Русская линия
Коммерсант10.11.2005 

Где Богу место?

Ирина Хакамада, лидер партии «Наш выбор», сопредседатель «Комитета-2008»:

— В душе человека, и не госдепу США заниматься нашими религиями. Хотя сейчас православие действительно становится доминирующей религией, почти госпроектом. Чиновники демонстративно исполняют обряды, а патриарх обращается к президенту чуть ли не как к помазаннику божьему.

Александр Чуев, зампред комитета Госдумы по делам общественных и религиозных организаций:

— Я считаю, что права православия, наоборот, сильно ограничены. РПЦ до сих пор не имеет телеканала, а у некоторых конфессий они есть в регионах. Церковь платит налог на землю, ей до сих пор не возвращено отобранное имущество. А в отдельных регионах, например в Курганской области, идет налогообложение таких церковных таинств, как крещение, отпевание, венчание. Положение церкви ухудшается, государство поворачивается боком к православию, хотя раньше использовало его для своих интересов. Я не против доминирующей роли православия в жизни людей, но государственной религией оно не должно быть и не будет. Это его уничтожит.

Геннадий Селезнев, независимый депутат Госдумы, председатель Госдумы 2-го и 3-го созывов:

— Возможно, кто-то у нас и воспринимает православие как новую национальную идею, но это неверно. Если православие станет госрелигией, это будет госпереворот. А госдеп США еще раз показал незнание российской действительности — как же мы подавляли другие религии, что мусульман стало 20 миллионов?

Сергей Митрохин, зампред партии «Яблоко»: — Если конфессия пытается стать государственной, это не ее проблема, а проблема государства. Я ни в чем не виню православие, которое терпимо относится к другим конфессиям. Виноваты непрофессиональные чиновники, которые дискриминируют, к примеру, католиков. Увы, личные вкусы чиновников играют в жизни государства слишком большую роль.

Сергей Бабурин, руководитель фракции «Родина» («Народная воля» — СЕПР): — Место церкви внутри человека. Русский человек — православный славянин. Православие — традиционная скрепа русского общества вне зависимости от этнического состава.

Геннадий Гудков, депутат Госдумы (фракция «Единая Россия»): — Православие на самом деле играет большую роль в России. В нашей стране 80% населения православные, и, естественно, православие занимает доминирующую позицию. Я за равноудаленность конфессий и светское государство.

Вячеслав Володин, зампред Госдумы, секретарь президиума генсовета партии «Единая Россия»:

— В душе. Россия — федеративное государство, где в каждом субъекте по-своему складывается религиозный вопрос. Я возмущен тем, что госдеп США обвиняет нас в засилье православия, в подавлении им других религий. Это не просто вмешательство в наши внутренние дела, это кощунственное вмешательство в межконфессиональные отношения. Мне было бы понятно, если бы какая-то другая конфессия подняла бы этот вопрос, но при чем тут США? Сдается, что они пытаются вбить клинья и между верующими разных конфессий в нашей стране.

Анатолий Приставкин, советник президента России, писатель: — Да мало ли что пишут американцы. Религия возрождается благодаря церкви, а не государству. Православная церковь на пути к возрождению. Я считаю, что государство не должно участвовать в делах церкви, иначе она помешает ей. Слава богу, что у нас нет государственной религии — и не должно быть. Ужасно, когда официальное лицо появляется в церкви, потому что и на него, и на церковь сразу же вешают ярлык.

http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=625 221&IssueId=23 557


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru