглашений, вы оцениваете положение дел на постсоветском пространстве? Насколько успешно проводит здесь свою политику Россия?

— Нынче надо дискутировать о концепции государственно-национальной безопасности России. К сожалению, у политической элиты нет единства по этому вопросу. Во властных кабинетах еще много тех, кто при Борисе Ельцине ничего не делал для объединения страны, да и сегодня ничего не делает. Правда, их становится меньше. В Кремле, на мой взгляд, набирают силу здравомыслящие прагматичные политики, которые считают, что Россия должна вернуть экономические и политические позиции на пространстве СССР, вновь стать геополитическим центром русского цивилизационного единства. Сегодня всем понятно: на наших границах воцарится спокойствие только в том случае, если Россия твердо объявит постсоветское пространство зоной своих национальных интересов.

— А есть ли у России возможности для реализации такой воли?

— Очень большие. После гибели СССР на этом пространстве возникло несколько государств, а русская цивилизация, скрепляющая народы бывшего Советского Союза, пока еще жива и едина. Я недавно был в Узбекистане. Там, как известно, ввели латиницу, но книги и журналы в республике по-прежнему издаются на кириллице, как это и было многие десятилетия. В обиходе по-прежнему русский язык. Такое же положение и в других бывших советских республиках.

Конечно же, плацдармом этой объединяющей цивилизации является русский народ, искусственно разрезанный границами по живому. Именно поэтому сегодня националисты запрещают русский язык, русскую культуру, да и сам русский народ, который подвергается, я бы сказал резко, духовному и культурному геноциду. Это и предопределяет главную задачу нашей государственно-национальной безопасности: объединить духовно русский народ.

— Вот вы говорите: объединить русских. Но, к примеру, на Украине примерно треть населения — русские, да еще такое же количество русскоязычных этнических украинцев. Однако же украинский язык в «приказном» порядке вводится и в делопроизводство Крымской республики, русские общины разобщены. Подобная ситуация и в странах Балтии, где лидеры русскоязычных партий и организаций конфликтуют в борьбе за право быть «главным». Способны ли русские объединиться?

— Русские начинают постигать законы национальной солидарности. Протесты, прокатившиеся в Прибалтике, услышала Европа. Она вынуждена реагировать на нарушения прав русского населения в Латвии. Начинают приходить в себя, консолидироваться русские на Украине. Мы должны понимать: наше влияние в СНГ стоит больших денег, а значит, необходимо создавать различные институты и фонды поддержки русского языка, русской культуры, русскоязычных СМИ, вкладывать в это средства. У нас, на мой взгляд, серьезно не занимались консолидацией русских диаспор.

— Кстати, многие политики, якобы защищая интересы русских за рубежом, призывают вводить экономические санкции против тех государств, которые ведут антироссийскую политику. Но не пострадают ли от этого в первую очередь именно русские?

— В 90-е годы русские Прибалтики сами требовали ввести экономические санкции против Латвии и Эстонии. Мы вытерпим, говорили они, но пусть нынешние «лесные братья» образумятся. Ведь на российской экономике в основном наживались именно националисты.

Меня порадовали слова президента России Владимира Путина о том, что надо повысить цены на энергоносители для некоторых бывших «братских» стран до мировых уровней. Пора прекратить практику экономического подпитывания неблагодарных соседей. Россия кормит значительную часть населения Грузии, предоставляя ей энергоресурсы, а ее гражданам — работу. И что видим в ответ? Не просто антироссийскую политику, а порой элементарное хамство со стороны представителей нынешней грузинской власти.

— Но мы-то ведь поддерживаем Абхазию и Южную Осетию в их противостоянии с Тбилиси…

— Тот же Саакашвили, который захватил власть, совершив переворот, и теперь исполняет чужую волю, не раз заявлял, что конфликт, скажем, между Южной Осетией и Грузией — это якобы конфликт Грузии с Россией. А если выражаться точнее, это конфликт между Россией и Америкой. Вы думаете, Запад от избытка милосердия помогает Саакашвили создавать современную военную структуру, которую республика самостоятельно не смогла бы содержать? За этим кроется задача: нанести удар по России в самом уязвимом месте — на Северном Кавказе.

Многочисленные локальные конфликты, вспыхнувшие вдоль российских границ, знаменуют начало прямых военных действий, направленных на силовое выдавливание Российского государства из Кавказского региона. И от того, каков будет исход грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов, зависит не только геополитическая ситуация на Кавказе, но и территориальная целостность России. Но главное — большинство населения Абхазии и Южной Осетии приняло в соответствии с международными правовыми нормами российское гражданство, и наша страна обязана обеспечить безопасность соотечественников.

Как подчеркнул Владимир Путин в одном из своих посланий Федеральному Собранию, «сотни тысяч людей, проживающих и работающих за пределами своей страны, должны быть уверены, что Россия не бросит их, если они оказались в трудной ситуации». Эти слова определяют позицию страны в «русском вопросе».

Анохин Павел

http://www.trud.ru/005_Ptn/200 511 112 110 301.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru